#1 Апрель 15, 2014 09:34:26

Славой Жижек
Зарегистрирован: 2013-07-13
Сообщения: 37
Профиль   Отправить e-mail  

Чему Европа может научиться у Украины

Поскольку выборы в Европарламент, назначенные на конец мая, уже близко, следует держать в уме недавние события в Украине. Протесты, которые в конечном итоге привели к свержению премьер-министра (??? - прим. перев.) Виктора Януковича и его группировки в конце февраля, были вызваны решением правительства предпочесть хорошие отношения с Россией возможной интеграции с Европейским Союзом. Как и ожидалось, многие левые отреагировали на массовые протесты покровительственно по отношению к бедным украинцам: "Как они обманываются, продолжая идеализировать Европу! Они неспособны видеть, что Европа в упадке! Они не понимают, что присоединение к Европейскому Союзу сделает Украину экономической колонией Западной Европы и поставит ее в положение сегодняшней Греции!"

Что, однако, игнорируют эти левые - что украинцы далеко не слепы в своей оценке реалий Европейского Союза. Они полностью осознают его проблемы и неравенство в нем. Их послание заключалось в том, что их собственная ситуация гораздо хуже. Европейские проблемы - экономическая нестабильность, не желающая сокращаться безработица - это проблемы богатых людей. Об этом следует помнить - несмотря на ужасающие проблемы Греции, африканские беженцы продолжают туда массово прибывать, что вызывает ярость у правых патриотов.

Гораздо важнее следующий вопрос: "Что представляет собой та "Европа", к которой отсылались украиснкие протестующие?" Европа не может быть сведена к одному простому ракурсу. Она охватывает широкий спектр явлений, от националистических - даже фашистских - элементов до идеи, которую Этьен Балибар (Étienne Balibar) назвал словом égaliberté, свобода-в-равенстве, которая представляет собой уникальный вклад Европы в мировую политическую имажинерию, даже если европейские институции уходят все дальше по пути предательства этой идеи. Между этими двумя полюсами только наивный может уповать на либерально-демократический капитализм. Что Европа должна увидеть в украинских протестах - так это все свое самое лучшее и все свое самое худшее.

Украинский правый национализм - это часть возрождающегося антииммигрантского, про-религиозного популизма, который позиционирует себя как "защиту Европы". Опасность этой "Новой Правой" была ясно осознана столетие назад Честертоном, который в своей "Ортодоксии" описал фундаментальный тупик критиков религии: "Люди, начинающие борьбу против Церкви во имя свободы и гуманности, губят свободу и гуманность, лишь бы биться с Церковью". Но разве не справедливо то же самое утверждение в отношении самих адвокатов религии? Как много фанатических защитников религии начинало с яростных атак на современную секулярную культуру и заканчивало отвержением любого имеющего смысл религиозного опыта? Разве не верно то же самое в отношении недавнего подъема защитников Европы от иммигранской угрозы? В своем старании защитить христианское наследие Европы новые зилоты готовы отвернуть самое сердце этого наследия.

Что мы должны делать в такой ситуации? Мейнстримные либералы говорят нам, что когда базовые демократические ценности находятся под угрозой со стороны этнических или религиозных фундаменталистов, мы все должны объединиться под либерально-демократическими знаменами культурной толерантности, сохранить то, что может быть сохранено и отложить в сторону мечты о более радикальной социальной трансформации. Так как насчет либерально-демократической капиталистической европейской мечты, которую украинские протестующие защищали столь яростно? Никто не может заранее сказать, что ждет Украину в Европейском Союзе, но можно быть уверенными, что суровые меры будут частью пакета.

Мы все знаем хорошо известный советский анекдот, ходивший в последнее десятилетие существования СССР - о Рабиновиче, еврее, который хотел эмигрировать. Бюрократ в эмиграционном офисе спросил его, почему он хочет уехать. Рабинович ответил: "Есть две причины. Первая - я боюсь, что СССР перестанет существовать и коммунисты потеряют власть, и новая власть обвинит во всех преступлениях коммунистов нас, евреев, снова начнутся еврейские погромы..." "Но, - перебил его бюрократ, - ведь это полная чепуха, ничего в Советском Союзе не может измениться, и коммунисты останутся у власти навсегда!" "Да, - ответил Рабинович спокойно, - и это и есть вторая причина".

Мы легко можем представить подобный диалог между критически мыслящим украинцем и финансовым администратором Европейского Союза. Украинец жалуется: "У нас в Украине есть две причины для паники. Первая - что ЕС просто оставит нас под российским прессом, и нашу экономику постигнет коллапс..." Администратор из ЕС перебивает его: "Вы можете доверять нам, мы никогда не оставим вас, мы будем вас плотно контролировать и советовать вам, что делать". "Да, - отвечает украинец спокойно, - и это наша вторая причина для паники".

Поэтому - да, протестующие на Майдане были героями, но истинная битва происходит сейчас: битва за то, какой будет новая Украина. И эта битва может оказаться более тяжелой, чем борьба с путинской интервенцией. Вопрос не в том, достойна ли Украина Европы, достаточно ли хороша, чтобы войти в Европейский Союз, но достойна ли сама Европа глубочайших стремлений украинцев.

Если Украина придет к смеси этнического фундаментализма и либерального капитализма, с тянущими за веревочки олигархами, она окажется настолько же европейской, насколько европейской сегодня является Россия (или Венгрия). Политические комментаторы заявляют, что ЕС не поддержал Украину в достаточной степени в ее конфликте с Россией, и что ответ ЕС на российскую оккупацию и на аннексию Крыма был вялым. Но есть и другой род поддержки, который отсутствовал в еще большей степени: Украине не была предложена реальная стратегия выхода из социоэкономического тупика. Европа должна первая трансформировать себя и обновить свою приверженность идее освобождения, сердцу своего наследия.

В своих "Заметках к определению культуры" великий консервативный мыслитель Т.С. Элиот заметил, что бывают моменты, когда единственным выбором является выбор между сектантством и неверием, когда единственным путем сохранения религии живой оказывается сектантское отделение от ее "основного умершего тела". Это сегодня наш единственный шанс. Только посредством "сектантского отделения" от разлагающегося трупа старой Европы мы можем сохранить европейское наследие свободы-в-равенстве живым. Такой раскол должен проблематизировать те самые предпосылки, которые мы имеем тенденцию принимать как нашу судьбу, как не могущее являться предметом обсуждения свидетельство нашего затруднения: феномен, обычно обозначаемый как глобальный Новый Мировой Порядок и необходимость посредством "модернизации" приспособить нас к нему. Грубо говоря, если возникающий Новый Мировой Порядок есть не подлежащая обсуждению судьба для нас всех, тогда Европа погибла. Поэтому единственный выход для Европы - пойти на риск и преодолеть это проклятье нашей судьбы. Только в такой новой Европе Украина сможет найти свое место. Не украинцы должны учиться у Европы, но сама Европа должна научиться тому, как воплотить мечту, которая мотивировала протестующих на Майдане.

 

Перевод Дмитрия Ахтырского. Оригинальный текст - в издании In These Times.

 

Отредактировано afftor (Янв. 28, 2015 08:51:22)

Офлайн

Board footer

Модерировать

Powered by DjangoBB

Lo-Fi Version