• Начало
  • » Историософия
  • » Метаисторический анализ ::: Противоречия в имперской среде ::: Гиркин vs Кургинян ::: "Вводить или не вводить" [RSS Feed]

#1 Июль 15, 2014 21:49:56

Дмитрий Ахтырский
Фёдор Синельников
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Метаисторический анализ ::: Противоречия в имперской среде ::: Гиркин vs Кургинян ::: "Вводить или не вводить"

 

Беседа Дмитрия Ахтырского и Фёдора Синельникова.

 

Д.А. В нашей беседе мы попробуем проанализировать метаисторическую подоплеку событий на востоке Украины.

Даниил Андреев, предложивший самую масштабную историческую модель со времен Маркса (в отличие от последней, модель Андреева изложена языком мифопоэзии), в “Железной мистерии” сделал предположение, что метафизическая сущность, стоящая за великодержавной государственностью России (Андреев считает сущности этого рода живыми сознательными существами, демонами великодержавной государственности, и называет их “уицраорами”), породила или породит в будущем три аналогичных ей сущности, три силы, способные в процессе войны с родителем заменить его в качестве правящего “излучателя” великодержавной государственности.

[читать примечание редакции, в котором кратко описывается метаисторический миф Даниила Андреева]

Концепция Даниила Андреева дает хорошие инструменты для анализа событий, происходящих в Украине и России - и, возможно, на данный момент является наиболее адекватной историософской моделью, обладающей весьма высоким интерпретационным потенциалом.

С точки зрения участников этой беседы, использующих модель Андреева в совем анализе, нынешняя постсоветская российская государственность поддерживается все той же сущностью, которая стала “правящим излучателем”, “царствующим Третьим уицраором (Третьим Жругром)” в 1917-1918 гг. Фёдор Синельников на основе андреевской модели разработал собственную историософскую концепцию. Согласно этой концепции, деятельность “метадержав” (так Фёдор Синельников именует “великодержавные сущности”) может быть описана в виде некоторых тенденций/закономерностей. Эти закономерности имеют отношение к рождению/возникновению и прочим стадиям метадержавного “жизненного цикла” и взаимоотношения метадержав “друг с другом”. Метадержавы проходят несколько стадий: эскалации, стагнации и деградации. После перехода на новую стадию восстановление прежнего состояния невозможно.

Согласно концепции Фёдора Синельникова, все существующие на данный момент в мире метадержавы находятся в состоянии деградации. Мало того, по некоторым причинам, описанным автором концепции, возникновение новых метадержав на планете стало невозможным. Однако, несмотря на это, могут появляться порождения существующих метадержав (Даниил Андреев называет их “отпочкованиями уицраора”, а Фёдор Синельников - “десцендентами метадержавы”) - но им не суждено занять место метадержав, находящихся у власти ныне.

“Прокси-война”, которую Россия ведет на территории Украины, привела к активизации на территории боевых действий десцендентов российской метадержавы - ее конкурентов, временно вступивших с “родителем” в альянс после аннексии Крыма. Однако после того, как российская метадержава застопорилась в своей агрессии, в “патриотической” части спектра российского политикума возник конфликт, чреватый расколом и далее масштабным кризисом российской государственности. Ситуацию этого раскола, его подоплеку и перспективы мы и постараемся обсудить в этой беседе.

Три десцендента, существующие ныне, проявляются в политико-идеологическом пространстве следующим образом:

1. “Неокоммунистическое” направление (его представителями являются не идущие на прямое сотрудничество с режимом силы, типичными представителями которой являлись или являются, к примеру, Анпилов с его партией, “Авангард красной молодежи”, частично - “Левый фронт” и НБП).

2. “Неоимперское” направление (монархисты, православные традиционалисты)

3. “Неонацистское” направление (к ним можно отнести часть нынешних “национал-демократов”, сторонников идеи русского “расово чистого” национального государства - причем с ориентацией на Европу, в которой союзными себе они видят правые силы).

Эти направления могут смешиваться в самых причудливых сочетаниях. Значительное число российских “патриотов” легко дрейфуют в идеологических водах. Многим из них важно само по себе усиление мощи российской империи, под какими флагами оно бы ни происходило. Таковы, к примеру, всеядные Дугин и Проханов. Фёдор Синельников выразился о них следующим образом: “Для того и другого совсем неважна ныне существующая имперская система. Для них самое главное - это подъем имперского стиля. Если они видят этот подъем в Путине - то да здравствует Путин. Их драма в том, что Путина они сейчас принимают не за того, кем он является на самом деле. Подъем-то липовый - артель "Реванш". А им ведь нужен такой, чтоб дух захватывало, чтоб песни народ слагал, чтоб дворцы строились, чтоб дискурсы были планетарными... Их разочарование в Путине неизбежно - ну не Гитлер он, не Сталин. Старенький евразийский воришка. А Дугину, Проханову, Кургиняну и пр. нужен орел. Неважно, что у него будет в когтистых лапах - серп и молот или свастика, главное, чтобы клюв был как лезвие и размах крыльев от Бенина до Никарагуа. Томятся империо-идеологи. Ждут новую Империю, а ее все нет и нет. Да и не будет уже”.

