#1 Март 14, 2014 16:36:17

Сергей Кладо
Зарегистрирован: 2013-07-13
Сообщения: 21
Профиль   Отправить e-mail  

Западный восточный фронт. Расшифровка. Ночь с 12 на 13 марта

С Сергеем Кладо беседовал Дмитрий Ахтырский

 

С.К. Честно говоря, мы когда все это начали, я не рассчитывал на аудиторию, более широкую, чем круг людей, которые меня хорошо знают. Поэтому я бы хотел специально обозначить, что отдельная конкретная информация, конкретные факты, на которые я опираюсь, могут быть поданы неточно. Детали и точность, конечно, важны, но это не научная работа, это некоторое общее впечатление от ветров, которые дуют со всех сторон. Тут конечно, легко запутаться: я говорю “Вануату”, хотя Южную Осетию и Абхазию признала Науру и еще какой-то такой же остров. Считается еще, что Никарагуа, например, но там этот процесс, насколько я помню, до конца не доведен. Но с другой стороны, я не путаю Уэльс с Шотландией, когда говорю о сецессии, и меня как индикатор интересует именно Уэльс, потому что с Шотландией все достаточно очевидно. Как в этом разбираться читателям? Не знаю. Думаю, им надо брать, то что им интересно, а то, что для них существенно - перепроверять.

Мне кажется, что задача наших разговоров - уловить некий дух ситуации. Я довольно снисходителен к себе, когда речь идет об ошибках в деталях. Детали не являются основной задачей наших бесед. Наполовину это художественный сказ.

Д.А. Можно вообще взять слово “Вануату” в кавычки, принести извинения братскому вануатскому народу.

С.К. Мы не пишем тут монографию, не составляем точный аналитический отчет. Мы не перепроверяем некоторые сообщения - но мы опираемся на них, потому что сообразно своей системе фильтров им доверяем. Я могу посвятить 25 страниц тому, почему именно этот, а не другой, индикатор я использую в таком качестве, тот же Уэльс, например. Я не занимаюсь журналистикой, не пишу репортажи, не делаю аналитику в строгом смысле слова. Эти беседы и мои памфлеты - это размышления о процессах. Поэтому сами по себе конкретные персоналии тут не слишком важны - они нужны в качестве действующих примеров. Речь идет о процессах. Конкретные события являются выражениями процессов, которые происходят в тонкой материи, окружающей нас. Меня интересуют прежде всего изменения ветра - которые проявляют себя в колыхании листиков.

Д.А. Например, когда ты говорил о российском уицраоре как о “крокодиле”, описывая механизм его работы - я считаю, что твое описание более доходчиво, чем описание Даниила Андреева.

С.К. Оно не мое. Очень много лет назад я брал интервью для телевизионного фильма у одного директора научного института. Он отнесся к нашей группе с подозрением - и, прежде чем дать интервью, он нас пригласил попить чаю, чтобы понять, что мы за люди. И вот именно этот человек так сказал про КГБ. Что это машина типа “крокодил”, которая может двигаться только вперед, пожирая все на своем пути. Для меня это очень хорошо наложилось на мое представление… не то, чтобы о государстве - я не знаю, как назвать это го*но, с которым я столкнулся еще в детстве, когда я увидел в роддоме на пеленке штамп “имени Крупской”. От этого штампа и до бриллиантовой подписи Пшонки - все, что в это вмещается и что мы очень хорошо знаем по Советскому Союзу и тому, что окружает нас вокруг, весь тот бензин, на котором они работают, эти сволочи - в этом символе для меня выражается. Довольно тупое, древнее, сильное существо.

Д.А. И оно действительно пожирает творческую энергию. Оно ее не уничтожает, а перенаправляет на достижение собственных бессмысленных целей.

С.К. Ну конечно. На поддержание жизни этого существа.

Д.А. При этом оно может иметь собственный ум и быть более успешным - или иметь очень мало ума и быть совершенно идиотическим и все, важное для него в его парадигме, проиграть - но, так или иначе, оно само для себя будет очень сложным.

