#1 Май 30, 2014 15:32:36

Елена Волкова
Зарегистрирован: 2013-07-13
Сообщения: 37
Профиль   Отправить e-mail  

Курица – не птица, Украина – не заграница, баба – не человек

 

4-Я ЧАСТЬ РАБОТЫ ЕЛЕНЫ ВОЛКОВОЙ "ХРИСТИАНСКАЯ АПОЛОГИЯ PUSSY RIOT"

 

"Устинька. Есть разные разговоры. А то вы разговариваете, а мы должны молчать. Куда как приятно! Вот два самые благородные разговора - один: что лучше - мужчина или женщина?

Ничкина. Ну, уж нашла сравнение! Уж что женщина! Куда она годится! Курица не птица, женщина не человек!" (А. Островский. "Праздничный сон — до обеда")

 

"Я же смотрю на Толоконникову и вспоминаю только кур". katrinn.livejournal.com/280437.html

 

"Ты же понимаешь, Джордж, что Украина – это даже не государство!" (Путин – Бушу)

 


У пословицы много вариантов, в большинстве которых сохраняется ее "куриная" часть:

"Курица - не птица; Украина (Польша, Монголия, Болгария и др.) - не заграница; Москва – не столица; женщина – не математик; акушерка (стюардесса) – не девица и т.п."

Курица, конечно, птица, но домашняя и нелетающая. В природе немало диких нелетающих птиц (пингвины, киви, страусы), но презрительную пословицу сложили про курицу. Почему? Потому что она приручена? И ее нужно кормить? Кудахчет и не дает спать? Напоминает этим ненавистную жену?

Курица, пожалуй, столь же распространенная аллегория женщины, как и кошка. И для нее тоже характерна полярность значений.

В Евангелии от Матфея Христос прямо сравнивает себя с курицей-наседкой, символизирующей небесный покров, и соединяет этот образ с обличением тех, кто отвергает Бога:

"Иерусалим! Иерусалим, убивающий пророков и побивающий камнями тех, кто послан к нему! Сколько раз мне хотелось собрать весь народ твой вокруг себя, как собирает наседка выводок под крылья, но вы не захотели! И вот "ваш дом оставлен пуст"! Говорю вам, вы не увидите Меня до тех пор, пока не скажете: "Благословен Идущий во имя Господа!"

Курица, наряду с голубем, - библейский символ Бога, воплощающий его "женские" качества: заботу и нежность матери, ее стремление оградить детей от опасности.

Как отмечал философ Георгий Гачев, в русском православии "женские" свойства Христа были перенесены на Богородицу, чей Покров напоминает крылья наседки, чья иконография и гимнография подчеркивают милосердие, всепрощение, нежность и любовь, в то время как русский Христос часто сохраняет ветхозаветные "мужские" черты самодержца-пантократора и сурового судьи. Женский образ русского православия дал импульс для богатой метафизики женственного в искусстве символизма, в софиологии, учении Даниила Андреева, позднее - в синкретичной мистике Богородичного центра.

В массовом религиозном сознании почитание Богородицы даже привело к возникновению "народной троицы": Иисус Христос, Божья Матерь и Николай Угодник. Простонародное обожествление Девы Марии, однако, легко сочеталось с мизогинией - презрением к женщине как таковой.

Церковь создавалась как мужская ритуальная территория, в которой женщина оказывалась маргинальной подчиненной фигурой, а потому искала пути непрямого воздействия на жизнь общины. В результате антифеминных запретов и ограничений в православии сложился теневой женский институт влияния: за спиной архиерея и настоятеля и сегодня нередко маячит женская фигура, которая правит бал в приходе или епархии. Патриарх Тихон будто однажды сказал, что католическую церковь погубит папизм, а православную – бабизм. Под бабизмом понимая тайное влияние женщин.