Вот как описывает идеологию этих трех “отпочкований” Даниил Андреев в “Железной мистерии”:

“На площади, незаметно для всех, появились три вышки с тремя Ораторами.

Первый

Ошибки рухнувшего
               мировластителя
                            роковые
Вполне простительны.
               Мы беспристрастны.
                             Я докажу...

Второй, перебивая

Для отомщения
            за окровавленную
                           Россию
Ядро народное
            подготавливайте к мятежу.

Третий

Нет: Юго-Западную
            и Дальневосточную
                        тиранию -
Вот кого рушьте,
            вооружаясь
                        по рубежу!

[...]

Первый оратор

Мы - обездоленные
            эксплуататорской
                        цивилизацией,
О коммунизме
            припоминающие,
                        скорбя...

Второй

За мною - русская,
            многострадальнейшая
                        из наций,
От иностранщины обороняющая себя...

Третий

За мной - Европа
            военных подвигов,
                        а не иллюминаций:
Стальной пружиной
            она раскрутится,
                        мир дробя!

[...]

Первый оратор

Лишь кратковременное отступление!
                        Волной растущей
Уже наверстываем,
             уж размножаемся у дворца...

[...]

Второй оратор

Он привлекал вас
            дискредитированною
                        доктриной,
Морочил ложью недовоздвигнутого.
            А я -
Я в каждом русском
            живу и крепну
                        мечтой старинной,
Сердца народа
            в тысячелетиях
                        животворя!

[...]

Эй, соотечественники!
            Тут скоморошествуют
                        лжепророки,
Гнездятся
            в выстуженных расщелинах
                        еретики,
Но с богом русским
            законопатим мы
                        все прорехи
И восстановим...

[...]

Третий

Сраженья будущего
            непредставимы
                        и сверхогромны,
Но застилают их
            песни наши
                        и праздный крик;
Дух ненасилия,
            к нам подсылающийся
                        вероломно,
Стремится выхолостить
            и обезволить
                        наш материк.
Не проповедовать
            и не кликушествовать
                        должны мы
Перед могуществом
            гипер-урана
                        или свинца:
Противоставим же
            демагогам,
                        рабам наживы,
Готовность к подвигу,
            воспламеняющую
                        сердца!
Пусть христианское человечество
            к ратоборству
Себя готовит,
            не празднословя
                        и не щадя:

Виват - всемирному
            Европейскому
                        Государству!

        Вождя!Вождя!

[...]

Марш

В ногу! Подхватывай стих,
                      бритт,
                      росс, и германец, и галл!
К бою, наследники трех
                      вер,
                      росших у северных скал!
Прадедов наших взманил
                      вширь
                      гордый морской горизонт;
Мы бороздили земной
                      шар
                      с фьордов до знойных Голконд;
Каждый из наших камней
                      полн
                      подвигов, песен, легенд;
Каждый средь наших полей
                      холм -
                      памятник, гордый гигант!
В творчестве - русский размах
                      слит
                      с опытом, зревшим века;
Слышен в чеканных шагах
                      ритм
                      славного материка.

[...]

В дикости разве не глох
                      Юг
                      раньше, до наших ветрил?
Разве не доблестный дух
                      наш
                      Азию плодотворил?
Но благодарности нет,
                      нет
                      в варварской мутной крови.
Будь же кровавым, ответ!
                      В бой,
                      Господи, благослови!
Пред нападающей тьмой
                      нет
                      нравственных "табу" ни в чем,
Только - с двуликой чумой
                      в бой
                      явным и тайным мечом!"

 

Поразительно, как в начале 50-х годов XX века, уже несколько лет находясь в заключении во Владимирском политическом изоляторе, Даниил Андреев предугадал основные пост- и неоимперские умонастроения частей российского общества и - шире - постсоветского пространства.

 

А теперь, наконец, начинаем нашу беседу.


Д.А. Очень интересные дела происходят в “патриотическом” стане. Среди “патриотов” наблюдается раскол по линии “Кургинян - Гиркин”. Что мы об этом можем сказать?