С.К. Эта стратегия иногда оборачивается против крокодила. Зная его повадки, туземцы закапывают в землю нож острием вверх - и когда крокодил движется вперед (а движется он только вперед), он пропарывает себе брюхо. Может быть, когда-нибудь народы нашей многострадальной родины изобретут этот нож. Хотя я думаю, что он нам всем известен. Это независимый взгляд на вещи. Способность жить без пыльного мешка на голове. Крокодилы всегда пытаются затащить жертву на свою понятийную территорию - потому что вся эта понятийная территория состоит из декораций, которые они сами меняют. Им очень легко на ней действовать.

Д.А. Это то, о чем говорил Фуко - власть дискурса.

С.К. Как только ты соглашаешься играть по их правилам, и обсуждать, почему у конкретной декорации стенка покрашена не так или стоит криво - все, считай, что тебе кабзда.

Д.А. “Но почему Кремль-то в зеленый цвет? - Я так и знал, что по первому вопросу у вас возражений не будет”.


С.К. Еще один вопрос, постоянно возникающий у меня в полемике с очень умными окружающими меня людьми. Несколько дней назад их умонастроение выразила Шевцова в своей записи в Фейсбуке: “Все, Запад нас сдал”.

Д.А. Да, это настроение среди российской либеральной общественности очень распространено.

С.К. “Запад сдал Украину”. Но я по-прежнему, при всем моем глубочайшем и искреннем уважении к Шевцовой… Конечно, это человек, который знает гораздо больше меня и мыслит гораздо лучше, чем я, по многим-многим вопросам. Я думаю, что в данном случае у нее были ошибочные индикаторы. Она, как человек, вовлеченный в эту историю эмоционально… Я тоже вовлечен эмоционально. И Андреас Умланд вовлечен в эту историю эмоционально - а он очень трезвый аналитик, наитрезвейший. Даже для трезвых западных политологов, которые прекрасно представляют себе устройство государства, законы, по которым государства возникают, знают историю Европы - все равно, каждый раз, когда происходит такое народное восстание, как в Украине, рождение новой, чистой страны, всегда есть страх, что это может не получиться. Что законы истории не сработают, что окно возможностей для народа закроется.

Д.А. Да, давай еще раз поговорим о роли Запада. Мы о ней говорили в самой первой расшифровке, 23 февраля. Это было давно. Теперь ситуация совсем иная. И я слышу от самых разных людей: “Запад сдает Украину”.

С.К. Я бы не согласился с Шевцовой, что Запад “демонстрирует отсутствие политической воли и бесхребетность”. Но нужно помнить, что западные державы всегда вели себя так. Например, по отношению к Гитлеру. И лично я не считаю, что Мюнхен был неправильным решением. Мюнхен был именно тем решением, которое позволило Западу сохраниться. Если бы он ввязался в войну сразу, то сработал бы план Сталина - завязать эту войну, войти в Европу “освободителем” и омыть сапоги в Ла-Манше. В России все орут о “мюнхенском предательстве” именно потому, что “предал” Запад именно Сталина. Но с ним никто договоров и не заключал. Поэтому если и можно в данном случае говорить о предательстве - так это о предательстве сталинских ожиданий. К сожалению, эта точка зрения - что Мюнхен был ошибкой - на Западе тоже довольно популярна. Но я так не считаю. Ошибкой было заявление Чемберлена: “Я привез вам мир”. Но сам по себе Мюнхенский договор стал причиной 22 июня 1941 года - что, конечно, очень плохо для СССР. Но западная политика и не должна была быть направлена на то, чтобы сделать хорошо СССР.

Западные политики заботятся о своих странах. Они заботятся о сохранении демократии. Это логично. Они стараются демократию распространить - потому что это эквивалентно распространению безопасности мирным путем. Это тоже логично и тоже вызывает у меня симпатию. Безусловно, у меня вызывает симпатию сама парламентская демократия. И дело тут не в уровне жизни - это не вопрос того, сколько денег в кармане.

