#1 Фев. 7, 2015 23:10:42

Редакция проекта Выход
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

идея этического контроля над властью в розе мира ::: часть iii

 

Часть третья ::: беседа произошла на форуме Свентари в 2010 году

Читать первую часть ::: Читать вторую часть

 

Дмитрий Ахтырский:

Федор Синельников. О том, что Андреев предполагает просветлить государство через сосредоточение универсальной политической власти в руках праведников Розы Мира.

Ярослав Таран. Вот гвоздь. Вычитать такое у Андреева можно, только очень захотев. Это соблазн великого инквизитора, от которого Андреев предостерегает. И мало кто столько сделал для разоблачения насильственной, демонической сущности государства. Ты же обвиняешь Андреева в том, против чего он борется. Это какая-то намертво вбитая установка. Откуда и зачем – я не знаю.

Вычитать это у Андреева очень просто:

Даниил Андреев, «Роза Мира»: «Но пока верховный наставник будет следовать неукоснительно по предназначенной стезе, он – мистическая связь между живущим человечеством и миром горним, проявитель Провиденциальной воли, совершенствователь миллиардов и защитник душ. В руках такого человека не страшно соединить полноту духовной и гражданской власти».

Ярослав, ты не согласен с тем, что выражение «сосредоточение универсальной политической власти» эквивалентно в данном случае выражению «соединение полноты духовной и гражданской власти»? Если не согласен – слово за тобой.

Максим «Босой». Однако он же пишет о том, что эта власть хоть и сосредоточена в руках Собора и наставника, но сама политика этих правителей направлена на то, чтобы элемент насилия убывал, а влияние духовного авторитета на людей возрастало.

Максим, любая власть нуждается в контроле над собой. Здесь же контроля не предусмотрено. Разделения властей больше нет. Независимых духовных инстанций нет тоже. Кроме доброй воли правителей, никаких гарантий не предусматривается.

М. Б. По-моему, внешне (чисто внешне) это похоже на «иерократию», но принципиально отличается от всех иерократий прошлого (поэтому Д. Андреев ищет новое слово)…

Далее ты приводишь цитату из Андреева, согласно которой места в соборе займут не церковные иерархи, а «лучшие представители». Но кто мешает выбирать лучших сегодня? И что поспособствует тому, чтобы они оказались у власти завтра? И как сделать так, чтобы оказавшись у власти, они не перестали быть лучшими и не воспринимались бы наместниками Бога на земле?

 


 

Федор Синельников:

Д. А. Кроме доброй воли правителей, никаких гарантий не предусматривается.

У Алданова есть такой анекдот о временах конца «старого режима»:

Беседуют фрейлина и лейб-медик. Лейб-медик: «Сударыня, каждый раз, когда я вижу короля, меня охватывает ужас, ведь этот человек в любую минуту может приказать отрубить мне голову». Фрейлина: «Ну что вы! Сир так добр!»

 


 

Ярослав Таран:

[...] Первое: буквоедский анализ к Андрееву неприменим и даже некорректен. Его, как никого другого, надо воспринимать в целом. По одной простой причине: его тексты, за редким исключением, это хорошие, но черновики. Он сводил их за последние 1,5 года тяжелобольным. Он просто физически не успел отточить все формулировки, чтобы потом к ним было не подкопаться и не вывести при их помощи идеи, ему чуждые по духу. Уверяю тех, кто любит цепляться за отдельные фразы: он смог бы отточить формулировки! Я по стихам вижу: они очень неровные, но гениальные потенциально. (Это только о текстах – о форме.) То же и с трактатом.

Поэтому его мысли – в целостном восприятии – четкие, ясные. А что отдельные фразы можно понять иначе, так причину я уже назвал. Я не знаю в культуре ни одного гения, кто успел бы сделать столько за полтора года, сколько сделал Андреев. Ни одного! А уж требовать от него, чтобы любая фраза в тексте была выверена и отточена, это почти кощунство.

Повторю: Андреева, как никого, надо воспринимать только в целом, интегрально. Буквоедский подход к нему ложен: андреевский текст не является последней стадией, которая максимально верно отражает авторскую идею. Это хороший, но эскиз. Сквозь него надо провидеть то, что могло бы быть, будь у Даниила Леонидовича еще хотя бы года три-пять в запасе.

И второе: цитат, опровергающих те, с которыми так любят носиться желающие приписать Андрееву «соблазн великого инквизитора», намного больше (но их предпочитают не замечать).

[...] «Роза Мира» – впервые в истории и в первую очередь – Откровение Женственного Духа (это уж у Андреева очень ясно сказано!). Она не может создать ни жесткой концепции, ни жесткой организации, ни даже новой религии. Она – ансамбль религий и культур, их состоявшийся диалог, и только в этом смысле «интеррелигия» (тоже неудачный термин).

«Полноту духовной и гражданской власти» я считаю неудачной формулировкой, как и название «верховный наставник». Только неудачной формулировкой, черновой, необработанной фразой. Мысль Андреева, вытекающая из всего его творчества в целом и из других, более удачных, формулировок, я вижу следующей.

Под гражданской властью не понимается власть политическая, иначе это будет папская теократия («соблазн великого инквизитора» – предтечи антихриста), как под духовной властью не понимается духовная власть в прямом смысле слова, иначе это уже антихрист самый натуральный.

Духовная власть в том смысле здесь, как «Христос говорил со властью». Гражданская – власть авторитета, власть Собора, состоящего из представителей, преображенных Духом Звенты-Свентаны мировых религий, оплодотворенных уже тем процессом, что можно назвать синтезом религии и светской культуры внутри национальных культур и диалогом этих культур друг с другом. [...]

Будет ли у такого Собора Патриарх или это будет коллегиальный орган до конца – неизвестно (ДА тоже об этом говорит). Но власть такого Собора таких – преобразившихся религий – в таком преображенном идущими процессами в культуре (и в своем бессознательном) обществе – колоссальна. Одного слова такого Собора достаточно, чтоб тот или иной политический лидер навсегда утратил возможность быть избранным. С таким Собором будут считаться политики и будут к нему прислушиваться больше, чем к любому президенту.

Это и есть этическая авторитетная инстанция над государством.

Все это возможно лишь в другом обществе, после влияния мощных духовных процессов внутри культур под воздействием Женственного Духа.

Почему верховный наставник не переизбирается? А почему патриарх не переизбирается? Далай-лама не переизбирается? И т. д. Потому что Провидение не считается с количественным критерием. Но с таким критерием очень считается демократическое политическое руководство, вот оно и будет переизбираться. А на результат выборов будет влиять слово Собора – лучших представителей человечества. Это самый мощный рычаг, который вообще можно придумать. Все механические процедуры, которыми можно манипулировать, имея деньги и СМИ, ничто по сравнению со словом Собора сумевших договориться религий. А Церковь в ту эпоху будет иметь совсем другой вес в сердцах людей, чем сейчас.

Если это не рычаг воздействия на политиков, то никаких рычагов вообще нет. (Это я Максиму.)

Вот что надо понимать под «полнотой духовной и гражданской власти», если исходить из творчества Андреева в целом, а не отталкиваться от одной фразы, причем вычеркивая из памяти намеренно другие. Когда от твоего слова зависит выбор политических элит, это громадная ответственность и громадная власть, но это власть духовная – та, с которой говорил Христос. Не прервись Его миссия, Он точно так же влиял бы на царей, не становясь Сам царем. А это уже и гражданская власть, если не понимать ее буквально, в лоб. Можно ведь буквально понять «ешьте плоть Мою и пейте кровь Мою», и при помощи «анализа текста» изобразить Христа основателем ордена каннибалов и вурдалаков.

А уж рассуждения, что благодаря РМ придет антихрист, равны тому, что благодаря христианству пришла инквизиция. Ведь без христианства ее бы не было. Довести до абсурда можно все. А наличие извращений и возможности заблудиться в пути не зачеркивает истинности самого пути. Чтобы не было инквизиции, которой оказалось чревато христианство, надо было придушить христианство в зародыше. Нерон, как Эпштейн, по-своему прав: христианство – путь к инквизиции. Роза Мира – путь к антихристу. Любовь – путь к разврату. Человечество – раковая опухоль. Надо убивать всех младенцев, потому что из них может вырасти какой-нибудь гад.

