яблококаждыйпредставляетсебепоразномунеобязательнокаксолнце проект выход сетевой журнал:::::

 

Беседа Фёдора Синельникова и Дмитрия Ахтырского

 

Д.А. Эти метадержавные десценденты (уицраориальные отпочкования), о которых шла речь в предыдущей части нашей беседы - не институционализированы. Нет мощной неокоммунистической партии, неоимперской, неонацистской. Например, у одного из десцендентов второй российской метадержавы была мощная партия - партия эсеров. У другого - большевистская партия. И сейчас у десцендентов есть шанс институализироваться в Донецке и Луганске.

Ф.С. Такого шанса нет. Донбасс может быть либо оккупирован российскими войсками, либо принадлежать унитарной Украине.

Д.А. Ты хочешь сказать - если путинский режим поймет, что мятежники в Донбассе побеждают, то он введет войска? То есть он введет войска не в том случае, если сепаратисты будут проигрывать, а в том случае, если он будет выигрывать?

Ф.С. Я полагаю, что в сложившихся на сегодня условиях путинская Россия не введет туда официально свои войска ни при каких условиях. А радикалы в Донбассе, стремящиеся к созданию там государственной системы, альтернативной не только Киеву, но и Москве, не могут выиграть. Они не могут победить Украину без поддержки официальной России. А путинский режим заинтересован в совсем ином, карманном Донбассе, который будет полностью лоялен нынешнему режиму Кремля - лучше в составе федеративной Украины, но можно и по приднестровскому варианту. И здесь возникает для Кремля состояние цугцванга. Открыто ввести войска в Донбасс и установить оккупационный режим “Путин” не может. Однако поставки российского оружия мятежникам без ввода войск - это весьма опасная игра для путинского режима. По мере ожесточения противостояния в Донбассе возрастают шансы их выхода из-под контроля Кремля. Отказ от поддержки “новороссии” тоже наносит удар по путинскому режиму. “Путин” пытается найти какой-то промежуточный вариант, но слабость всей нынешней имперской системы России обрекает “Путина” на поражение.

Д.А. Но каковы возможности для Украины выиграть? Стереть Донецк? Я так понимаю, что сил для того, чтобы вести точечные боевые действия в городах, у украинцев нет - и они применяют артиллерию. То есть они воюют не самыми современными методами. Они стараются не вступать при этом в близкий контакт. Но, если Украина пойдет на разрушение Донецка, она поставит себя в крайне невыгодные условия, растеряв свой имидж уже и на Западе. Это помимо этического компонента проблемы.

Ф.С. Да, Донецк трудно штурмовать. Но я бы хотел в связи с темой разрушений в Донбассе отметить еще такой момент: Донбасс был ущербным в социальном плане регионом Украины,а во время боев он пострадал еще больше. И восстановление потребует колоссальных вливаний. Еще и поэтому оккупация Россией Донбасса немыслима.

Д.А. Получается, что Донбассом не хочет занимать никто - ни Россия, ни Украина.

Ф.С. Его не хочет оккупировать Россия, а национально-демократическая Украина не хочет искать с ним компромисса - потому что он 23 года практически диктовал всей Украине свою ущербную политическую программу. Нынешние боевые действия там - это карма народа Донбасса. Если говорить с гуманистической точки зрения - да, это трагедия. Но мирного выхода из нее уже нет - военные действия Украины должны быть доведены до логического завершения. Потому что оставить этот очаг незатушенным - это обречь всю Украину на дестабилизацию.

Д.А. Но вопрос - есть ли силы. Славянск украинцы не взяли - инсургенты ушли сами.

Ф.С. Они сами ушли, потому что туда пришло столько людей, и с таким вооружением, что стало очевидно - лучше уйти самим.

Д.А. Кургинян тут предъявляет бронебойный аргумент. Стрелков говорит, что он ушел, чтобы защитить мирных жителей в Славянске. Чтобы город не был разрушен. И Кургинян говорит? “И что, теперь вы пришли в Донецк?”

Ф.С. Я думаю, что Стрелков неплохой тактик - и он понимал, что с теми силами, которые у него были, удержать город было невозможно.

Д.А. Он не захотел становиться мертвым героем.

Ф.С. Непонятно, куда он денется дальше. Ему же нельзя в Россию. Его не пустят никуда.