Ф.С. О расколе пока что можно говорить с известной долей натяжки. Сегодня они поссорились, завтра они могут помириться. Все очень ситуативно, все зависит от массы факторов.

Ведь и союз патриотов-имперцев в период правления Путина всегда был и остается до сих пор слишком рыхлым - уж очень разношорстны российские имперцы. Во-первых, они резко расходятся по своим идеологическим предпочтениям - от крайне-левых до монархистов и неонацистов. Во-вторых, патриоты-имперцы различаются и по степени радикализма: от вялых лоялистов, принимающих идеологию и методологию правящего режима, до фанатичных поборников тотальной переделки российской государственности. Потому распад российского патриотического лагеря был неминуем. Замечу, что еще только когда начиналась Новороссийская смута, радикальная и наиболее чуткая часть имперцев уже обсуждала вопрос о том, когда подлый ренегат Путин сольет протест. Так что переоценивать уровень консолидации российских шовинистов не стоит.

Если предположить, что наметившийся раскол в шовинистическом лагере подводит черту под периодом его относительной консолидации вокруг путинского режима, и наблюдаемая нами свара имеет стратегическое значение и долговременную перспективу, то это действительно любопытно.

Здесь нужно сказать, что Путин сумел сконцентрировать на себе восхищенные взгляды шовинистов, осуществив аннексию Крыма.

Но восхищение это - результат коллективной иллюзии. Дело в том, что для имперского российского сознания аннексия Крыма является психологическим замещением значительно большей потери стратегического значения - освобождения Украины от российского влияния. То есть аннексия Крыма была проявлением не мощи нынешнего российского режима, а его слабости, его неспособности удержать Украину. Путинский режим консервативен, а не экспансивен, как, например, сталинский или гитлеровский. Он стремится удержать продолжающую осыпаться Российскую (Советскую) империю, а не завоевать новое политико-географическое пространство. Украина и после 1991 г. оставалась в сфере влияния той же самой империи, которая тогда частично рассыпалась. Частично, но не полностью. Она не умерла и продолжала сохранять свое остаточное и крайне деструктивное влияние на Украину - через КПУ, через олигархов, местных чекистов, коррумпированных политиков и уголовников. И вот Украина, которая продолжала отдаляться от Российской империи с 1991 г., в 2014 году отрывается от нее окончательно. Такой конфуз трудно пережить и нужно хоть как-то компенсировать. Такой компенсацией и стал Крым.

Ввод войск в Крым - это знаковое событие. С точки зрения рациональной политики абсолютно безумное - потому что оно, если можно так выразиться, самопровоцировало последующие агрессивные действия со стороны России в отношении Украины. Когда начинает раскручиваться механизм имперской агрессии, остановить его очень сложно. Сказав “а”, они должны говорить “б, “в” - и так до последней буквы алфавита. На Донбассе же ситуация явно остановилась в развитии. Не столь важно, какие механизмы оказались задействованы в конце апреля этого года - был ли это шантаж Запада, который заявил, что миллиарды путинской элиты могут быть внезапно обнаружены, или это действительно раскол внутри российской политической верхушки. Если говорить не о механизмах, а о сути, то прямого и массированного российского вторжения до Днестра не произошло потому, что нынешнее российское государство не обладает необходимым объемом воли, мощи и смысла - у него дефицит во всех сферах. У него нет понимания ситуации, у него нет никакой стратегии, у него нет воли воплощать какие-либо долгосрочные программы. И у него нет силового ресурса, который оно могло бы куда-то приложить. Поэтому рано или поздно обязательно должно было начаться отступление.

Проблема была в том, как глубоко они завязнут в войне. Если бы они ввели войска в Украину, ситуация была бы еще более острая по последствиям. Сейчас ситуация тоже острая, уже потому, что они НЕ вводят войска. Получается, что с Западом конфликт замораживается, но начинается дестабилизация в патриотическом лагере - на поле, на котором постоянно играет Путин в последнее время. Он, собственно, на нем играл всегда - с той или иной степенью интенсивности и с той или иной степенью убедительности (я говорю о Путине не как о персонаже, а как о репрезентаторе, о “Путине” как образе, коллективном феномене). И Российско-советская империя в Украине 2014 года должна была когда-то начать отступать.