Разве не такая логика скрывается под высоколобыми рассуждениями о тиранических тенденциях у Андреева и о том, что Роза Мира – это прямой путь к антихристу? (Если копнуть поглубже – не такая?)

 


 

Дмитрий Ахтырский:

М. Б. А чтобы получить и поддерживать настоящую демократию, нужен этический контроль над властью.

Вот и получаем порочный круг. Каким же образом будут формироваться органы этического контроля? Демократическим? Но чем этот строй будет отличаться от нынешнего? Недемократическим? Но тогда они не будут легитимны в демократических государствах. Современные демократии тесно связаны с миром капитала, с лоббистскими группировками и т. д. Каким же образом может быть достигнут переход к более совершенной системе? С моей точки зрения, путь к совершенствованию – в образовании множества «очагов свободы» – творческих коммун, союзов, ассоциаций. В выходе гражданского общества на новый этап. И механизмы контроля над властью и будут механизмами этического контроля, но не сакрального, а вполне светского. В определенной степени они существуют уже и сегодня.

М. Б. То есть нужна полнота власти в руках верховного наставника и Собора. Кто выступит гарантом и поручится за самих наставников? В конечном счете таким гарантом будет само Провидение.

Еще раз. Каким образом «полнота власти» окажется в руках никому более не подконтрольного органа?

Напоминаю, что вера в Провидение была у людей и ранее – в эпоху феодализма, абсолютных монархий. Монарх считался «помазанником Божьим». Гарантировала ли вера в Провидение такую страну от властного произвола? К системе разделения властей человечество пришло в попытке ограничить произвол власти. И Провидение, на мой взгляд, способствовало укреплению этой идеи в человеческом сознании.

М. Б. Лично я верю и доверяю Провидению, что оно способно направить в этот мир личности, в чьих руках можно сосредоточить полноту власти.

Власть – слишком большой соблазн. Праведники во все времена сторонились власти, осознавали опасность этого соблазна. И Андреев пишет, что добиваться власти праведники грядущих эпох не будут. Следовательно, их «призовут». Но кто и как их призовет? По Андрееву, народ на демократических выборах. Но демократия несовершенна и приводит к власти не лучших. Сказка про белого бычка. Какой рецепт предлагается? Просвещенный авторитаризм?

М. Б. В том-то и слабость, точнее несостоятельность критиков социальных программ Д. Андреева, что решительно непонятно, что предлагается взамен.

В том-то и несостоятельность апологетов его социальных прожектов, что они не могут предложить никаких планов по трансформации нынешней ситуации в ситуацию, описываемую в прожекте. Мало того, что они не в состоянии корректно и непротиворечиво описать свою социальную программу, они обвиняют своих критиков в том, что у них погас огонь в груди, в том, что они пытаются затушить этот огонь и в груди других людей, что они не доверяют Провидению. Но Андреев писал, что общество будущего будут строить практичные люди, а не поэты. И поэтическое прозрение – одно, а конкретные планы, с которыми можно выходить в общество с намерением начинать воплощать планы в жизнь, – другое.

Решительно непонятно, что апологеты социальных программ Андреева предлагают взамен совершенствованию институтов гражданского общества и его контроля над властью, который можно попытаться делать этическим.

М. Б. Хулой как раз будет обратное – когда ты можешь остановить руку убийцы, но не останавливаешь ее.

Мы тут постоянно сталкиваемся с проблемой сопротивления злу насилием. Эта проблема обсуждалась множество раз, в том числе и на наших форумах. Из моих постингов – вот, например. И дальше:

Д. А. Как говорил Августин, люби Бога и делай, что хочешь. Если ты не находишься в высоком состоянии духа, то остается только применять рецепты, которые, как часто оказывается, писаны не на тот случай.

Бесполезно выучивать рекомендации практических учителей на все случаи жизни. Жизнь повторяется только в общих чертах. Какой-нибудь еле заметный штришок все изменит, как справедливо заметил Александр К. Лучше учиться входить в ситуацию в возможно более полной осознанности, воспринимая инспирации провиденциальных сил. Тогда действие будет происходить спонтанно, как бы само собой.

Как учит карма-йога, не думать о победе или поражении, не пытаться выгадать что-то в данной ситуации для себя и своего самоутверждения, не бояться. Ошибся – попадаешь на более низкий уровень, с более грубыми средствами решения проблем. Но и там есть место для творчества.

Проблема, конечно, глубже. Если я – очень сильное существо, не должен ли я во благо всех живых существ всех их построить в шеренгу, запрещая любое насилие, чтобы никто ни у кого больше не смел топтать цветы? И применять стадиально оправданное насилие к адептам деструктивных флороненавистнических культов. Самому стать директором. Королем Арагорном.

Если есть что терять, периодически приходится сопротивляться. Мы еще в спокойные времена живем. А если гражданская война? Отстреливаться из приобретенного загодя пулемета от бандитов, забаррикадировавшись на своем дачном участке? Все ответы, мягко говоря, не очевидны. Неблагую карму сопротивление, как мне кажется, все равно породит, и ее все равно придется как-то развязывать.

Логику сопротивления злу можно продолжить. Необходимо просто захватить власть во Вселенной и всем сделать по итогам захвата добро. Стать самым сильным. В итоге получаем этику силы. А пресловутая метаисторическая этика превращается в принцип «цель оправдывает средства».

М. Б. (Сумбурно получилось, но ладно.)

Беда не в сумбурности. Беда в том, что предлагается передать всю власть в руки неких «праведников» непонятно каким путем.

Я. Т. И последнее. Является ли насилием над волей читателя компиляция цитат, переворачивающая мысль автора до наоборот и искажающая духовное лицо автора до неузнаваемости?

Игнорирование сложности проблематики тоже является насилием над текстом.

Все, что ты перечислил, есть насилие. И человек в каждом конкретном случае решает, как ему поступать. Готовых рецептов нет. «Меньшее зло» в любую минуту может стать бóльшим. Как в приведенном мной примере: охрана детей от насилия со стороны родителей может породить уменьшение социальной свободы в обществе, уничтожая какую бы то ни было приватность.

Ф. С. Уж скорее можно принять идею, что демоны своим искаженным сознанием воспринимают действия Света как войну и ограничение своей воли.

Ф. С. Можно не давать ребенку совать пальцы в розетку, но не надо при этом считать, что твои методы при этом абсолютно чисты и адекватны методам Бога.

Именно.

Логика насилия нашему непросветленному сознанию понятна. Логика Провидения – тонка, ее непросто уловить. Именно потому, возможно, одно из катафатических имен Бога – Ахимса, Ненасилие.

М. Б. Да, это дьявольская «вилка», но «зубья» у нее разного размера.

Только заранее прикинуть не получается. А просто включиться в гонку вооружений – это и есть навязываемый демонической стороной путь. Здесь лезвие бритвы, ежемоментные выборы.

Так почему Иисус отверг «царства» и запретил апостолам защищать себя?

 


 

Федор Синельников:

Я. Т. Повторю: Андреева, как никого, надо воспринимать только в целом, интегрально. Буквоедский подход к нему ложен: андреевский текст не является последней стадией, которая максимально верно отражает авторскую идею, это хороший, но эскиз. Сквозь него надо провидеть то, что могло бы быть, будь у Даниила Леонидовича еще хотя бы года три-пять в запасе.

И второе: цитат, опровергающих те, с которыми так любят носиться желающие приписать Андрееву «соблазн великого инквизитора», намного больше (но их предпочитают не замечать).

Интегральное восприятие может быть разным.

Если говорить о моем целостном отношении к Андрееву и его творчеству, то оно, безусловно, будет более чем положительным. Как, например, мое личное отношение к Достоевскому, Соловьеву, Бердяеву. Всех их я воспринимаю прежде всего как вестников Света. Без них нет не только русской культуры, но и мировой.

Но такое интегральное отношение не означает, что в их творчество не закрадывались подмены. В том числе и духа Великого Инквизитора. Они есть и у Соловьева, и у самого Достоевского, разоблачавшего этот дух, и у Андреева. И даже у Бердяева.