Д.А. Я был в Коста-Рике. Это демократическая страна, где люди живут гораздо беднее, чем в США - но у них хорошая жизнь. Они там ездят на велосипедах и им хорошо.

С.К. Да, потому что хорошая жизнь состоит не только из возможности ездить на немецком автомобиле за сто тысяч долларов с георгиевской ленточкой и наклейкой “спасибо деду за победу”. Среди фундаментальных прав людей почему-то не защищено право на бедность. Я считаю, что это большая проблема в Европе и особенно в Америке - они давят на бедных с тем, чтобы они становились хотя бы средним классом. А это не верно. У человека должно быть право жить бедно, если он так хочет. Не все же хотят жить богато.

Д.А. В Америке есть колоссальный слой людей - в том числе часть богемы - которые не заботятся о том, богатые они или бедные. Они могут быть в этом году богатыми, а в следующем году бедными. Из Америки правило “быть бедным - это плохо” уходит. Это точно.

С.К. Хорошие новости. Спасибо.

Д.А. Статусы все менее там важны. В Нью-Йорке половина населения ездит на работу на метро и не хочет иметь машину, потому что на фига? Об этом мы с тобой можем отдельно поговорить в более мирное время.

С.К. Возвращаясь к поддержке Запада. Есть такой исторический факт - блокада Западного Берлина. У нас принято вспоминать про блокаду Ленинграда, но не принято говорить о блокаде Западного Берлина. Наверное, потому, что ее осуществляли советские войска. Руками западных союзников был построен воздушный мост в Западный Берлин. Задача этого моста была сделать так, чтобы в Западном Берлине было все. Чтобы люди, находящиеся там, не испытывали вообще никаких неудобств от того, что они там заблокированы. Туда возили даже гвозди и иголки. Самолетами. Понятно, сколько стоила каждая иголка. В результате советские войска блокаду сняли - потому что она оказалась бессмысленной. И при этом не погиб ни один солдат - в том числе русский. Можно ли было упрекать Запад в тот момент, что вместо того, чтобы воевать пушками, они использовали масло? Думаю, что вряд ли. Масло вместо пушек - вот политика Запада. И я считаю, что это правильная политика. Человеческая. Христианская.

Если в Будапештском меморандуме написано, что США гарантируют территориальную целостность Украины, это не означает, что они должны сбросить на Москву атомную бомбу, как только русские войска пересекут границу. Это абсурд.

Я не пацифист в строгом смысле слова. Я считаю, что военные операции, к сожалению, в мире необходимы. Но задача этих военных операций не в том, чтобы убить как можно больше народу. Эти военные операции имеют смысл тогда, когда они сохраняют жизнь и свободу людям. Если эта цель не достигнута, то они бессмысленны. Это тогда советское “освобождение”, которое несет за собой моря крови и страданий сразу после завершения военной операции, тоже не бескровной, и на долгие годы. Обязательства Запада в отношении Украины выражаются в том, чтобы добиться ее суверенитета и территориальной целостности. Этого можно добиться разными путями. Эту задачу невозможно легко решить за 15 минут. Крым, возможно, будет аннексирован. В той или иной форме он будет занят российскими войсками и будет удерживаться военным путем. Это будет милитаризованная зона. Но это не значит, что она должна освобождаться силой армии. И это не значит, что освобождение должно произойти моментально. Будет давление по всем возможным каналам, не исключая, впрочем и военные - если это окажется эффективным.

Строго говоря, военным путем освободить Крым нельзя. Точнее, его можно освободить от российских военных - но заодно освободить его и от всего остального, что там есть. Военного решения эта проблема не имеет - хотим мы этого или нет. Только политическое. Да, могут быть локальные или партизанские боевые действия, которые будут эти политические решения подталкивать.