При патриархе Пимене (Извекове), например, особой властью обладала Надежда Николаевна Дьяченко, которую тогда прозвали Надеждой всея Руси. Сторонники Pussy Riot стали так в шутку называть Надежду Толоконникову, противопоставляя ее нравственный авторитет – власти патриарха. Контраст между двумя Надеждами очевиден: первая воплощала подковерную интригу, имея при этом амбиции пушкинской "старухи", возжелавшей стать владычицей морскою, вторая – открытый прямой протест женщины против церковной дискриминации, за ее право на амвон и критику священноначалия.

Феминистский протест Pussy Riot не нашел понимания в женской церковной среде. Напротив, вызвал гнев и агрессию. Это говорит о том, что прихожанки не только в массе своей смиряются с церковной дискриминацией, но исповедуют ее как "символ веры". А наиболее активные из них довольствуются ролью фавориток, даже не понимая унизительности своего положения. Христианский феминизм неведом Русской православной церкви, в которой мизогиния освящена средневековым богословием и патриархатной традицией. На Западе христианская ветвь феминизма развивается довольно активно, вступая в противоречие с убеждением, что религия и феминизм суть вещи несовместны.

Если в Евангелии курица – символ Христа, то в народном антифеминном языке у женщины "куриные мозги", "куриная голова", она "глупая", "слепая", "мокрая", "общипанная" курица. Еще она может быть "болтливой как сорока", "не матерью, а кукушкой" и пр. Ту же уничижительную функцию выполняют и образы домашних животных: корова ("коровище", "бодливой корове Бог рог не дает", "долог у коровы язык, да не велят говорить", "та бы корова молчала, которая под медведем бывала"), коза ("девки не люди, козы не скотина", "коза в сарафане"), из которых наибольшее презрение выпало свинье ("знай свинья своё стойло", "знай свинья своё порося", "наряди свинью в серьги, а она в навоз" и пр.).

"Мужской" язык анималистики и орнитологии превозносит самцов диких птиц и животных, ассоциируя их с хозяином, лидером, партией и государством: орел, сокол, стерх, медведь, волк, барс и пр. Высмеивая двуглавого орла, люди, не задумываясь, называют его "общипанной курицей" или "курицей-мутантом" в полном согласии с муже-женской иерархией высокого и низкого.

 

Опрокинутая иерархия

Многие слова Иисуса из Назарета опрокидывают привычную для его времени иерархию ценностей и представлений: он утверждает, что счастливы (блаженны) бедные, а не богатые; страдающие, а не мучающие; устанавливающие мир, а не побеждающие в войне; что врага нужно любить, а не уничтожать; что вору нужно отдать больше, чем он хочет украсть, и т.д.

Его слова и дела можно воспринимать прямо или метафорически, но очевидно, что ими опрокидывается и социальная, и гендерная иерархия:

  • нищий бродяга объявляет себя всемогущим царем и Сыном Божиим;
  • бесправный ребенок оказывается в его глазах важнее взрослого;
  • бедняки и презренные маргиналы (рыбаки, мытари, блудницы, прокаженные и пр.) – более значимыми, чем священноначалие и правители;
  • Он тактичен и милосерден по отношению к женщине, обвиняемой в неверности, в которой можно увидеть аллегорию преступницы ("Кто сам без греха…");
  • среди его учеников и покровителей немало женщин;
  • они оказываются более смелыми и преданными ему, чем мужчины: стоят у креста и приходят на следующий день (без сопровождения мужчин!) к его гробнице, охраняемой воинами (мужчинами, которые могут применить к беззащитным женщинам насилие);
  • Он впервые открывает свое Божественное происхождение самарянке, дважды презираемой – за принадлежность к низшему полу и племени неверных; то, что Он снизошел (опустился?) до разговора с ней у колодца, само по себе вызывает возмущение его учеников;
  • воскреснув, Иисус является сначала женщине - Марии Магдалине, память о которой, по мнению ряда библеистов, была позднее опорочена учениками-мужчинами, которые заклеймили ее блудницей.