Чем значительнее творец, чем выше весть, которую он приносит в этот мир, тем больше внимания уделяют ему агенты божьего антагониста или он сам. Нет ничего удивительного, что его инспирации проникали в сознание вестников Света. Как сказал в одном апокрифе Иисус (цитирую по памяти), и пророками говорились неверные слова.

Поэтому наша задача (тех, кто любит и ценит Андреева) – отделять высшее и светлое у Андреева от наносного.

Я. Т. Мысль Андреева, вытекающая из всего его творчества в целом и из других, более удачных, формулировок, я вижу следующей.

Далее следует интерпретация текста, на которую каждый его комментатор имеет, конечно же, полное право. Но эта интерпретация невозможна без сделанных выше оговорок типа:

Я. Т. Сквозь него надо провидеть то, что могло бы быть, будь у Даниила Леонидовича еще хотя бы года три-пять в запасе.

Что могло бы быть, если бы… Могло бы быть само разное. Андреев мог (1) отвергнуть свою утопию, (2) сжечь весь свой текст, (3) вступить в церковь свидетелей Иеговы, (4) стать членом КПСС и пр. и пр. Все эти разговоры ни на чем, кроме претензии на способность «провидеть» сквозь текст и помимо него, не основаны.

Если автор упрекает критиков Андреева в буквоедстве на том основании, что они выдергивают из реально существующего текста цитаты (а таких выдернутых цитат можно набрать на брошюру), то в данном случае он занимается произвольным приписыванием Андрееву своих представлений об идеальном миропорядке, утверждая при этом, что он фактически делает ту работу, которую Андреев не успел сделать при жизни. Подчеркну, на это автор имеет полное право. Как и мы имеем право относиться к таким претензиям соответствующим образом.

Я. Т. Под гражданской властью не понимается власть политическая, иначе это будет папская теократия («соблазн великого инквизитора» – предтечи антихриста), как под духовной властью не понимается духовная власть в прямом смысле слова, иначе это уже антихрист самый натуральный.

Можно пойти дальше. Под «властью» понимается не власть, а любовь и свобода. И так далее. До наделения любого слова у Андреева тем содержанием, которое выгодно комментатору.

Я. Т. Одного слова такого Собора достаточно, чтоб тот или иной политический лидер навсегда утратил возможность быть избранным. С таким Собором будут считаться политики и будут к нему прислушиваться больше, чем к любому президенту. Это и есть этическая авторитетная инстанция над государством. Все это возможно лишь в другом обществе, после влияния мощных духовных процессов внутри культур под воздействием Женственного Духа.

А что, без институциональных костылей этот дух действовать не может? Почему не предположить, что воздействие этого духа проявится в таком изменении атмосферы, что общество достигнет такой стадии развития, на которой оно уже не будет нуждаться ни в каких этических инстанциях? Проблема только в том, что никакое воздействие этого духа, согласно Андрееву, все равно не убережет мир от Антихриста.

Я. Т. Почему верховный наставник не переизбирается? А почему патриарх не переизбирается? Далай-лама не переизбирается? И т. д. Потому что Провидение не считается с количественным критерием.

Так все-таки патриархи и далай-ламы? Но их власть и есть иерократия, хотя бы в пределах их конфессий. Это первое. Второе – откуда автором взята мысль, что, например, Ридигер или Гундяев нам посланы Провидением? И согласует ли это Провидение свою волю с аппаратом ЦК КПСС и администрацией президента РФ? Зачем церкви были посланы Провидением Григорий VII, Иннокентий III, Сикст IV? Все это, видимо, примеры торжества качественного критерия… Наверное, и абсолютные монархи не переизбираются по этому же принципу.

Я. Т. Не прервись Его миссия, Он точно так же влиял бы на царей, не становясь Сам царем.

А почему не предположить, что не прервись Его миссия, царей и государств вообще бы не было?

Я. Т. А уж рассуждения, что благодаря РМ придет антихрист, равны тому, что благодаря христианству пришла инквизиция. Ведь без христианства ее бы не было.

Инквизиция появилась именно благодаря тому, что христианская церковь получила мироводительствующую роль. А христианство как религия, в том виде как оно сформировалось (если принимать миф Андреева), было результатом прерывания миссии Планетарного Логоса в нашем слое.

Я. Т. Христианство – путь к инквизиции. Роза Мира – путь к антихристу.

Если они присваивают себе властные функции – безусловно.

 


 

Ярослав Таран:

Д. А. Вот и получаем порочный круг. Каким же образом будут формироваться органы этического контроля? Демократическим? Но чем этот строй будет отличаться от нынешнего?

Если пытаться применить социальные идеи Андреева к нынешнему состоянию общества, то мы получим не только порочный круг, а полное извращение идей – нельзя ставить алтарь в публичном доме и читальный зал на городской свалке. Тот строй, о котором пишет Андреев, будет отличаться от нынешнего так же, как отличается ваш форум от журнала «Плейбой». (Хотя формально одно и то же: и там и там есть редакторы и авторы, но есть ведь и некоторые отличия, правда?)

Ты экстраполируешь то, что пишет Андреев о будущем, на современность, и поэтому концы с концами не сходятся. Здесь мы уже впрямую выходим как на тему обсуждаемой статьи, так и на название раздела «Футурология». В нынешнем социуме и нынешних культурных феноменах никакая Роза Мира (если говорить о ее социальной стороне) невозможна в принципе. Должны пройти мощнейшие процессы как в политической, так и во всех остальных областях жизни современного человека, чтобы вопрос об этической надгосударственной инстанции стал вопросом жизни и смерти Планеты в головах миллионов. Что это за процессы? Вот об этом я, как сумел, и попытался сказать в своем эссе в том числе.

Скорее всего, крах нынешнего социального устройства (назовем его условно «рыночной демократией») произойдет по катастрофическому сценарию (я не вижу пока иных вариантов). Людям придется пережить социальные катаклизмы не менее трагические, чем в XX веке. Почва («перегной»), что готовится для сева новых зерен Духа сейчас, будет вспахана железными зубьями истории. Не исключаю, что мы (или наши дети) станут свидетелями деятельности «третьего кандидата в антихристы» – его попытки объединить человечество на бездуховной основе. Как два предыдущих кандидата, он вряд ли осуществит свои планы и кончит плохо, но, как и предшественники, гаввахом хозяина обеспечит сполна. Ко всему этому людям придется пережить, как сейчас уже становится все более очевидным, целый ряд предупреждающих экологических катастроф: Планета даст понять человеку, что не он здесь пуп и центр и что ему далеко не все позволено, что существуют мощные планетарные силы, которые долго и мучительно терпели, но до определенной черты, за которой вопрос жизни и смерти биосферы. Дай Бог, чтобы катастрофы не произошло! Но, к сожалению, я не вижу пока иных вариантов.

Действие Женственного Духа уже сейчас делает перегородки в сознании и между различными сферами более проходимыми и более пластичными. Это действие будет только нарастать. К моменту, когда перед человечеством (пережившим целый комплекс крахов и разочарований, политико-экономических и экологических катастроф, во всей полноте увидевшего плоды «третьего кандидата» с его «либерально-рыночным раем») встанет вопрос о социальном и политическом обустройстве, границы между государствами, между культурами, наукой и религией, между человечеством и Природой станут прозрачными настолько, что люди будут воспринимать мир не так, как современный западный человек (это восприятие станет намного ближе к восприятию мира, например, индусами, готовыми идти за Ганди без всяких голосований и процедур). И культуры, и религии, и социальные приоритеты станут иными. Вес церквей, уже научившихся диалогу друг с другом, впустившими в себя «светскую культуру и науку», этим обогатившись сами и вернув в культуру религиозно-вертикальную ось и высший смысл, вес таких церквей в обществе будет несравним с нынешним. Сначала будет создан Собор религий, а уж потом станет проясняться роль этого Собора в объединяющемся в единый организм человечестве.

Как после тяжелейшей болезни, пережив клиническую смерть, человек начинает смотреть на мир и на жизнь по-иному, ценить в них то, чего не замечал в житейской суете ранее, так и человечество в целом станет смотреть на мир и на себя по-иному, чем сейчас смотрит общество потребления.