Д.А. Сейчас мы посмотрим - что будет происходить в ближайшие дни в Донецке. Удастся ли Стрелкову справиться с “разбродом и шатаниями”. Удастся ли ему стать настоящим вождем этого образования. Имперско-советский блогер “Максим Калашников” пишет: “Чего боится Кремль? Кремль боится того, что армия Стрелкова, героически обороняя Донбасс уже в безнадежной ситуации, затем отойдет, сметая пограничные кордоны, на юг Российской Федерации, где на его сторону перейдут местные казаки, тысячи русских националистов и все недовольные властью”.

Ф.С. Типа - не удалось с Новороссией, получится с Кубанью? Кстати, этнический контингент близок: и там, и там - обрусевшие украинцы, утратившие свою идентичность.

Д.А. И возникает вопрос - будет ли в такой ситуации, в ситуации перевода боевых действий на территорию России, воевать российская регулярная армия. Воевать со Стрелковым или ему подобными. Я думаю, что вопросы такого рода им приходят в голову перво-наперво. Нам они приходят в голову позже. Для них это вопрос выживания, жизни и смерти. Они об этих вещах и во сне думают. Спят сейчас - и им снится Гиркин. Они рассчитывают на то, что Гиркина убьют? Или будут подсылать к нему убийц?

Ф.С. Гибель Гиркина устроит и Путина, и Украину. В России к тому же это устроит и часть патриотического сообщества, заглушив совесть ее представителей и снабдив их образом мертвого героя.

Д.А. Ты полагаешь, что Донецкая республика не успеет институционализироваться?

Ф.С. Я не вижу у них нет ресурсов для устойчивой институционализации. Например, такой ресурс был у Приднестровья. Благодаря чему? Благодаря тому, что туда вошли российские якобы миротворческие войска. Такой ресурс был у Южной Осетии и Абхазии - опять же благодаря тому же самому фактору. Такой ресурс был у Нагорного Карабаха - благодаря тому, что туда вошли армянские войска. Достаточно сравнить военно-политические масштабы Молдовы или Грузии с Россией, и все становится ясно. Но Украина гораздо более мощное государство, чем Молдова и Грузия, и на ее территории (если не считать оккупированный Крым) российских войск нет.

С Приднестровьем связан еще один очень интересный момент. Приднестровцы сохранили у себя советскую стилистику. А в “Новороссии” сразу обозначилось много внесистемных компонентов, которые не монтируются в ныне существующую российскую имперскую модель - я говорю о Третьей Российской метадержаве, а не о ее десцендентах. А если говорить о десцендентах, то создание государства, в основе которого будет активность одного из них - это фундаментальная угроза для существующей Третьей российской метадержавы - страшнее исламских фундаменталистов на Кавказе.

Интересно отметить, что в конце апреля российская сторона приняла решение об отводе войск. Почему они отказались от вторжения - если говорить об этой проблеме на уровне приводных механизмов - неизвестно. То ли это давление Запада. То ли это понимание того, что Украина оказалась более консолидированной, чем они рассчитывали. Они рассчитывали на пропутинское восстание от Днестра до Харькова, а восстания такого масштаба не получилось. Сам этот кремлевский проект - “Новороссия” - аморфный. Существуют Донецкая и Луганская республики с заметным радикальным элементом. Они сейчас хоть как-то структурированы. Но эти структуры представляют опасность для путинского режима. А лояльная Кремлю “Новороссия” во главе с Царевым - это еще вообще непонятно что такое.

Д.А. Вопрос: Украина возьмет паузу, прежде чем наступать на Донецк или пойдет наступать сразу? И если она не пойдет сразу, а возьмет паузу, то у структур в Донецке будет время, для того чтобы решить проблему внутренних распрей. Укрепить иерархические структуры подчинения. Они могут не удержаться в результате украинского наступления. Но они тогда могут попробовать отступить в Россию.

Ф.С. Государство - это не котомка, которую можно взять и унести с собой. Оно требует еще и территориального бэкграунда.

Д.А. Но нужно учитывать опыт ранних государственных образований. Или образования Махно. Оно гуляло.

Ф.С. Но оно гуляло по весьма ограниченной территории. И когда Махно ушел в Румынию, махновщина закончилась. Он не унес махновщину с собой за Днестр.

Д.А. Россия поставит заградотряды и их не пустит?

Ф.С. Они будут интернировать их, заставлять сдавать оружие.

Д.А. Восставшие могут прорвать границы.