Лучший способ освободить Крым - разложить войска.

Д.А. Есть еще один момент - продолжается стягивание российских войск к сухопутной границе с Украиной. Многие ожидают вторжения и на остальные территории.

С.К. Это самый большой вопрос, который сегодня стоит перед миром. Думаю, что сценарий реакции запада и НАТО проработан. Любой политик при известии о том, что происходит концентрация войск на границе, отдает приказ генералам. Если ты не будешь воевать в течение недели - генералы разойдутся по домам. А если будешь - то составить быстро план они не смогут. Нужно подготовить и перебросить войска.

Я не знаю точно, что там происходит - но какая-то военная подготовка в Украине идет. И было бы странно, если бы украинские военные сообщали бы об этом в твиттере.

Д.А. О минировании мостов, к примеру.

С.К. Я также думаю, что они могли обратиться к гражданам с просьбой не снимать технику. НАТО тоже, полагаю, не стремится сообщать о подробностях своей реакции. Но я уверен, что планы они рисуют. Будут ли они приведены в исполнение - это будет решение политиков. Но генералы рисуют - это точно. Должна быть подготовлена техника и логистика - хотят политики воевать или нет. Например, НАТО перебросило самолеты в Польшу и Литву. Лукашенко получил от Путина 15 истребителей. Он тут сделал странное заявление - что в случае чего, Белоруссия готова покрыть все энергетические потребности Украины. Непонятно - он решил продавать Украине российский газ с небольшой наценкой? А Назарбаев! Путину сказал: “Мы поддерживаем вас”, а Меркель сказал: “Мы Путина не поддерживаем”. В один и тот же день. С разницей, может быть, в два телефонных разговора.

Д.А. Диктаторы, что с них взять. Постоянное вранье.

С.К. В румынских территориальных водах начались маневры. По прямой - это совсем рядом с Крымом.

В России все эти дни идут эшелоны войск на запад. И не только танки. Все на свете. Они идут среди бела дня. Они разгружаются на железнодорожных станциях с платформ. Не стесняясь. Плюс вся эта нагнетаемая истерия. В приграничных областях - я знаю о Курской - патриотический подъем, люди собирают деньги и вещи.

С другой стороны - я посмотрел видео митинга на Васильевском спуске, на который согнали людей в поддержку действий российского руководства. Эти люди вообще не понимают, о чем разговор. Быков говорил на “Эхе Москвы”, что истерия августа 1914 года прошла через 3-5 месяцев. В XXI веке все происходит гораздо быстрее - нам и трех месяцев не надо. Поддерживать такой высосанный из пальца на пустом месте накал страстей больше месяца невозможно. Х5 Retail Groupe (“Пятерочка”, “Перекресток” и другие сети супермаркетов) повышает цены на 15% в среднем. Цены на продовольствие в мире растут. Рубль падает. Такие вещи сильно отрезвляют людей. Полагаю, что увеличивается осведомленность людей. Идет информационная война. Ею нельзя дирижировать, нельзя управлять - более того, ее нельзя прекратить. Даже если завтра выключить интернет - люди будут разговаривать между собой на улице. Мне всегда казалась дурацкой поговорка “Money talks, bullshit walks”. Тем не менее, если тебе говорят, что мы воюем со всем миром, и жрать будет нечего, ты приходишь в магазин, и видишь, что там все на 15-20% дороже - ты понимаешь, что уже началось. Большинство людей думает желудком. А желудочные последствия от того, что уже произошло, не наступают моментально - но они наступают. И они будут чувствительными. Путин неспроста говорит, что экономика России ничего не заметит. Это означает именно то, что всем будет плохо.

Думаю, в наши дни люди в России быстро поймут, что не надо им воевать ни за какую Украину.

Д.А. И как это понимание может выразиться?

С.К. В молчании. Этого достаточно. Это тоже большая сила. Когда молчит толпа, не согласная с лидерами. Для того, чтобы такая толпа начала говорить, нужен только повод. И кто-то, кто пойдет первым. А куда все покатится дальше - непонятно.