В самой российской элите, внутри российской элиты отсутствует целостность. Я сейчас говорю именно об элите, выражающей волю Третьей Российской метадержавы, а не о радикальных маргиналах. В этой элите есть “недоястребы” и “недоголуби” - это первый момент. Второй момент - внутри российской элиты можно наблюдать несколько идеологических векторов. Есть левый вектор, который наиболее ярко выражается Зюгановым и ориентирующимися на него политиками и гражданами. Есть вектор националистический. И есть вектор квазилиберальный. Но если мы выйдем за пределы сферы ныне существующей метадержавы, то мы увидим, что там эти три вектора имеют радикальные продолжения, которые инициируются “десцендентами” (или, как говорил Даниил Андреев, “отпочкованиями”).

Д.А. Итак, у “патриотов” снимается сериал: Кургинян против Гиркина. Кургинян с треском проигрывает, если рассматривать только “патриотическую” блогосферу. Гиркин показал, что он стал культовой фигурой.

Ф.С. Он теперь стал опасен для Путина.

Д.А. Очень. Гиркину теперь нужно постоянно оглядываться.

Ф.С. Путину надо убить его руками украинцев.

Д.А. Не вышло.

Ф.С. Пока не вышло.

Д.А. Неудача Кургиняна в том, что если Гиркина уберут - блогеры будут говорить, что его замочил Путин. Хотя совсем не факт, что Кургинян выполнял чей-то заказ. Распространяется мем “слив Новороссии”. Союз отпочкований с родителем разрушается.

Ф.С. Этого союза никогда и не было.

Д.А. Временный - был. В этом году. Если и не союз, то действия в одном направлении. Синергичность.

Ф.С. Это не союз. Здесь скорее была краткосрочная консолидация российского патриотического политикума вокруг элиты старой метадержавы, репрезентируемой Путиным. Не знаю, как коллективный Путин будет выкручиваться. Затягивание конфликта ему вредит. При этом по опросам более 60% россиян против введения войск в Украину. Надо Путину снижать градус пропаганды. .

Д.А. Главное - от Путина отворачиваются. Пророссийские товарищи начинают петь: “Путин - х..ло”. А градус пропаганды пока не снижают. Хотя “Российская газета” стала весьма умеренной. У них теперь бои идут между “силовиками” и “ополченцами”. Никаких “нацистов” и “бандеровцев”.

Ф.С. Нужно, чтобы умеренным стал Киселев.

Д.А. Киселев пока остался как есть. В “Вестях недели” от 6 июля он даже интервью с Гиркиным показывал.

Ф.С. Я не понимаю - то ли Путин ящик не контролирует, то ли команды обратной не дали. Или его уже подсиживают.

Д.А. Вот и я гадаю. Все очень интересно и странно. Соловьев при этом проталкивает дипломатический вариант решения. Ковер ходуном просто ходит, такое ощущение.

Ф.С. Тут ведь еще такое дело. Вот мы говорим - “уицраор”, “отпочкование”... А человеку в нижней или даже средней части иерархической пирамиды довольно легко переформатироваться. Был выразителем воли Третьего Жругра, стал за отпочкование - и наоборот.

Д.А. Сознание у многих людей бинарно - а если появляется нечто третье, то для такого сознания все становится слишком сложно. Есть “наши”, есть “ихние”. А от сложностей голова пухнет. Такой человек как раз может быть сразу за всех, лишь бы “клюв был железный”. Как Дугин или Проханов. Выражают интересы суверенности шрастра как такового.

Ф.С. Дугин и Проханов - универсалы. А часто “наши” оказываются разнородны. Гиркин - монархист, другие хотят в СССР, третьи, как Губарев - из РНЕ. Думаю, что все они выражают не интересы шрастра, а каки-то сил в шрастре. Шрастр не однороден - как и российская элита. Скорее, тут можно говорить о раруггах.

Д.А. Я не уверен, что раругги способны порождать дискурс. Проханов и Дугин могут быть инвольтированы силами, которые высматривают, какая имперская сила в российской метакультуре перспективнее.

Ф.С. А никакая не перспективнее - смены уицраоров не может быть.

Д.А. Это в твоей модели ее быть не может. А в их модели - может. Они смотрят на мир не твоими глазами.

Ф.С. Я думаю, что элита шрастра все прекрасно понимает и действует по какой-то своей логике, исполняя задачу, поставленную ей “наверху”, более могущественными демоническими инстанциями. Вполне возможно, что эта задача - деконструкция собственного шрастра.

Д.А. Это элита. Но там есть не только элита. Им шавва нужна. А действующий уицраор плохо ее качает. Нужна “подмога”. Возможно, игвы могут сознательно “поддерживать на плаву” отпочкования” - не с целью смены уицраоров, а для генерации дополнительного питания.

Ф.С. Тогда получится полицентричность - а это очень опасно для всей российской изнанки.