Ф.С. Большинство пророссийских ополченцев не пребывает в состоянии глубокого и принципиального неприятия путинского режима. Их взгляды эклектичны и противоречивы. Они часто хотят вообще непонятно чего. Многие их них не будут пытаться воевать в России с путинским режимом. Я думаю, что их, скорее, Путин или его преемники будут пытаться потом засылать в Украину в качестве партизан, создавать подпольные структуры, которые будут вести террористическую деятельность.

Д.А. Но у них сейчас развиваются антироссийские настроения.

Ф.С. Они, скорее, антипутинские, а не антироссийские. И что?

Д.А. Они перестают быть лояльными Путину.

Ф.С. Ты пытаешься обрисовать некую гипотетическую ситуацию - в Россию входит организованная сила, которая начинает активно воевать. Такой потенциал у инсургентов есть. Но задача российской власти - максимально погасить этот потенциал на украинской территории. Чтобы на украинской территории убили как можно больше радикальных инсургентов.

Д.А. Я с тобой согласен. И чтобы этих государственных образований больше не было. Чтобы восстание на украине приняло чисто партизанские формы.

Ф.С. Либо - что было бы совсем для Путина прекрасно - создать в Донецке полуавтономный анклав во главе со старыми местными элитами, лояльными Кремлю и зависимыми от него.

Д.А. После чего действующие вооруженные формирования объявить террористическими.

Ф.С. Скорее, инкорпорировать их в систему безопасности этих местных коррумпированных элит - и тихо слить восстание. Пророссийская автономия в Донбассе позволила бы Третьей Российской метадержаве на какое-то время отсрочить окончательный уход Украины на Запад.

Д.А. Но после прихода Гиркина в Донецк - непонятно, с кем они будут вести переговоры? Какие элиты туда придут? А Донецк их примет? Гиркин заявил, что никакого Медведчука не будет ни при каких условиях.

Ф.С. Тем скорее физически закончится Гиркин, я полагаю. Если на переговорах не будет Медведчука или ему подобного - то какой смысл Путину эти переговоры навязывать Украине? Медведчук, Шуфрич, Новинский, Ахметов - это фигуры, которые путинский режим рассматривает сегодня в качестве своей коллективной креатуры. А отнюдь не Гиркин.

Д.А. Убрать Гиркина - это может быть сильным ударом по тем, кто попытается это сделать. Одно дело - убрать Рохлина. Другое - убрать действующего боевого командира. Который уже находится для российских патриотов в славе Че Гевары.

Ф.С. Ты рассматриваешь ситуацию, как она в принципе теоретически могла бы сложиться. Теоретически можно предположить все, что угодно. Что Гиркин возьмет и Киев, и Берлин, и Нью-Йорк. И мы можем долго рассуждать о том, что будет делать Запад, если Гиркин вторгнется в Польшу или разместит “Грады” на Марсе. На самом же деле Гиркин и его движение в Украине обречены. Они не могут ни создать собственное государство, ни уйти в Россию как самостоятельная и целостная военно-политическая сила. Допустим, Гиркин говорит: “Нас предали, поэтому мы начинаем войну с путинским режимом”. Но большинство рядовых ополченцев к этому не готово. Одно дело - стрелять в “фашистскую хунту”, “укров”, “предателей”, “бандеровщину”. Другое дело - стрелять в своих же русских, которые еще вчера им помогали оружие через границу доставлять. В этом смысле у Гиркина нету куража, он не Лимонов. Не случайно, что он военный реконструктор. Он слишком историк. Как во мне нет куража предсказывать будущее, так и в Гиркине нет куража взять Кремль. Историк - это особое состояние сознания. Он все время привязывается к тому, что уже было, он не вырывается из этого пространства - к сожалению или к счастью. Поэтому и тактика у Гиркина скорее оборонительная, нежели наступательная. Об этом тот же Калашников писал - что в принципе Гиркин мог бы развернуть диверсионную деятельность по всей территории Украины. Гиркин, хотя у него мозг прозомбирован - при этом сам он, судя по всему, не отморозок. В отличие от какого-нибудь Безлера, или Пушилина, или совсем уж одиозной фигуры Пономарева. Пономарева-то Гиркин и арестовал.

Д.А. Гиркин и Пономарев - явные психологические антиподы.