Даже если ситуация с Украиной не пойдет по самому страшному сценарию - она неизбежно приведет к революционной ситуации в России. Как себя будут чувствовать все эти народные массы, когда до них дойдет, что их развели, как кроликов? Какова будет эта революционная ситуация, каковы будут ее последствия, кто из нее каким выйдет - я не знаю. Наиболее вероятный результат при многих вероятных сценариях - распад России. Я не знаю, на какие зоны.

Д.А. Это будет определяться в ходе конкретных событий. В каждом регионе ситуация будет складываться по-разному. Одни регионы станут прозападными. Другие будут фашизированными. Третьи - еще какими-то.

С.К. Непонятно, что будет с Сибирью и Дальним Востоком. Если снова возникнет проект Уральской республики - то не исключено, что они окажутся в составе этой Уральской республики. Скорее всего, им не придется воевать с Китаем, хотя кто знает. Скорее всего, туда перебегут все наши сырьевики. Что будет с Якутией? Что будет с Татарстаном? С Башкортостаном? Более-менее понятно, что будет с Кавказом - хотя Кавказ, наверное, тут же начнет воевать между собой. Вероятна попытка Кадырова взять весь Кавказ под себя. Он представляет самую организованную военно-государственную силу в регионе. Судьба Ставропольского края в таких условиях тоже неясна.

Д.А. И Краснодарского тоже.

С.К. Я в страшном сне не могу предположить, что может произойти.

Д.А. Слишком много неизвестных в этой задаче. Можно только констатировать факт, что единство в этой ситуации будет сохранить весьма сложно. Как только Россия начнет распадаться, сразу возникнет проблема контроля над ядерным оружием.

С.К. Россия не обладает боеспособной армией - я хотел бы еще раз вернуться к этому вопросу. Конечно, у России много военной техники, это страшное оружие.

Д.А. Но мы знаем, что эти танки прекрасно горят.

С.К. Мы не знаем, какие силы будут противостоять российским войскам.

Д.А. Даже если это будут чисто украинские силы.

С.К. У НАТО существует готовность поделиться вооружениями, а у Украины существует готовность их принять. Но это непростой процесс. И не одномоментный.

Д.А. Россия, если будет осуществлять вторжение, постарается сделать это быстро. В случае затяжной войны можно успеть поставить оружие. Вопрос в том, насколько она будет затяжной.

С.К. Вопрос, как она будет выглядеть.

Д.А. Как будут вести себя украинские части, как будут вести себя партизаны.

С.К. И вопрос - каковы цели вторжения. Взятие Донецой, Харьковской, Херсонской областей? Или только части Херсонской области для защиты коммуникаций?

Д.А. Цели не будут открыто декларироваться. Как во время российско-грузинской войны не декларировалась цель взятия Тбилиси.

С.К. Да. “Миротворческая операция”. А потом - то, что называется “facts on the ground”. “Факты на земле”. “Так получилось, извините - мы взяли Тбилиси”. Так и с Крымом. Это классическая история “фактов на земле”. Они пытаются сделать “факт на земле”. Другое дело, что никто этот факт не признаёт.

Так какова цель этого броска? Дойти до Киева? Или до Львова? До Перемышля? Я не знаю. Никто не знает. По всем замесам, на свободу Западной Украины Путин вроде бы не покушается. “Хрен с вами, поляки, живите, как хотите”. Вопрос - входит ли Киев в эту “полосу везения”. И если входит - города всегда лучше сдавать, чем защищать. Люксембург - более удачный пример, чем Сталинград. Хотя Сталинград защищали жители, потому что армия оттуда ушла и только потом вернулась. Советское командование бросило Сталинград. Города лучше сдавать, чем превращать их в арену боевых действий. В, собственно, Сталинград.

Д.А. Вопрос в самих жителях этих городов.