А начать нужно было бы с того, что Иисуса рождает простая женщина, за что ее тоже называют блудницей. В нарративе о непорочном зачатии явно заложена провокация: проверка мужчины (Иосифа) и общества на доверие к женщине и ее праву распоряжаться своим телом. Заметим, что в сцене Благовещения, когда ангел говорит Мариам, что та родит Сына Бога, Дева сама дает на это согласие, а не бежит спрашивать разрешения у своего "господина" - мужчины, с которым обручена. Это ее собственное решение, или результат ее собственного общения с небесами. Если же перевести эту сцену на современный язык психологии или философии, то женщина распоряжается своим чревом в согласии с собственным внутренним голосом, глубинным под/сознанием ("Царствие Божие внутри вас") или свободным основанием экзистенции (Эдмунд Вебер).

Рассмотрим истории Богородицы и Марии Магдалины как собирательную притчу о женском "подвиге и наказании" (вне какой-либо претензии на историчность). Обе Марии бросают вызов общественным представлениям, религиозным нормам, поскольку официальной религии предпочитают либо собственное откровение, либо проповедь бродячего проповедника, который, по мнению многих, безумен, а значит - бесноват. Совершив подвиг, который позднее поставит их в ряд самых известных из великих женщин мира, они при жизни получают обвинение в распутстве. Наградой за подвиг оказывается клеймо блудницы. А потому, прежде чем обвинить женщину в беспутстве, представь на ее месте Богородицу. Такова мораль этой символической притчи.

 

От иерархии – к гетерархии

Опрокидывая социальную, возрастную, гендерную и ценностную иерархии, Иисус не создавал новой вертикали на ее месте. Ни рыбаки, ни дети, ни женщины, ни самаряне не призваны доминировать над богачами, стариками, мужчинами, иудеями. В Евангелии Бог открыт всем, и приближение к нему женщин и бедняков, возвышение детей или самарян, важно как утверждение их равного достоинства перед Богом наряду с теми, кто относится к ним свысока. Так вертикаль превращается в горизонт – горизонтальную линию, соединяющую небо и землю.

Церковь же восстановила иерархическую вертикаль, попранную Христом, поставив мужчину над женщиной, взрослого – над ребенком, священнослужителя – над мирянином, европейца – над евреем, и пр. В качестве обоснования было, в частности, использовано так называемое откровение Псевдо-Дионисия Ареопагита "О небесной иерархии", которая дала религиозную санкцию социальной вертикали. В Средние века богословами, развивавшими идеи Платона, Аристотеля и Прокла, была разработана Великая цепь бытия (Great Chain of Being), на вершине которой располагался Бог, под ним – девять ангельских чинов, затем лестница людей (от короля – до крестьянина), животных, птиц, морских животных, рыб и минералов.

Great Chain of Being 2 

Женщины в Великой цепи бытия располагались ниже мужчин, черная раса – ниже белой, азиаты и цыгане – ниже европейцев, римлян и греков. Каждый из разделов, от ангелов до минералов, представлял строгую иерархию всех известных образцов небесного и земного мира.

Согласно Бахтину, средневековая социальная иерархия опрокидывалась в период карнавала, когда торжествовал дух собственно человеческого равенства и свободного панибратства. Карнавальное развенчание иерархии в этом смысле выполняло высокую христианскую миссию, восстанавливая равное достоинство людей перед Богом.

У слова "иерархия"/"иерархический" (греч. ἱερός "священный" и ἀρχή "правление") до середины XX в. было много синонимов, но ни одного адекватного антонима. "Анархия" (в обыденном, не концептуальном смысле) - антоним не "иерархии", а "порядка", который вертикальная субординация если и обеспечивает, то насилием, неизбежно взрывающим общество изнутри. Научный термин-антоним появился в 1945 г. в работе нейропсихолога и кибернетика У. Маккаллока (Warren McCulloch) "Гетерархия ценностей, обусловленная топологией нервных сетей". Маккаллок взял за основу греческое слово "έτερος" (другой) и видел в гетерархии принцип координации и взаимодействия элементов на основе разнообразных, но равноценных отношений. Этот термин был заимствован социологией, где стал объектом для дискуссии.