И главное – изменится «структура и содержание Бессознательного» – те неосознаваемые «установки воли и веры», которым не надо ничего доказывать через рассудок. Это будет действием Ее Духа и результатом великих процессов на Небесах (в метаисторических глубинах и высях).

Вот только в такой почве начнут всходить ростки того, что мы можем очень условно называть «социальной стороной Розы Мира». Демократические институты, более совершенные, чем сейчас, по сути останутся теми же. Политические выборные органы тоже. Изменения произойдут прежде всего в головах и сердцах.

Верховный Собор объединенных, но не потерявших своей индивидуальности религиозно-культурных феноменов станет высшим надгосударственным «органом» (не придирайся к слову – здесь орган, как в организме мозг или сердце, а не в узко-политическом смысле), обладающим авторитетом и властью слова. Может быть, на первых порах у него будет право вето на решения государства. Может быть, в той или иной степени система образования и судебная система выйдут из-под контроля государства вообще и войдут в Верховный Собор. Это все уже гадания…

Пока не прошли исторические, духовные, религиозные, экологические, психологические подготовительные процессы; пока не произошел крах нынешней потребительской модели, говорить о социальных идеях Андреева, проецируя их на нынешнее человечество, так же странно, как говорить о тех же полетах в космос (раз уж такой пример ты привел), обсуждая их мельчайшие детали и опасности, в средневековом обществе: хватит ли дров и чем там кормить лошадей? Разговор примерно на таком уровне получается, если забывать, что речь идет совсем о другом состоянии социума. Это как сеять зимой – и выбирать семена (те или не те?): ни почвы нет, ни малейших шансов и ни малейших условий. Всему свое время. А зимой надо делать то, что надо делать зимой: готовить телегу, топить печку и читать книги.

Д. А. Но демократия несовершенна и приводит к власти не лучших.

У церкви (церквей) другие «методы» роста. И власть власти рознь. Власть политическая опирается на самую главную власть – власть слова, власть в умах. Без такой власти – без веры народа в право политиков вершить его судьбу – политическая власть бессильна и занимает то место, какое ей и надо уделить, – место дворника и кухарки при господине. Вот эту главную власть – власть веры, власть слова, власть сердца – и должна забрать от государства Роза Мира – Верховный Собор объединенных религий. Это власть без насильственных инструментов (они просто смешны и не нужны, когда люди верят твоему слову), это совсем другая власть. Власть любимого и власть любящего. Власть, с которой говорил Христос. Это не власть силы, а власть любви. Свобода же раскрывается по мере раскрытия любви – ступень за ступенью. [...]

Д. А. Но Андреев писал, что общество будущего будут строить практичные люди, а не поэты. И поэтическое прозрение – одно, а конкретные планы, с которыми можно выходить в общество с намерением начинать воплощать планы в жизнь, – другое.

Так ведь речь идет о будущем, а не о настоящем. А в будущем поэты как раз лучше разбираются, чем практичные люди (история так показывает). Сейчас надо делать то, что может делать каждый, – реализовывать тот дар, что дал ему Бог, – делать, что должен, и будь, что будет. Этим и занимаются «поэты и апологеты» – поддерживают огонь. А практические люди, как Митя и Федя, из практических соображений этот огонь называют тоталитарной утопией и… делают свой авторитарный форум ) [...]

Мой ответ Федору:

Интегрально: ты гонишь через рассудок очень многие смыслы, которые гнать через эту мясорубку категорически нельзя – на выходе получаешь фарш цитат вместо живого смысла.

Пародийно: лучше иметь в голове андреевский гвоздь, чем эпштейновский. [...]

Ф. С. Поэтому наша задача (тех, кто любит и ценит Андреева) – отделять высшее и светлое у Андреева от наносного.

Так-то оно так. Только ведь надо не ножом патологоанатома орудовать при этом, а вести диалог с автором, как с живым человеком. А диалог невозможен без любви и доверия. Если в собеседнике подозревать и выискивать подмены и анализировать каждое его слово под этим углом, то можно такое увидеть… Но кто станет разговаривать с таким «аналитиком»? (Я бы не стал. Да и ты, думаю, тоже.)

И еще (не обижайся) между строк я вижу маленькую человеческую слабость: как приятно чувствовать себя умным и объективным, в отличие от наивных и слепых апологетов, и для этого самоутверждения в собственных глазах постепенно забывать, что имеешь дело с живым автором, и начинать его потрошить, как лягушку: вот, смотрите, здесь он чушь сказал, здесь он утопист, здесь он инквизитор… А вообще-то я его люблю и ценю…

«Любишь ли ты меня, Федор?» (Трижды задается вопрос.)

Ответ уже дал Пушкин: «Нет истины, где нет любви».

А любовь и есть способность провидеть сквозь временное вечную суть. Ты иронизируешь над этим и называешь это претензией, или пафосом, или пиитическим… И гонишь, гонишь через рассудок живые смыслы – и получаешь на выходе то, что получаешь.

Ф. С. Так все-таки патриархи и далай-ламы? Но их власть и есть иерократия, хотя бы в пределах их конфессий.

В нынешнем состоянии. Так в нынешнем состоянии эти конфессии и не смогут создать Собор объединенных религий. Чтобы это произошло, конфессии должны преобразиться изнутри.

О выборности. Христа выбирали? Переизбирали? Его голос на весах Истины равен голосу любого: один человек – один голос? Демиургов переизбирают? Гениев переизбирают?

Ф. С. Второе – откуда автором взята мысль, что, например, Ридигер или Гундяев нам посланы Провидением? И согласует ли это Провидение свою волю с аппаратом ЦК КПСС и администрацией президента РФ? Зачем церкви были посланы Провидением Григорий VII, Иннокентий III, Сикст IV? Все это, видимо, примеры торжества качественного критерия… Наверное, и абсолютные монархи не переизбираются по этому же принципу.

А откуда тобой взята мысль, что Христос – это Сын Божий? Что Серафим Саровский послан Провидением? Что Александр Невский родомысл, а Пушкин гений? Докажи? Почему бы их всех не переизбирать? [Федор Синельников не высказывал мысль, что Александр Невский был родомыслом. прим. ред.]

Наличие извращений не перечеркивает того, что извращается. Заблудившиеся и отошедшие от пути не дезавуируют этим сам путь.

Ф. С. Могло бы быть само разное. Андреев мог (1) отвергнуть свою утопию, (2) сжечь весь свой текст, (3) вступить в церковь свидетелей Иеговы, (4) стать членом КПСС и пр. и пр. Все эти разговоры ни на чем, кроме претензии на способность «провидеть» сквозь текст и помимо него, не основаны.

Это уже совсем голый и цинично-рассудочный голос, даже какой-то металлический, как у робота… Для робота любовь – это «претензия на способность провидеть», а для любящего – это именно способность провидеть в самом прямом смысле слова. Для слепого зрячий – лишь претензия видеть.

Ф. С. Если автор упрекает критиков Андреева в буквоедстве на том основании, что они выдергивают из реально существующего текста цитаты…

Критики бывают разные – честные и не очень. Я упрекаю тех, кто вырывает одни цитаты и намеренно замалчивает другие (коих несравненно больше!). Есть два рода критиков: один старается сам понять автора и помочь понять этого автора людям (это критик-друг, критик-труженик, критик-творец), а другой пользует автора для собственного самоутверждения или для проталкивания своих теорий (это критик-паразит, критик-эгоцентрик).

Ф. С. А почему не предположить, что не прервись Его миссия, царей и государств вообще бы не было?

Не сразу. При Его жизни они были. И исчезли бы не в одночасье, а по мере выполнения Его миссии в головах и сердцах людей. Цари – тоже люди.

Ф. С. Инквизиция появилась именно благодаря тому, что христианская церковь получила мироводительствующую роль. А христианство как религия, в том виде как она сформировалась (если принимать миф Андреева), была результатом прерывания миссии Планетарного Логоса в нашем слое.

Вывод: христианство как религия вредно. Так? Варианты какие?

Ф. С. Если они присваивают себе властные функции – безусловно.