Д.А. А что делать, если шаввы мало. Теперешний вообще не сможет ее качать без дискурса отпочкований, кстати. Ничего своего у него не осталось.

Ф.С. Интересно, что существование как нынешней Третьей метадержавы, так и чисто гипотетическое утверждение на ее месте одного из двух ее десцендентов - неокоммунистического и националистического (с третьим - “неонацистским” или “радикальным национал-демократическим” - ситуация значительно сложнее) исключают развитие демократие в России. В России демократия разрушит целостное полиэтническое и географически разнородное государство, и его части будут тяготеть к другому интеграционному центру - Западу. Поэтому и нет в России ни корпораций западного типа, ни гражданского общества - и то, и другое будет стремиться к глобальной модели, а не поддерживать российский регионализм.

Д.А. Возможно рассматривать российскую империосферу не как дискретное пространство, но как континуальность. Тогда мы будем иметь некий “метадержавный континуум”. И в этой континуальной системе координат каждая конкретная позиция, каждое конкретное умонастроение, каждая конкретная вовлеченность будет своего рода локализацией в том или ином месте - или даже функцией с переменными.

Ф.С. Такой подход может дать существенные этические бонусы - поскольку позволяет отстраниться от империосферы как таковой, показав ее негатив, в котором все эти силы “мазаны одним миром”.

 

 

1 Примечание редакции. В следующих частях текста будут употребляться некоторые понятия, введенные Даниилом Андреевым. Поскольку значение этих слов может быть неизвестно многим из наших читателей, мы постараемся дать им краткое определение.

Миф Андреева включает в себя, в частности, понятие "метакультура". Метакультура - это "культурный космос", сегмент "планетарного космоса", состоящего из множества пространств/реальностей, которые Андреев называет "слоями". У метакультуры есть два этически разнонаправленных полюса. Благой полюс - это "демиург", "соборная душа" и "небесные грады" ("затомисы") с братством просветленных. Антиполюс - демон великодержавной государственности ("уицраор"), силы деструктивного хаоса ("велга") и высокоинтеллектуальное "античеловечество" ("игвы"), использующие уицраора в своих целях, но и зависимые от него. Промежуточное положение занимает "каросса", "ваятельница плоти" народа, связанная с сексуальной жизнью человека, деторождением и "чувством рода" - по сути благая, каросса находится под влиянием демонических сил. Уицраоры и игвы подчинены более могущественным демоническим силам планетарного космоса. Шрастры - слой обитания игв и раруггов (крайне эмоциональные гневные существа, находящиеся в союзе с игвами, их коррелят в человеческой психике - сильно аффекированные состояния, связанные с шовинистическим комплексом).

Один из сюжетов андреевского мифа, актуальный для нас в данном случае, таков. Уицраор, претендующий на защиту народа от угроз, берет в плен соборную душу народа, блокируя ей доступ к душам людей и выдавая себя за демиурга, а кароссу - за соборную душу. Освобождение народа от великодержавной государственности связано в этом мифе с освобождением соборной души и воссоединением ее с демиургом.

Эти образы могут быть интерпретированы в рамках юнгианского психоанализа. Демиург и соборная душа проявляются в сознаниии и бессознательном человека и коллективов как архетипы высших психических переживаний (свободы, любви и творчества). Уицраор - жесткий архетип, связанный с насильственной властью, проявляющийся в психике в форме шовинистических и имперских мыслей и эмоций. Велга - деструктивный архетип эгоистического распада. Каросса - архетип рода, крови и почвы, в негативном своем аспекте проявляющийся в виде различных форм ксенофобии. Игвы - более тонкие архетипы, тоже связанные с властью, позволяющие манипулировать более грубыми областями, связанными с шовинизмом и ксенофобией. Шавва - психические переживания, связанные с поклонением архетипу великодержавия, подпитывающие этот архетип и тем самым его усиливающие.

Андреевский миф, как нам представляется, дает прекрасные эвристические возможности для анализа социально-политической реальности.     [обратно]

 

См. также:

Метаисторический анализ ::: Конфликт на востоке Украины

Метаисторический анализ ::: Ситуация на востоке Украины

Метаисторический анализ ::: Ситуация на востоке Украины  (продолжение 1)

Метаисторический анализ ::: Ситуация на востоке Украины  (продолжение 2)

 



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано fedor (Дек. 28, 2014 23:08:20)

Офлайн

  • Начало
  • » Историософия
  • » Метаисторический анализ ::: Противоречия в имперской среде ::: Гиркин vs Кургинян ::: "Вводить или не вводить"[RSS Feed]

Board footer

Модерировать

Powered by DjangoBB

Lo-Fi Version