Более расхожий антоним – "горизонталь"/"горизонтальный" - приобрел популярность в российском протестном движении 2011-12 гг., которое в противовес путинской диктатуре и вертикали выдвигало идеи анти-вождизма, развития горизонтальных связей, создания гражданского общества снизу и пр. Анти-вождизм был одним из принципов движения Occupy Wall Street и акционизма Pussy Riot. У панк-группы он органично сочетался с политическим анархизмом и карнавальной художественной стратегией.

 

Евангелие от постмодернизма

Как Иисус Христос шел к простым рыбарям, принимал мытаря и блудницу, возвышал детей и самарян, а страдания больного ставил выше сакрального ритуала, так и постмодернистское общество обратилось к презираемым маргиналам, чтобы утвердить их как равноценных представителей человечества. На смену национальной иерархии как дискриминации народов пришел мультикультурализм, на смену патриархату – феминизм, возникло широкое движение за права национальных и сексуальных меньшинств, детей и пожилых людей, заключенных и инвалидов. Как и в Евангелии, апология маргинала отстаивала его право на достойную жизнь равного среди равных. Это был слом иерархического мышления и переход к гетерархии как сложному взаимодействию равноценных элементов единого социального организма.

В России западную горизонталь восприняли как очередную вертикаль, поскольку в стране по-прежнему доминирует иерархическое сознание. Как утверждает психоаналитик Н.Н.Нарицын:

"Иерархическое мышление – это восприятие мира, при котором человеку чрезвычайно дискомфортно находиться в социумах, не имеющих выраженных лидеров, иерархических лестниц и прочих вещей, которые четко отражают основную максиму: "Ты начальник – я дурак, я начальник – ты дурак". Эта максима описывает всю суть иерархического мышления. И человеку с таким мышлением постоянно нужно знать, кто в том или ином социуме по отношению к нему Начальник, а кто – подчиненный (он же Дурак). Тогда он сам будет четко представлять общую картину социума и сумеет так или иначе в нее вписаться".

Бессмертной иллюстрацией иерархического мышления стал рассказ Чехова "Смерть чиновника", в котором "прекрасный экзекутор" с говорящей фамилией Червяков переживает нарушение субординации как личную трагедию и умирает, "млея от ужаса", услышав наконец-то долгожданный крик обчиханного генерала.

Современные червяковы в бизнесе первым делом начинают выяснять, кто будет главным в проекте, а кто подчиненным; в школе и дома унижают детей, потому что "они иначе не понимают"; любое сообщество превращают в трудовой исправительный лагерь, подчиняющийся Хозяину. Было бы честнее и полезнее преподавать детям в школе "Основы иерархической культуры", разъяснять Табель о рангах и законы крепостного права. Это сделало бы школьников гораздо более приспособленными для взрослой жизни.

Российские червяковы от идеологии тоже не в состоянии принять идеи равенства стран, национальностей, языков, возрастов, полов, сексуальных ориентаций, эстетических практик, чего бы то ни было. Они всякую горизонталь превращают в любимую вертикаль власти, а потому в идее гражданских свобод видят либеральный фашизм, в национальной независимости Украины – "бендеровский" фашизм; в феминизме – женский реваншизм; в защите прав ЛГБТКИ – пропаганду и диктат гомосексуализма; в акционизме – "уничтожение искусства"… То есть во всех видят самих себя: пропагандистов, диктаторов, шовинистов, агрессоров. "Гляжу в тебя как в зеркало…".