Без властных функций в этом мире ничего нет. Тебе самого себя постоянно надо насиловать, чтобы сделать то или иное действие. Только власть бывает разная, цели разные, средства разные и т. д. Опять же рассудочный подход, для которого нет качественной оценки (рассудок вообще не понимает качественной оценки; не его это дело). […]

 


 

Федор Синельников:

Я. Т. «Любишь ли ты меня, Федор?» (Трижды задается вопрос.)

Как бы это сказать… Безумно!

Я. Т. Это уже совсем голый и цинично-рассудочный голос.

Нет, этот голос одет в теплую веганскую шубу категорического неприятия сослагательного наклонения. [...]

Иисус не располагал институциональной властью. Он звал за собой: хотите – идите, не хотите – ваш выбор. Чудесами никого не соблазнял. Исцелял только. И был распят (и воскрес), а не стал земным царем, как Ему настойчиво предлагали некоторые. Как и кто выбирает демиургов и гениев, мы не знаем. В любом случае это происходит в сферах, где у существ нет эйцехоре, – там симфония любви и братства, там нет никакой власти во взаимоотношениях. Возможно, там такой ограничительный элемент, как выборы и перевыборы, не нужен. Но мы живем на Земле, а не в раю. Именно поэтому власть здесь (тем более власть планетарная) должна быть десакрализована и разделена на ветви. А вне зависимости от нее должны существовать гражданские институты.

Я. Т. А откуда тобой взята мысль, что Христос – это Сын Божий? Что Серафим Саровский послан Провидением? Что Александр Невский родомысл, а Пушкин гений? Докажи? Почему бы из всех не переизбирать?

Не вижу связи. Я лично могу считать Пушкина гением, а Александра Невского – основоположником российского великодержавия. И могу публично высказываться по этому поводу. Но из этого никак не следует, что над всем человечеством нужно установить институционализированную власть «этической инстанции».

Ф. С. Инквизиция появилась именно благодаря тому, что христианская церковь получила мироводительствующую роль. А христианство как религия, в том виде как она сформировалась (если принимать миф Андреева), была результатом прерывания миссии Планетарного Логоса в нашем слое.

Я. Т. Вывод: христианство как религия – вредно. Так? Варианты какие?

Не повторять в будущем ошибки (греха) исторического христианства.

Ф. С. Если они присваивают себе властные функции – безусловно.

Я. Т. Без властных функций в этом мире ничего нет.

Есть. Иисус, Франциск, Сергий, Ганди. Есть.

Я. Т. Тебе самого себя постоянно надо насиловать, чтобы сделать то или иное действие.

Ключевое слово – «себя».

 


 

Ярослав Таран

Я. Т. «Любишь ли ты меня, Федор?» (Трижды задается вопрос.)

Ф. С. Как бы это сказать… Безумно!

Разве это я спрашиваю? Разве прямую речь не увидел? Разве не помнишь, чей это вопрос и почему трижды?

Ф. С. Но мы живем на Земле, а не в раю. Именно поэтому власть здесь (тем более власть планетарная) должна быть десакрализована и разделена на ветви. А вне зависимости от нее должны существовать гражданские институты.

Вода должна быть жидкая и впадать в Каспийское море. Никто твою любимую власть сакрализации подвергать не собирается. И ветви ей обрубать тоже. Все наоборот: от государства хотят отделить именно эту узурпированную им сакрализацию в ту область, где она уместна, – в Церковь. Лишить государство власти над сердцами и умами, оставив ему только черновую работу гражданских институтов. Никому его насильнические внешние щупальца даром не нужны. Речь идет о том, чтобы ограничить государство той областью, где оно уместно, – внеэтической – сферой удобств. А нравственные вопросы и вопросы веры, на которых только и держится любой государственный тоталитаризм, вернуть церкви.

Ф. С. Есть. Иисус, Франциск, Сергий, Ганди. Есть.

Так чем плохо, если такой человек будет во главе Верховного Собора объединившихся религий?

Ф. С. Ключевое слово – «себя».

Только так и зарабатывается настоящий авторитет, которому верят на слово. И это самая большая власть: спасись сам – с тобой спасутся тысячи.

Твой «гвоздь» понятен, Федор, тебе во что бы то ни стало надо приписать Андрееву «соблазн великого инквизитора». И ты будешь твердить одно и то же, как заклинание, не обращая внимания ни на какие аргументы и вопреки продекларированному «объективному аналитическому подходу». В этом уловка нашего разума — он усыпляет бдительность человека якобы своей объективностью, чтобы с большим рвением исполнять волю «заказчика».

 


 

Федор Синельников:

Я. Т. Разве это я спрашиваю?

А разве я указал, кому отвечаю?

Ф. С. Есть. Иисус, Франциск, Сергий, Ганди. Есть.

Я. Т. Так чем плохо, если такой человек будет во главе Верховного Собора объединившихся религий?

Тем, что все эти перечисленные мною люди никогда не обладали никакой властью и никогда к ней не стремились. А когда им пытались ее навязать, категорически отказывались от нее.

Я. Т. Никто твою любимую власть сакрализации подвергать не собирается. И ветви ей обрубать тоже.

Андреев собирался. Здесь уже по кругу разговор пойдет. Могу еще цитаты из Андреева привести, только уж нужды нет.

Я. Т. Твой «гвоздь» понятен, Федор, тебе во что бы то ни стало надо приписать Андрееву «соблазн великого инквизитора». И ты будешь твердить одно и то же, как заклинание, не обращая внимания ни на какие аргументы и вопреки продекларированному «объективному аналитическому подходу».

Твой «гвоздь» понятен, Ярослав, тебе во что бы то ни стало надо не заметить среди идей Андреева присутствие «соблазна Великого Инквизитора». И ты будешь твердить одно и то же, как заклинание, не обращая внимание ни на какие аргументы.

Когда я обосновываю свою критику Андреева ссылками на его текст (и это не выдернутые цитаты, это целые абзацы), ты деликатно называешь это буквоедством, подлогом, угашением духа и пр. При этом прозорливо вскрываешь мои мотивы и темные источники инспирации. А когда ты представляешь свою собственную картину будущего, принципиально отличающуюся от андреевской, ты утверждаешь, что вот это-то на самом деле Андреев сказать хотел, да вот беда, не успел; а ты способен объяснить нам, что Андреев сказать хотел, потому, что ты его сердцем и духом чувствуешь. Сильная позиция.

 


 

Ярослав Таран:

Ф. С. Тем, что все эти перечисленные мною люди никогда не обладали никакой властью и никогда к ней не стремились. А когда им пытались ее навязать, категорически отказывались от нее.

Верховный Собор не нужен? Собор вообще не нужен? Духовный авторитет не нужен? Ганди не был лидером партии? Его слово ничего не значило и никакой властью не обладало, равно как и слово Франциска, Будды, Христа?

Ф. С. Могу еще цитаты из Андреева привести, только уж нужды нет.

Нужды, действительно, нет; потому что этот прием действует только на тех, кто не знаком с творчеством Андреева.

Ф. С. Твой «гвоздь» понятен, Ярослав, тебе во что бы то ни стало надо не заметить среди идей Андреева присутствие «соблазна Великого Инквизитора».

Нет у него этого — это раз. И два — лучше андреевский гвоздь, чем эпштейновский, я это уже говорил (гвозди тоже имеют свое качество).

Ф. С. При этом прозорливо вскрываешь мои мотивы и темные источники инспирации.

Про темные инспирации я ничего не говорил. Под «заказчиком» подразумевалась вера и воля – заказчики для человеческого разума. И я об этом написал понятно и однозначно. Опять передергиваешь, Федор? Смотри, увлечешься таким приемом, не заметишь, как он из полемического станет свойством души — мимесис.

Ф. С. А когда ты представляешь свою собственную картину будущего, принципиально отличающуюся от андреевской, ты утверждаешь, что вот это-то на самом деле Андреев сказать хотел, да вот беда, не успел; а ты способен объяснить нам, что Андреев сказать хотел, потому, что ты его сердцем и духом чувствуешь.