Я говорю вот о чем. Если бы вчера или позавчера Гиркин погиб в Славянске, героически его обороняя - все было бы понятно. И все дальнейшие медиа-ходы тоже были бы понятны. Я говорю даже не о самом Гиркине и его психологии, а о мифе Гиркина, который возник в результате в российском обществе. Теперь ситуация совсем другая. Любой вариант гибели Гиркина будет интерпретироваться уже двояко. В любом случае получит ход интерпретация, что его убрала российская сторона. Определенные фигуры начнут об этом говорить. Типа Дугина и Холмогорова. Увольнение Дугина из МГУ - тоже знаковая вещь. И уход декана социологического факультета МГУ Добренькова, ярого реакционера. Не Садовничему же пришла вдруг в голову идея, а не уволить ли ему Дугина. И Дугин начал утверждать, что “лунарный Путин победил солярного”. Он для путина оставляет еще ходы, мосты не сжигает. Но он целиком за Гиркина и против Кургиняна. Сплошная “Новороссия”. И предательство “шестой колонны”.

Ф.С. Седьмой, восьмой…

Д.А. А дальше все черепахи, черепахи, черепахи… Российское телевидение, продолжая показывать ужасы, делает акцент на том, что для России ввод войск неприемлем, что нужно дипломатическое решение. Соловьев свой “Воскресный вечер” закончил забавной фразой: “Поражение в Крымской войне было нивелировано дипломатией Горчакова - не надо переоценивать роль войск”.

Ф.С. (смеется) Ну какая же б..дь. Как же нужно любить деньги, чтобы публично и у всех на виду...

Д.А. Мне интересно, на что все это рассчитано? На то, что 90% людей просто ничего не понимают в принципе? Не помнят, что было позавчера и не могут сделать никакого логического вывода? Они не в состоянии понять, что им совершенно откровенно врут?

И плевать, что какие-нибудь Дугин и Холмогоров будут недовольны. Типа, кто знает этого Дугина и этого Холмогорова? Впрочем, я не могу точно сказать. насколько эмоции типа “крымнаш” были глубоки. Можно ли было орать “крымнаш”, а потом через неделю об этом забыть?

Ф.С. Это феномен гиперинформационной эпохи. Все очень быстро забывается. Человек живет небольшими промежутками времени. И поскольку информации поступает всегда много, сознание стирает то, что было совсем недавно.

Д.А. В российском информационном вещании возник парадокс. России а нем больше нет. Есть только Украина. Дмитрий Киселев посвящает Украине весь первый час в своих “Вестях недели”. А о России - какой-нибудь один маленький репортаж. Например, о ЕГЭ по русскому языку. И так длится уже несколько месяцев. Если они вдруг откажутся от украинской темы, то о чем они будут говорить? Они выключили обывателя из течения российской жизни в принципе. В информационном пространстве России как будто просто нет.

Ф.С. При этом, как я вижу по соцопросам, народ подустал от украинской темы. Градус накручивается - а ничего не происходит. Демонстрируется бесконечный проигрыш - и ужасы. Хотя у России есть танки и самолеты.

Д.А. Поэтому у меня когнитивный диссонанс. Я не понимаю, что они делают. И понимают ли они сами, что делают - или они сами ничего не понимают, и все идет как идет.

Ф.С. Они запустили процессы, которые не могут остановить. Там действует настолько много шестеренок… Сверху могут начать переключать механизм, но пока дойдет до последней шестеренки… К тому же для многих людей это действительно болезненная тема - “русский мир”, “Новороссия”.

Д.А. Это действует еще и как сериал. Человек включает телевизор - а про Украину вдруг больше не говорят.

Ф.С. Здравых перспектив для Путина, позволяющих ему без потерь выйти из донбасского кризиса, я не вижу. Ситуация во многом патовая. Приемлемый вариант для Кремля - приход на место поверженных Гиркина и других полевых командиров системных прокремлевских коррумпированных политиков.

Д.А. Но если Украина военным образом победит эти формирования - то на хрена им посредничество Путина?

Ф.С. Не только Путина, но и Ахметова-Медведчука. Если будет установлен военный контроль над этой территорией, то можно спросить Ахметова, не давал ли он денег всем этим господам?

Д.А. Есть еще одна категория людей - “национал-либералы”. Они ценят права человека, но готовы ими пожертвовать ради “интересов родины”. Но если Путин не ведет к торжеству “русского мира”, тогда для них закручивание гаек внутри страны перестает быть оправданным.

Ф.С. Проблема российского общества в том, что его нет. В России есть недовольные индивиды. Есть недовольные группки недовольных индивидов. Но гражданского общества нет. Формально оно есть - есть “граждане”, паспорта, Государственная Дума, суд. Но де-факто на общенациональном уровне нет ни гражданского общества, ни гражданского достоинства.