Субординация национальностей, прописанная в средневековой Цепи бытия, сохраняется в современной России. Формальная реабилитация "проклятых народов" не привела к реальному восстановлению их прав, как и хрущевская реабилитация политзаключенных не сделала их полноправными гражданами после освобождения. Год назад Генконсул РФ в Крыму Владимир Андреев решил не пускать российскую делегацию на премьеру фильма о депортации крымских татар "Хайтарма", потому что в нем замалчивается "тематика предательства", а год спустя в оккупированном Крыму запретили проведение массовых акций поминовения жертв геноцида.

Идеологи антиукраинской кампании (Дугин, Кургинян, Аксючиц и Ко) не только подчеркивали вторичность украинской нации, но и прямо отказывали ей в праве на существование: курица – не птица, украинцы – не нация. Украина, таким образом, в их глазах не только не заграница, но и вовсе не государство. Так пословица, основанная на преувеличении, стала тезисом отрицания целой нации, ее культуры и государственной независимости, что можно определить как идеологическое уничтожение народа, оправдывающее реальную войну против него.

Путин в крымской речи 18 марта 2014 г. заявил, что "миллионы граждан Украины не видят для себя перспектив на родине и вынуждены уезжать за границу на подённые заработки в другие страны. Хочу отметить, ни в какую-то Силиконовую долину, а именно на подённые заработки". Будто масса русских не уезжает на подённые заработки на Запад! Ему было важно унизить украинцев до "нации чернорабочих" и тем самым поставить их в один ряд с приезжими с Кавказа, из Средней Азии, ненависть к которым наши политики преступно раздувают в своих интересах. Оратору и невдомек, что бесчеловечно как его презрение к физической работе, так и очернение целого народа. Вместо того, чтобы воспитывать в гражданах уважение, сострадание к мигрантам и ответственность перед ними, президент разжигает ненависть к ним.

Иерархическое сознание, как правило, непроницаемо для идеи равноценного взаимодействия людей или национальностей, что блокирует возможность диалога. Ты ему о фактах и законах, а он кричит "караул, бендеровцы, фашисты, сектанты, американцы, гейропа, бесы наступают! спасайся, кто может!" Иерархическое мышление катастрофично по своей природе, потому что живет в страхе перед всеми – начальниками свыше и презираемыми, что внизу.

Не потому ли Христос молчит перед Пилатом, что понимает невозможность диалога с иерархическим чином? Жена Пилата, заметим, оказывается более восприимчива к "голосу горизонта", чем ее вельможный муж.

Действенным оказывается не диалог, а провокация: исцеление в субботу, опрокидывание столов в храме, угроза разрушить его и восстановить в три дня. Протестные акции, одним словом.


Зачем курицу украли?

Так в переводе на литературный язык звучит название акции петербургской арт-группы "Война". В оригинале – "Пошто пи*дили Куру?" или "Сказ о том. как Пи*да Войну кормила". Вопрос требует ответа. Конечно, украли не для того, чтобы эту акцию ошибочно приписывали Pussy Riot.

Самый простой ответ заключен в самом вопросе. Высмеивание тотального воровства как нормы жизни. Воруют, крадут, радостно сообщают друг другу, что "спи*дили" бутылку, баррель, бюджет. Художественный прием очень простой – прямая визуализация расхожего матерного глагола и еще более распространенного действия. Воруем – не горюем, а смотреть на себя не хотим? Неча на зеркало пенять, коли на руку нечист.

Очевидно, что многие общественные нравы и нормы совершенно безнравственны. Очевидно, что лидирует среди них воровство, которое давно стало привычным и даже почитаемым ремеслом. Да что ремеслом! Искусством и образом жизни. Потому протестный лозунг "Долой жуликов и воров!" и не стал общенародным, что население в массе не видит в обмане и воровстве ничего плохого. Более того, считает закономерным, что человек использует власть для собственного обогащения. Многие сами поступили бы так же, получи они такую возможность.