В твоих глазах она принципиально отличается от андреевской, потому что для тебя андреевская позиция равнозначна эпштейновской, от которой подлинная позиция Андреева действительно принципиально отличается. И надо хоть немного чувствовать саму личность Андреева, чтобы понять, насколько ему чужды те идеи и те взгляды, которые ему ты так «объективно» навязываешь. Причем ты старательно обходишь молчанием один и тот же мой аргумент – цитат из Андреева, опровергающих то, что с натяжкой можно вывести из нескольких его фраз, несравненно больше (но зачем они тебе, не в жилу ведь?). Я тебе из любой книги любого автора могу надергать цитат так, что они, вырванные из общего контекста, перевернут смысл в любую сторону, в какую захочешь. Даешь себе установку, с этой установкой читаешь книгу и выдергиваешь оттуда отдельные фразы или абзацы, подходящие в своей отдельности в качестве аргументов, потом выкладываешь их вместе – и показываешь читателю, что, мол, на самом деле хотел сказать автор. Прием стар и элементарен.

Ф. С. Сильная позиция.

Да, сильная. А твоя слабая. И ты это внутри себя не можешь не чувствовать, поэтому и прибегаешь, скажем мягко, к не совсем честным приемам.

 


 

Федор Синельников:

Я. Т. Ганди не был лидером партии?

Ганди даже не был членом этой партии с 1934 г. Официально вышел из нее. А Верховный Наставник у Андреева – это не неформальное лидерство, как у Ганди. Это должность. Верховный Наставник находится на вершине формализованной иерархии. И Ганди не объявлял себя воплощением связи с небесной иерархией и выразителем ее воли. И Конгресс его таковым не объявлял.

Я. Т. Про темные инспирации я ничего не говорил. Под «заказчиком» подразумевалась вера и воля – заказчики для человеческого разума. И я об этом написал понятно и однозначно. Опять передергиваешь, Федор? Смотри, увлечешься таким приемом, не заметишь, как он из полемического станет свойством души – мимесис.

А про некую ответственность потом за угашение духа тоже ничего не говорил? Смотри, не увлекайся такими приемами. Как его там… Мимесис.

Я. Т. …от которой подлинная позиция Андреева действительно принципиально отличается. И надо хоть немного чувствовать саму личность Андреева, чтобы понять, насколько ему чужды те идеи и те взгляды, которые ему ты так «объективно» навязываешь.

Это надо обосновывать ссылками на тексты Андреева, а не заявлениями о своем чутье.

 


 

Ярослав Таран:

Ф. С. Это должность.

Демиург – тоже должность. И Логос – должность. А наверху иерархии главный Тиран – Отец. Вывернуть наизнанку можно все. На то и изнанка.

Ф. С. Это надо обосновывать ссылками на тексты Андреева, а не заявлениями о своем чутье.

Ссылка на тексты Андреева: полное собрание сочинений. Чтобы видеть лицо, не надо обосновывать это ссылками на ту или иную родинку. Обосновать видение невозможно. Андреев жжет сердца людей, а Эпштейн и такие, как он, угашают и разлагают. Это не творческое сомненье, а червь сомнения, паразитически присасывающийся к великому.

Ф. С. А про некую ответственность потом за угашение духа тоже ничего не говорил?

Говорил. Но это не юридическая ответственность, как ты понимаешь.

 


 

Федор Синельников:

Ф. С. О том, что у Андреев предполагает просветлить государство через сосредоточение универсальной политической власти в руках праведников Розы Мира.

Я. Т. Вот гвоздь. Вычитать такое у Андреева можно, только очень захотев.

М. Б. Ярослав, полностью подписываюсь под твоими предыдущими постами, но для этого поста хочу кое-что уточнить. Д. Андреев как раз прямо пишет о соединении в руках верховного наставника «полноты духовной и гражданской власти».

Даниил Андреев, «Роза Мира»: «Но пока верховный наставник будет следовать неукоснительно по предназначенной стезе, он – мистическая связь между живущим человечеством и миром горним, проявитель Провиденциальной воли, совершенствователь миллиардов и защитник душ. В руках такого человека не страшно соединить полноту духовной и гражданской власти».

Д. А. Вычитать это у Андреева очень просто:

Даниил Андреев, «Роза Мира»: «Но пока верховный наставник будет следовать неукоснительно по предназначенной стезе, он – мистическая связь между живущим человечеством и миром горним, проявитель Провиденциальной воли, совершенствователь миллиардов и защитник душ. В руках такого человека не страшно соединить полноту духовной и гражданской власти».

Я. Т. «Полноту духовной и гражданской власти» я считаю неудачной формулировкой, как и название «верховный наставник». Только неудачной формулировкой, черновой, необработанной фразой. Мысль Андреева, вытекающая из всего его творчества в целом и из других, более удачных, формулировок, я вижу следующей…

И далее идет корректировка Андреева, которая якобы соответствует его духу. Вот такая у нас полемика.

Я. Т. Демиург тоже должность. И Логос должность. А наверху иерархии главный Тиран – Отец. Вывернуть наизнанку можно все. На то и изнанка.

Ганди не занимал постов – ни в правительстве, ни в Конгрессе, а Неру или Патель – занимали. При чем тут демиург и логос? [...]

Ф. С. А про некую ответственность потом за угашение духа тоже ничего не говорил? Смотри, не увлекайся такими приемами. Как его там… Мимесис.

Я. Т. Говорил. Но это не юридическая ответственность, как ты понимаешь.

А тебе кто-то прислал повестку в Басманный суд по делу о защите моей чести и достоинства? Перед кем отвечают за угашение духа? Перед Нургалиевым или Чайкой, что ли?

 


 

Ярослав Таран:

Ф. С. …далее идет корректировка Андреева, которая якобы соответствует его духу. Вот такая у нас полемика.

Не корректировка, а развитие. Которое не якобы, а соответствует его духу. Полемика у нас нормальная, просто мы говорим часто на разных языках и руководствуемся разными установками воли и совести (веры). Ты несколько раз употребил слово «чутье» в явно иронически-снисходительном смысле. Это «чутье» – способность целостного видения, целостного знания, интуитивный канал, любовь. Относиться ко всему этому снисходительно и презрительно с высоты своей «объективной рассудочности» – это и есть угашение духа и прежде всего в себе самом. Ибо дух проявляется в человеке в первую очередь через высокие чувства. Для эпштейнов высокие чувства без кавычек вообще не мыслятся – ну чем не «игвизация»? И кто для игвы первый враг, которого надо изобразить тираном? Такие «утописты-мечтатели», как Андреев, кто ж еще. Конечно, игва может признать как заслугу визионерские способности, но никогда не признает в таком, как Андреев, гениального мыслителя и пророка. Я не о тебе, Федор, сейчас говорю, а о самом этом духе, которым сейчас заражены очень многие интеллектуалы, – духе тотальной иронии, разъедающего и разлагающего индивидуализма.

 


 

Федор Синельников:

Я. Т. Не корректировка, а развитие. Которое не якобы, а соответствует его духу.

«Дух» не един. В нем множество составляющих. Часто одни интенции противостоят другим. В этот «дух» может проникать и элемент отнюдь не светлый. Если же говорить о доминирующей линии в творчестве («духе») Андреева, то она для меня, безусловно, провиденциальная и вестническая. Но социальные идеи Андреева мне представляются примитивными и искаженными иным «духом». Поэтому нам нет смысла спорить о том, насколько твое развитие его социальных идей соответствует общему «духу» Андреева.

В данном случае не столь важно, как назвать то, что ты делаешь, – корректировкой или развитием. Важно то, что текстуально это может быть подкреплено только таким замечательным образом:

Я. Т. Ссылка на тексты Андреева: полное собрание сочинений.

Я. Т. Ибо дух проявляется в человеке в первую очередь через высокие чувства. Для эпштейнов высокие чувства без кавычек вообще не мыслятся – ну чем не «игвизация»?

С высоким чувством сказано. Высокодуховным. Верховнонаставническим. Вот это по-нашему, по-розамирски!

 


 

Дмитрий Ахтырский:

Я. Т. А откуда тобой взята мысль, что Христос – это Сын Божий? Что Серафим Саровский послан Провидением? Что Александр Невский родомысл, а Пушкин гений? Докажи? Почему бы из всех не переизбирать?