Д.А. Соответственно, нет “властителей умов”. Если какой-то сторонник Путина сейчас скажет: “Ах, так ты собака, а не царь-батюшка”...

Ф.С. Его отключат от кормушки и от зомбоящика. Властители дум, точнее оформители общественного мнения, могут существовать в диалогической неконфронтационной среде сетевого гражданского общества. А в России такой среды нет - нет и консенсуса элит. То, как российская система выстроена, надо называть не консенсусом элит, а как-то иначе. Это на Западе можно говорить о консенсусе элит. А в России или, например, в Китае это можно назвать выстраиванием пресловутой вертикали власти.

Д.А. Но что же тогда, с твоей точки зрения, сможет поколебать в 2015 году власть Путина?

Ф.С. Я думаю, произойдет устранение этой фигуры и смена режима на менее одиозный - менее одиозный для самой же чекистской олигархии.

Д.А. Если нет даже консенсуса элит - то кто будет менять фигуру?

Ф.С. У нас смена верховных фигур происходит и без консерсуса элит. Например, смещение Хрущева. Верхушка договорилась - Хрущева убрали.

Д.А. 2015 год уже недалеко. Как ты считаешь, какая группа может на это пойти? Кооператив “Озеро”?

Ф.С. В том числе. К примеру, при позднем Сталине старая стилистика правления стала невозможной и неэффективной. Уже не нужно было концлагерей и основанной на них экономики… Поэтому Сталин оказался избыточной фигурой для системы.

Д.А. Все-таки удивительно, если они сейчас сдают назад - то зачем они тогда брали Крым? Даже если они сейчас не войдут в Новороссию, от санкций их это не спасет.

Ф.С. Если говорить не о логике, а об эмоциях - вероятно, работал механизм “скватить сейчас вместо того, что потеряно”. У человека отняли сто рублей, и вдруг у него появляется возможность отнять обратно десять.

Д.А. Но тогда такой человек должен понимать, что у него мало шансов на конечный успех, зато можно умереть красиво и жестоко. Пойти ва-банк - во все стороны света. Вторгнуться не только в Украину, но и в Прибалтику.

Ф.С. У них отсутствуют три компонента - стратегия, воля и сила.

Д.А. Но на то, чтобы схватить эти десять крымских рублей, тоже нужна была какая-то воля.

Ф.С. Десять крымских рублей похитили потому, что в Украине в тот момент не было никакой власти. Украина на какое-то время оказалась совершенно деконструирована в плане организации властной системы.

Д.А. Но они же понимали, на что идут - что это первая аннексия в Европе после Второй мировой.

Ф.С. У меня до сих пор в голове не укладывается, что пошли на такую авантюру как присоединение Крыма: полное отсутствие политической логики и долговременной стратегии.

Д.А. В этом была бы логика, если бы у них уже был замах, если бы они шли ва-банк. “Да, мы присоединяем Крым, а вы все идете на три буквы - и вы все впредь будете кушать то, что мы вам наложим”. Но замах был на рубль, а удар на копейку.

Ф.С. Важно уточнить, о каком субъекте принятия решения мы говорим. Мы говорим об уицраоре, или мы говорим о российской элите как о некоем коллективном бессознательном, или мы говорим о конкретных персонажах, которые принимают решения под свою личную ответственность?

Д.А. Если российский уицраор слаб, то он свою волю может реализовать с большим трудом. Она просто не доходит до реализации.

Ф.С. Его стратегия - не завоевательная, а консервативная. Он не пытается захватить что-то новое. Он пытается удержать то, что у него есть. То, что он уже окончательно потерял, он уже не пытается удержать - например, Прибалтику.

Д.А. У меня была идея, что он существует после 1991 года “по доверенности”. Он не подвергается атакам других демонических сил только до тех пор, пока разрушает метакультуру, в которой действует.

Ф.С. Мне кажется, что они все ныне существующие деградирующие уицраоры нужны более масштабным демоническим силам для некоей цели. Даже сербский остался цел. Такое впечатление, что для уицраоров падение в их ад оказалось просто заблокировано.

Д.А. А почему ты думаешь, что сербский не погиб?

Ф.С. Второй Сербский уицраор, утвердившийся в 1945-46 гг., жив до сих пор. В Сербии одно правительство до сих пор не функционирует без участия партии Милошевича.