А вот женщина, Елена Костылева, разыгравшая любимую российскую забаву "Спи*дить и смыться" под камеру, возмутила многих. Особенно, конечно, Мизулину, которая вместо того, чтобы разбираться с домами и счетами своих коллег, бросилась в бой с уличным протестным театром, даже не выяснив имен актеров. И конечно увидела в акции посягательство на "общественную мораль и нравственность". На ту самую безнравственную мораль или аморальную нравственность, против которых действительно была направлена эта сюжетная визуализация популярного глагола.

Акция проходила под лозунгом "Безбл*дно!", который участники использовали во многих смыслах (честно, гуманно и пр.). Как сказал лидер "Войны" Вор: "Слово `бл*дь` в Древней Руси означало ложь, обман, заблуждение. Блуд, блудный - это человек заблудившийся, потерявший всякие морально-этические ориентиры. Современный обыватель, мечтающий о машине, даче, квартире и разврате – это бл*дь. Жлоб, то есть агрессивный обыватель, например, мент, - тоже бл*дь. И сегодня мужики, населяющие наш мир, даже больше бл*ди, чем женщины!".

Но шутовское обличение воровства – лишь первый поверхностный смысл акции. Как всякий абсурдистский жест, она карнавальна, а значит – амбивалентна. "Безбл*дно" означало и "бесплатно". Группа "Война" прямым действием – кражей - протестовала против денег и "купли-продажи", утверждая, что сами воровали, воруют и будут воровать. Воровство против воровства во имя воровства - против продажности и денег. Таков парадоксальный, но при этом ясный клубок смыслов (второго уровня).

Но и это еще не все. Плуцер-Сарно приводит тексты матерных куплетов, которыми сопровождалась акция, представлявшая, в его интерпретации, потешные похороны курицы, которая после смерти попадала в ад женской утробы. Смерть, могила, ад вагины… Звучит как пародия на инфернальный образ женщины - бездны порока, исчадия ада - который был популярен в средневековой культуре. В современном супермаркете, таким образом, была разыграна потешная мистерия о вавилонской блуднице, чья плоть стала декорацией бездонного ада.

В текстах Сарно можно обнаружить и более сложные смыслы акции, для анализа которых мне, к сожалению, не хватает философского образования.

Современный исследователь перформанса Мария Антонян указала мне на предшественниц Костылевой, которые использовали свое обнаженное тело для переосмысления негативных стереотипов о женских "вратах ада". Кароли Шнееманн (Carolee Schneemann) в 1975 в своем перформансе "Внутренний свиток" (Interior Scroll) вынимала из вагины скролл с текстом, который она разворачивала и зачитывала публике. Тем самым женское тело позиционировалось как источник мудрости - как плоть, рождающая слово и являющая "логосный состав материи" (Яннарас Христос). Христианские аллюзии были очевидны.

В декабре 2013 г. австралийская художница Кейси Дженкинс (Casey Jenkins) представила многодневный перформанс "вагинального вязания": она каждый день помещала внутрь себя клубок шерсти, из которой вязала на спицах узкое полотно как образ жизни тела во времени. Ей было важно одомашнить женское тело, лишить его коннотации соблазнительного и скандального через погружение в монотонную повседневность привычного.

Но вернемся к курице, которую Фрейд, кстати, считал образом матки. Карнавальная связь акции с женским "телесным низом", смертью и рождением, проклятиями и божбой, осмеянием и утверждением наводят на мысль, что она сознательно создавалась по лекалам Бахтина. Но почему ее приписали Pussy Riot?