У человека есть право не считать Иисуса «Сыном Божьим», не считать преп. Серафима посланцем «Провидения», Александра Невского – родомыслом, а Пушкина – гением. Это личное дело каждого человека. А вот тех, кто имеет в руках аппарат принуждения, – переизбирать необходимо. Кстати, Александра к власти приводило вече. И отстраняло.

Я. Т. Это уже совсем голый и цинично-рассудочный голос, даже какой-то металлический, как у робота…

Прекрасно! Предупреждения о возможности печального посмертия уже были, обвинения в «гасительстве духа» тоже, теперь начался анализ интонаций. Хорошо. Начинаем спектральный анализ некоторых процессов горения. И влияния продуктов горения на окружающую среду.

 


 

Максим «Босой»:

[…] Тактика нарезки цитат уводит разговор в дурную бесконечность. Попробую без цитат.

Ярослав, согласен, что понимать «полноту духовной и гражданской власти» лучше не в лоб. Даже когда Андреев говорит, к примеру, об управлении цензурой, неясно, как идет это управление. Либо верховный наставник (ВН) выдает что-то типа «указа президента», либо просто своим авторитетом влияет на президентов и их решения. Может быть, такой вариант предпочтительнее, хотя сразу возникает вопрос: что делать, если кучка правителей, обладающих колоссальными ресурсами и властью (например, банкиры ФРС США – частные лица, хозяева денег), просто наплюет на авторитет гения, купит армию, сошлет его и сгноит? Полнота же власти означает полный контроль над деньгами, ракетами, СМИ и т. д.

Федор, с твоими тезисами о недопустимости сакрализации госвласти я смогу согласиться только в том случае, если ты докажешь, что такая власть есть зло по определению. Но ты, извини, не доказал. Да и не сможешь. Это все равно что доказать, будто топор есть не инструмент, а зло по определению, по сути. На каждого приведенного тобой в пример палача я приведу дровосека или плотника. Как быть? Да и, по «РМ», государственная власть – это как минимум перекрестное влияние демиурга и уицраора, а не только лишь последнего…

Ты апеллируешь к опыту Иисуса, но это некорректно хотя бы уже потому, что он был не человек, а богочеловек. Если с ним сравнивать, то любой человек уступит ему по всем позициям, от А до Я. Да и не логично это. Если Иисус «не взял власть», это еще не значит, что власть – зло.

И вспомним, кто предлагал ему эту власть и какую власть? Дьявол предлагал. А власть верховного наставника, согласно тексту «РМ», предложена ему Провидением (Логос благословляет на труд демиургов, демиурги направляют в человечество гениев, вестников, родомыслов).

Кроме Христа, ты перечисляешь еще имена святых, но это тоже ничего не доказывает. Власть им была не нужна, вот и все. Не было у них такой задачи – вести человечество. А у ВН такая задача будет. Опять: откуда следует, что госвласть – зло, зло при любых целях, методах и последствиях?

Да, по поводу «сакрализации». Что в этом плохого? Особенно если РМ сделает то, ради чего призвана, – воспитает, объединит, укрепит духом, взрастит, построит и т. д. Почему нельзя делать это во славу Божью? Почему власть гениев и праведников, строящих верграды и храмы, воспитывающих в духе РМ детей, смягчающих и преобразующих государство, не священна? Чего стесняться? Чего опасаться? Что придет зверюга и извратит? Но извращение не отменяет ценности того, что извращено (Ярослав хорошо сказал).

Человек сакрален по определению. Религия («где соберутся трое во имя Мое») сакральна по сути. Творчество – сакральнее некуда. Власть сакральна тоже, в том смысле, что всегда мистична. Любая. Вообще феномен власти нельзя объяснить рационально-материалистически. Непонятно, что удерживает власть одного над другими. Есть что-то, мистический элемент Икс, который скрепляет группу людей и повышает статус одних людей в глазах других. Андреев чуть прояснил ситуацию, рассказав об эгрегорах, уицраорах, синклитах, демиургах и т. д. То есть тонкая «начинка», что скрепляет группу людей, может быть разной – от демонической до светлой, – но она всегда есть. Любой коллектив всегда мистичен, и власть всегда мистична. Просто в эпоху РМ и после это будет осознано и об этом открыто заявлено. Все священнодействия Экклезиаста и верховного наставника в «Железной мистерии» обращены к Провидению и согласуются с ним. Можно назвать это сакрализацией…

И еще. Формула власти насчитывает десятки констант и переменных. Если под властью понимается только такая власть, в основе которой лежит насилие, то нужно пояснить, что понимается под насилием.

Насилие – это любое ограничение свободы и любой направленности воли любого субъекта? (Я не буду просить определения того, что ты понимаешь под «ограничением», «свободой» и «волей», чтобы не залезать в терминологические дебри, то есть в дурную бесконечность определений, то есть в словоблудие.)

Даже государственная власть – это целая шкала механизмов влияния от физического и психического принуждения (насилия в узком смысле слова) до разнообразных способов экономического, образовательного, культурного побуждения. Правомерно ли все это называть одним словом «насилие»?

К чему приведет неразличение этих видов насилия, принуждения и побуждения? Это приведет к утопизму-максимализму, когда будут объявлены злом не только армия и тюрьмы, но и школы, книги, искусства, законы, устои, религии… (Ярослав об этом тоже написал.)

У эскимосов есть десятки определений тому, что мы называем словом «снег», то есть они различают десятки видов снега. Значит, для них в этом есть необходимость, иначе и не различали бы – снег, он и в Африке снег.

А почему для тебя нет необходимости различать десятки видов власти? Насилие, принуждение, внушение, инвольтация, инспирация, побуждение, вдохновение, «творческое воление», влияние авторитета, воспитание примером… и т .д. – все в кучу? Все – власть и насилие?

Или власть  это управление только армией и полицией, а остальное – не власть? А разве нет разницы в том, кто управляет армией и полицией? Я уже писал давеча: если госвласть (армию, полицию) нельзя отменить в мгновение ока, а нужно трансформировать и изживать, то кто сделает это лучше – Сталин или Путин? Путин или Андреев? Андреев или мироправедник?

Митя, в ответ на мой упрек, что вам нечего предложить вместо андреевской социальной модели (хотя и он дал лишь наброски), ты писал, что мы сами якобы занимаемся «прожектерством» и поэтому не можем ничего внятно описать. Не согласен. Потому и не описываем, что и так все понятно. К текущим социальным институтам мы не добавляем ровным счетом ничего нового. Что тут описывать? Как работают демократии, выборы, референдумы, уровни и ветви власти?

Роза Мира не изобретает ноу-хау в области управления, а лишь сажает за рычаги сверхгения, праведника, родомысла. И он гарантирует незлоупотребление властью, а потом и смягчение ее изнутри.

Не принимать (даже теоретически) такую модель можно только в одном случае – если не доверять Провидению и ее посланнику. Не верить. Точнее упорно верить, что гений обязательно споткнется. Чтобы потом с удовольствием потереть руки и с тихой гордостью сказать: ну, что я говорил!

А, вот нашел:

Д. А. Современные демократии тесно связаны с миром капитала, с лоббистскими группировками и т. д. Каким же образом может быть достигнут переход к более совершенной системе? С моей точки зрения, путь к совершенствованию – в образовании множества «очагов свободы» – творческих коммун, союзов, ассоциаций. В выходе «гражданского общества» на новый этап.

Митя, эти же самые капиталисты и лобби не позволят делать твои очаги свободы – коммуны, союзы, ассоциации и т. п. Крупнейший капиталист и лобби в государстве – это само государство, на вооружении которого деньги, армия и полиция. У тебя не видно, как уицраор превращается в Христианию. Что помешает ему гасить эти «очаги свободы»? Может ли быть гражданским общество с подлецом наверху?

Ты мыслишь каким-то непонятным образом преобразование снизу. Мол, как-то все само собой образуется, будут рождаться нормальные люди, объединяться в сеть свободных ассоциаций и т. д. Ты разве не видишь, что мир движется в другом направлении? Идет не рассеяние, а концентрация ресурсов в руках узких групп, сужение конуса власти. Каким макаром вдруг все повернется на 180 градусов? Чудо? Ты веришь в чудо, но не веришь Андрееву? Победил утописта и сам стал утопистом?