Сербская имперская госудасртвенность вообще забавна во всех смыслах. происхождения. Это очень редкое историческое явление. Сербская империя началась с самозванства. Первым деятелем, связанным с этим отпочкованием, был черногорский самозванец Степан Малый, который объявил себя Петром III. Самое удивительное, что в Черногории ему присягнули как Петру III. И российское правительство не знало, что с ним делать. Черногорцы выказывали лояльность России - а с другой стороны, там действует организм, явно глубинно враждебный российской государственности. Екатерина Петра III только что устранила физически - и вот он здесь. Черногорский Петр III - это предшественник Пугачева.

А если говорить о современной Украине - это примерно то же самое. С одной стороны - донбасские сепаратисты - вроде как “свои” для Третьей Российской метадержавы. Но с другой стороны, есть принципиальная разница. Для России XVIII века сербское отпочкование не представляло смертельной опасности - во, первых, оно оно оказалось в империальной зоне другой метакультуры, во-вторых, российская государственность находилась на подъеме, входила в зенит своей мощи. Сейчас ситуация совершенно иная. Национал-социалистические революционеры сидят в Луганске и Донецке - представляют для Третьей российской метадержавы, деградирующей, дряхлеющей и разваливающейся прямо на глазах, чрезвычайную опасность, смертельную опасность. На самом деле, вся реакция ныне существующего российского имперского государства на донбасский мятеж демонстрирует абсолютную неадекватность - неспособность ни просчитывать собственные риски, ни понимать, что оно может удержать, а что не может. Неспособность осознать, что возгонка имперской энергии в конце концов приводит к тому, что эта энергия начинает от него утекать к конкурентам.

Д.А. Оно накачивает энергию - а него тут под богом конкурирующие десценденты копошатся.

Ф.С. Я к этой твоей мысли как раз специально и вернулся. Все это показывает беспомощность российского государственного механизма.

Д.А. Кремлевские аналитики блогосферы не могут не видеть, что Стрелков на глазах становится кумиром. Может быть, блогеры ничего не могут с системой сделать, но она их все равно боится.

Ф.С. Да. Точно так же она боится либералов - и старается их зачищать. Поэтому они так ревностно относятся к любым оппозиционным митингам.

Д.А. Возможно, либералов они боятся меньше, чем резко оппозиционных имперцев-националистов. Либералы же добрые. А эти и повесить могут. Расстреляют и не задумаются.

Ф.С. Я думаю, они боятся всех по-разному. Либералов они боятся, потому что торжество либеральной идеи неизбежно ведет к распаду империи. К физическому распаду государства. А поддержка донбасских сепаратистов ведет к разрастанию шовинистическо-патриотической оппозиции и выходу ситуации из-под контроля. Если сейчас будет набирать силу такой вот “патриотический” протест, который ими никоим образом не канализируется - то, конечно, они будут стараться переложить ответственность на самих этих бедных сепаратистов. Как-то грамотно сказать, что они сами во всем виноваты.

Д.А. Ситуация патовая. Путин может утратить поддержку тех, кто накачал ему рейтинг за последний год. Был рейтинг 83%, а станет снова 50%. А рост рейтинга - это вам не падение рейтинга. Совсем другая динамика. И это изменение динамики для них страшно.

Ф.С. Они могут либо отступать, либо наступать. В нынешней ситуации они не смогут просто удерживать позиции. Грубо говоря, Путин в апреле начал отступление - шаг за шагом. На какой черте он остановит свое отступление? А если осенью грянет кризис? Тогда нужно начинать новое наступление. Но это чревато новыми осложнениями в отношениях с Западом.

Д.А. Патриоты пугают: “Если мы сейчас сдадим Донецк, то они же пойдут в Крым!”

Ф.С. Этим Крымом может оказаться Кремль. Мы не знаем, насколько кризисным будет состояние российской экономики к осени. А к весне следующего года? Санкции Запада будут потихонечку делать свое дело.

См. также:

Метаисторический анализ ::: Противоречия в имперской среде ::: Гиркин vs Кургинян ::: "Вводить или не вводить"

Метаисторический анализ ::: Ситуация на востоке Украины

Метаисторический анализ ::: Ситуация на востоке Украины  (продолжение 1)

Метаисторический анализ ::: Ситуация на востоке Украины  (продолжение 2)

Комментарии на сайте синхронизированы с комментариями на форуме. Вы можете либо оставить их здесь, либо перейти на форум, выбрав пункт «обсудить на форуме» из меню у правого края экрана.
авторизация Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.