 

Трансфер

В ложной атрибуции авторства "куриной" акции (которую многие продолжают приписывать группе Pussy Riot) мы сталкиваемся с психологическим синдромом переноса (трансфера), когда ранее пережитые чувства и отношения переносятся на другого человека. Классический трансфер происходит на бессознательном уровне: опыт прошлого незаметно для человека становится моделью его взаимоотношений в настоящем. Если трансфер принимает форму психоза, то логические аргументы бессильны. Так произошло с Курицей, возмущение которой перенесли на участников панк-молебна, заведомо отвергая какой-либо разумный анализ обеих акций.

Тренсфер как сознательный прием успешно используется современной пропагандой. Так, патриарх Кирилл перенес большевистский антицерковный террор на Pussy Riot, представив их протест как новую волну гонений на церковь; кремлевские идеологи перенесли опыт Великой отечественной войны на конфликт с Украиной, отождествив Евромайдан с нацистами/фашистами и бандеровцами, а затем перенесли опыт киевского Майдана на донецкий Антимайдан. Во всех этих случаях пропагандистская машина работает как психотропное средство, доводящее людей до состояния навязчивого психоза, в котором они теряют связь с реальностью и способность к рассуждению.

Благодатной почвой для идеологического изменения сознания является иерархический тип личности, который не склонен к мышлению как таковому, а воспринимает мир как данность, как то, что принято в обществе, что велит начальник, показывают по телевизору, пишут в газетах и пр. Власть и ее голос в СМИ для него – высшая инстанция, а он сам располагается где-то посредине "Великой цепи бытия". Очень важно, чтобы именно посредине: между тем, кто выше него, и теми, кто ниже, потому что страшно оказаться в самом низу. Страшно, потому что того, кто на дне, все презирают и могут даже вычеркнуть из рода человеческого. Поэтому иерархический человек всегда ждет от Начальника, что тот укажет ему на очередного Дурака (как фашиста/нациста/развратника/беса и пр.), который займет ступень внизу, и тем самым поднимет обывателя или его страну вверх по лестнице, ведущей вниз.

На лестнице всегда дерутся: кто-то карабкается вверх, раздвигая локтями, кого-то сбросили под улюлюканье вниз. Сначала кажется, что каждый за себя, но вот толпа набрасывается на трех женщин, взлетевших ввысь, и остервенело сталкивает их с лестницы, а еще выше группа смельчаков развернула жовто-блакитний прапор и запела гимн. Разъяренные червяковы скопом рванули наверх, пытались дотянуться до флага, но… лестница зашаталась и рухнула. А прапор по-прежнему развевался в воздухе. Как крылья птицы.

Как же разобрать эту лестницу в головах? Лекарства два, считает Джордж Оруэлл, - настоящее просвещение и деятельное процветание: "В конечном счете, иерархическое общество зиждется только на нищете и невежестве". Еще оно держится на ненависти, которой оказываются заражены и сытые, и образованные. Как ее переплавить в доверие и любовь?

"Иерусалим! Иерусалим, убивающий пророков и побивающий камнями тех, кто послан к нему!". Украина нам послана как пророк, обличающий нашу привычку к воровству (Крым-то украли, как курицу средь бела дня!), убийству (снайперы, диверсанты, "ополченцы" и пр.), нашу злобу, начальстволюбие и чванство. Как пророк, раскрывающий картину возмездия, – того бумеранга насилия, который каждый день уносит жизни людей.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

ЧИТАТЬ ПЕРВУЮ ЧАСТЬ: "НИКОМУ НЕ УГОДИШЬ"

ЧИТАТЬ ВТОРУЮ ЧАСТЬ: "БИТВА БОГОВ"

ЧИТАТЬ ТРЕТЬЮ ЧАСТЬ: "КОТЯТА СЕСТЕР БЕРРИСОН И "ПЕСЬЯ БРАНЬ": О ЖЕНСКОМ И МУЖСКОМ ЯЗЫКЕ КУЛЬТУРЫ"

 

Отредактировано afftor (Янв. 31, 2015 06:15:52)

Офлайн

Board footer

Модерировать

Powered by DjangoBB

Lo-Fi Version