Андреев как раз пишет о том, что серьезные изменения начнутся не снизу, а сверху. Именно с приходом команды ВН к полной власти откроются перспективы к всеохватным реформам, в т. ч. реформе власти. Вот тут уже никто не помешает делать сеть твоих «анахатных общин» [«анахатная община» в данном случае – сообщество, организованное на принципах любви и дружбы, а не власти и принуждения; от слова «анахата» название одного из энергетических центров (чакр) человеческого организма (согласно индийской традиции), связанного с бескорыстной любовью и дружбой прим. ред.] с «пластичным лидерством». Будут гарантии, что в твою деревню Христианию не приедут менты с дубинками.

Вопрос: как верховный наставник придет к власти?

Думаю, справедлива аналогия с тем, как попадают сегодня во власть некоторые деятели культуры. Редко, но попадают. Представь популярность и авторитет в народе Высоцкого, доживи он до 60–70 лет и начни он открытую политическую борьбу (как Сахаров, Говорухин и многие другие). Такого человека капитал и лобби уже не остановят, только пули. Ему нет нужды делать «предвыборную агитацию», его и так каждая собака знает и многие любят. А Высоцкий ведь не праведник, это лишь мой примерчик и моя слабость. Андреев говорит о несравненно более мощной фигуре – величайший гений, пророк, мироправедник. Думаю, известность к нему придет через какой-либо вид искусства, то есть он будет из мира культуры (в отличие от антихриста, пришедшего к известности через науку). Представь, что человек к 50 годам завоевывает всемирную любовь как художник (в смысле писатель, режиссер и т. п.). Потом уходит в скит лет на 20. Потом возвращается в мир под всеобщее ликование. Потом создает партию и программу. Даже без референдума будет ясно, что ему доверяют миллионы. И конкуренты смогут остановить такого только физически. Дальше он сможет стать президентом страны, возглавить совет Европы и т. д. Ничего принципиально невозможного тут нет. В отличие от твоей модели, где зарождение РМ в обществе напоминает теорию ученых о самозарождении жизни без влияния свыше. Свыше, только свыше. И сверху. Так и жизнь зарождается. И власть трансформируется (с головы).

 


 

Ярослав Таран:

Д. А. У человека есть право не считать Иисуса «Сыном Божьим», не считать преп. Серафима посланцем «Провидения», Александра Невского – родомыслом, а Пушкина – гением. Это личное дело каждого человека.

Да человек может считать все что угодно, истина от этого не меняется. Я не уверен, что большинство всегда право и что количественный критерий (один человек – один голос) есть панацея от всех бед и вершина социального управления, лучше которой ничего придумать нельзя. Не уверен.

Д. А. Предупреждения о возможности печального посмертия уже были.

Было сказано об ответственности, без которой невозможна свобода. И о том, что это не юридическая ответственность. Понимать это в кармическом (юридическом опять же) смысле и как печальное посмертие – твое право. Но желание вести дальнейший диалог после таких приемов – окарикатурить собеседника и представить его то ли фанатиком, то ли идиотом, когда нечего возразить по сути, кроме ухода в терминологию – резко снижается. Я после первых таких приемов со стороны Федора сказал, что он победил и что я признаю свое полное поражение. Мне диалог как борьба с противником не интересен, а полемическими приемами – сделать из собеседника чучело или пугало – я тоже владею, но – зачем? Что это даст? Уместно ли? и т. д.

Диалог требует доверия и желания понять другого, а не подозрительности и желания победить в споре. Победить в споре невозможно, можно только испортить диалог или оборвать его.

 


 

Максим «Босой»:

Сейчас вот прочел свой текст утренними глазами и вижу, что там тоже можно ко всему прицепиться. А потом прицеплюсь я. И т. д. И т. п.

Думаю, все наши тысячи слов можно уплотнить до одной алмазной строчки и даже до одного слова – Вера. В смысле – доверие Провидению, вера в его компетентность и силу. Или наоборот  неверие, недоверие. Споткнется или не споткнется?

На любую апелляцию к «логике текста Андреева» можно показать совершенно другую логику этого же текста. Не говоря уж о разном толковании общеупотребимых слов, коих в его тексте 99,999% В принципе нельзя что-то доказать таким образом.

«Майн Кампф» Гитлера мы ненавидим потому, что мы знаем и ненавидим Гитлера. Но можно дать такой «объективный анализ» его текста, который покажет автора просто бессовестным, хотя и неглупым блогером-шовинистом, радеющим за свою родину. Ничего свирепого.

Про фразу из евангелий об «употреблении» плоти и крови Христа – основателя ордена каннибалов остроумно написал Ярослав. Для атеиста и безбожника это ведь тоже будет герменевтика?

Вы – цитатки из Андреева про «полноту власти», а мы вам – ту же цитатку с другим толкованием.

Вы – о власти как абсолютном зле, мы вам – докажите.

Вы нам список святых из «РМ», мы – список родомыслов оттуда же.

Вы – тезис об удушении демократии при РМ, мы вам – цитатку из Андреева о том, что писать Конституцию будущего не его дело.

И т. д.

Казалось бы, кому размышлять о конституции эпохи РМ, если не нам – вдумчивым читателям Андреева, его ученикам и друзьям? Однако нет. Есть у некоторых какой-то импульс «опустить» тексты Андреева, вместо того чтобы помочь им.

И уж до чего своеобразная «помощь» – ампутация сердца…

 


 

Фёдор Синельников:

М. Б. …с твоими тезисами о недопустимости «сакрализации» госвласти я смогу согласиться только в том случае, если ты докажешь, что такая власть есть зло по определению. Но ты, извини, не доказал. Да и не сможешь.

Что значит «зло по определению»? Я говорил о том, что власть как принцип, как «предельная идея» взаимоотношений, противоположна Любви, Свободе и Творчеству.

Что такое «сакрализация власти»?

I. Утверждение, что власть как принцип отношения Бога (субъекта) к сообществу становящихся сущностей (объектам) является таким же Его атрибутом, качеством, как, например, Его любовь к ним и Его с ними сотворчество. Если для тебя это так, то мы верим в разных богов. Это разные образы веры. И это означает, что все остальные наши с тобой представления о том, что такое любовь, свобода, богосотворчество, божий промысел, слои мироздания и пр. и пр., просто несводимы. Поэтому ни споры, ни аргументы – не работают. Надо здесь для начала определиться.

II. Под «сакрализацией власти» может пониматься объявление какого-либо порядка социальных отношений и его верховного репрезентатора священным. Основой для этого являются положения, что:

1) Правитель наделен властью свыше, а ее источником, как в нашем мире, так и в мироздании (во всей его полноте), является Бог.

2) Земная социальная иерархия есть отражение небесной.

3) Какие бы грехи не совершали конкретный сакральный властитель и его представители, сама система социальных отношений остается священной.

По первому пункту – см. I.

По второму пункту – земная иерархия не может быть отражением небесной, потому что в нашем мире в людях есть эйцехоре, и именно благодаря этому и возникают социальные иерархии. Небесной иерархии аналогичной земной не существует, и постулирование ее существования является следствием аберраций сознания, искаженного «семенем дьявола».

По третьему пункту – без комментариев.

Я – на стороне Иисуса и всех тех святых и праведников разных метакультур, которые не прикасались к политической и конфессиональной институционализированной власти (не надо здесь опять про «власть слова»). Все они воплотили здесь, в нашем мире, небесные эйдосы. Их подвиг – сверхвременной. Он не замутнен ни эгрегориальными, ни державными инспирациями.

Ты на чьей стороне? Ты можешь вспомнить родомыслов прошлого, мечом защищавших правду, как они ее понимали. Но, во-первых, все родомыслы в той или иной степени связаны либо с эгрегорами, либо с уицраорами. Во-вторых, это фигуры навсегда ушедшего прошлого. Возвращаться к идеалам рыцарских времен – это значит видеть в какой-то конкретной общности противников Бога, которые должны быть физически, как бы это мягче сказать, нейтрализованы.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано (Фев. 25, 2015 00:20:31)

Офлайн

Board footer

Модерировать

Powered by DjangoBB

Lo-Fi Version