яблококаждыйпредставляетсебепоразномунеобязательнокаксолнце проект выход сетевой журнал:::::

о первом сексуальном пособии советского школьника

 

Правильно ли я понимаю, что советский паспорт в стихотворении Маяковского является дубликатом эрегированного пениса - и что именно этот объект автор называет "бесценным грузом"?

Если мое предположение верно, то рассматриваемый текст можно считать первым и единственным сексуальным пособием советского школьника. Его учили эксгибиционизму, фетишизму и активному гомосексуализму - причем все это следовало проявлять в отношении госслужащих стран, враждебных большевизму, и вообще представителей эксплуататорских классов.

Иные трактовки не показались мне убедительными.

А ведь отсюда вытекают дальнейшие аллюзии - советский паспорт в таком случае есть всего лишь копия полового органа в рабочем состоянии. Чем тогда является само советское государство в контексте этой логики? Воплощением мирового либидо?

Идем далее. Знакомясь с дубликатом, буржуазный чиновник получает информацию о гражданстве владельца как дубликата, так и оригинала. Следовательно, на оригинале тоже должна быть информация о гражданстве. Но каким образом она могла быть подана? Татуировка на пенисе? Особый вид обрезания? Пирсинг с надписью на кольце "И единою черною волей сковать" (то есть "Пролетарии всех стран, соединяйтесь")?

Хотя надпись та, если была, то была чем-то вроде палимпсеста. Под такими надписями, когда они стираются, обычно открывается "все проходит - и это пройдет".


***

Сижу я этим летом в нью-йоркском ирландском пабе, смотрю футбол - щел чемпионат мира. Весело, можно мой слабый английский потренировать. Россия к этому моменту, к моему удовольствию, если еще и не вылетела, то уже была к этому готова - я полагал и продолжаю полагать, что всплески бурного патриотизма, которыми часто сопровождаются победы национальных футбольных сборных, для сегодняшней России являются овердозом. И вот спрашивают меня, откуда я. Мы обсуждаем с моим собеседником слабость российской сборной, и в заключение разговора он - видимо, чтобы меня утешить - сказал: "У русских слабая футбольная команда, зато очень сильная армия". После этого на вопрос о своих корнях я стал добавлять, что я сбежал от путинского режима - чтобы не выслушивать таких сомнительных комплиментов. Он бы еще сказал, что зато у российского президента член до колена.

А потом случилась история с малайзийским самолетом. И прочитал я в ФБ фразу следующего содержания: "удивляет [...] скорость, с какой готовы обвинить своих [...]". Это, конечно, о моей (и не только) уверенности, что самолет сбили мятежники востока Украины.

И вот возникает у меня вопрос - что это за "свои" такие? С какой стати мне навязывают общность с Путиным, Гиркиным, Бородаем, Моторолой, Пономаревым, Безлером и Мозговым? Неужели тем, что у меня есть та же бумажка, что и у некоторых из них - такая красненькая, с двухголовым птичьеобразным хищным монстром? Или тем, что я якобы говорю с этими людьми на одном языке?

Что до языка, то я стараюсь говорить на языке Пушкина и Бердяева, Герцена и Льва Толстого. А не на той полуфене и языке подворотен, который юзают перечисленные персонажи из тамбовской стаи товарищей. "Юзают" - это мой сленг английского происхождения, который издревле вводили в русский язык хиппи. Шишков, прости. Пушкин тоже адаптировал французский. И свои для меня - хипье, богема и интеллектуалы Запада в куда большей степени, чем какбырусскоговорящие "посоны".

А насчет той бумажонки с тотемом - я ее не выбирал. На белом свете без таких бумажек жить человеку никак не позволено. У меня еще и прописка есть, во вполне конкретном доме - но она никак не делает моих соседей по дому автоматически "своими". Я "на районе" перестал тусоваться, как только школу закончил.

А теперь я перестал тусоваться также "на городе" и "на стране". Мои друзья и коллеги, мои единомышленники, подавляющее большинство которых я еще не знаю лично, живут по всему миру. Они для меня "свои". А я - гражданин мира.

Когда уже начнет выдаваться такая бумажка? Окончательная бумажка! Фактическая! Настоящая! Броня! Впрочем, бумажки не обязательны. Можно просто верить мне на слово. Я даже не требую, чтобы терролатры пропускали меня просто так через свои границы - я им буду показывать предмет их культа, терролатрический пропуск, так и быть. Но не надо меня с ним идентифицировать по моему выходу из их храмов и святилищ.

 

Комментарии на сайте синхронизированы с комментариями на форуме. Вы можете либо оставить их здесь, либо перейти на форум, выбрав пункт «обсудить на форуме» из меню у правого края экрана.
авторизация Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Leon
30.11.2014, 10:30
Митя, я думаю вы прекрасно понимаете, что это “свои” - это клеймо совка. Способ разделения на своих и чужих. Способ привязать к столбу, куда бы вы ни шли и не ехали. “Ты наш, мудила! И мы с тобой сделаем что угодно!” И что интересно, большинство совков в совке, в том числе и современном его варианте, это клеймо принимает вполне себе с удовольствием.
Александр
01.12.2014, 18:32
В принципе, каждый человек должен иметь право выбрать себе компанию по душе. Кому-то милы Путин с сотоварищами, кому-то Навальный с сотоварищами, кому-то Гиркин с сотоварищами, а для кого-то они все одним миром мазаны… Кто-то любит Цветаеву и Гиппиус, кто-то Щипачёва и, скажем, Пикуля, а кто-то Личутина и Распутина. У них - просто разные компании. Причём кто-то любит бардовские песни на старые стихи Юнны Мориц (и продолжает их любить), а кто-то - её жутко патриотические новые стихи и даже готов “простить” ей её еврейство. Это разные Юнны Мориц и у них разные почитатели. Кто-то мечтает о возрождении великой империи (у них - своя компания), у других - своя компания. А тираны всегда отказывают личности в выборе компании.

Мне, например, не нравится компания мистера Обамы. Ну и что? Он ко мне со своими “чувствами” и не лезет. И это моё право - его не любить. А когда “любовь” навязывают, то называется она иначе, да и уголовный суд сочтёт её весьма опасным преступлением…