С.К. В Киеве никакой 68-й год невозможен. Речь идет о вводе войск в страну, где все говорят на том же самом языке. Я думаю, что бескровная оккупация Украины (включая Киев) и поддержание оккупационного режима в восточных областях Украины и в Киеве - все, что по эту сторону Днепра… Я думаю, поддержание оккупационного режима там в течение двух месяцев полностью разложит российскую армию. Не оставит от нее камня на камне без всяких выстрелов. Разговоры, горилка, женщины и дети, девушки. Многое зависит от того, как будет вести себя армия. В былые времена они могли там всё и покрушить. Оккупационный режим предполагает контроль за обменом информацией. Не будет интернета. Но люди должны будут как-то жить. Выходить на улицу. Боевые действия я себе представляю хорошо - а вот победу в этих боевых действиях - не предствляю. Даже если не вмешивается никакое НАТО.

Если Украина была бы присоединена к России, то в России революция началась бы через три месяца. Потому что Майдан поехал бы сразу в Москву.

Д.А. Да, в таких ситуациях никогда не понятно, что лучше, а что хуже. Мы не видим “начал и концов”, как говорилось в одной известной книге. То, что нам кажется ужасным, может оказаться важным шагом на пути к свету.

С.К. Я уже обращал внимание на то, что украинская революция очищает “легенду прикрытия” так называемой “великой октябрьской социалистической революции” (уникальное устойчивое словосочетание, где все четыре слова - неправда). Вот она была мрачным военным переворотом с грабежом банков. А “легенда прикрытия”, которую рассказывали первоклассникам в СССР - придуманы политтехнологами тех времен (тогда, правда, это так не называлось) и детали этой легенды сейчас реально сбываются в Украине.

Остается смотреть за разворотом событий - мы сейчас находимся в шестеренках истории.

Д.А. Доверять Провидению и не поддаваться панике.

С.К. Возвращаюсь к западной поддержке. Яценюк выступал в ООН. Поддержка, по-моему, оказывается недвусмысленная. Прекрасно, что никто не поддается на истерику: “Большой, выходи и ударь за меня моего обидчика”. Большой разбирается, как и положено взрослому. Не хватается за ремень, а пытается сначала вежливо и мягко объяснить. Что правила игры другие, что могут быть последствия. А потом очень аккуратно будет приводить в реальность эти последствия. Чтобы еще и нанести минимальный ущерб самим себе. Конечно, Россия в определенной степени интегрирована в мировую экономику, это большой рынок. Но Россия - это 140 миллионов человек. По численности населения - это меньше Пакистана (более 180). В Индонезии - 250, и там тоже есть нефть. Запад оказался вполне способен пережить, к примеру, полную закрытость для него рынка Сирии и Ирана - они вместе больше, чем РФ, как рынок и нефть там у них тоже есть.

Поскольку Россия отказалась от своих международных обязательств, нарушила свои гарантии стране, у которой забрала оружие массового поражения - следовательно, ее роль в сирийском конфликте как гаранта сохранности ОМП сводится ровно к нулю. Таким образом, ничто не останавливает западный мир от быстрого военного прямого вмешательства. Именно поэтому Асад был первым, кто прислал в мск “одобрямс”.

Но даже это - не самое интересное. Россия пересмотрела всю архитектуру безопасности. Результатом этого должен быть созыв Генеральной Ассамблеи ООН для пересмотра функций и порядка избрания Совета Безопасности ООН. Может быть, именно такой реакции Запада все ждут? Не знаю. Россия ведет на Западе мощнейшую пропагандистскую кампанию. Она открыла все свои тайные загашники, выпустила своих последних псов гекаты на Западе, которые повторяют то, что говорит Лавров, все одно и то же, на своих родных языках. В Америке это Стивен Коэн, который долбит там из каждого утюга. Я не знаю, откуда у него столько возможностей выходить на аудиторию - тут вряд ли обошлось без руки Кремля. Не говорю уже про выступления таких людей, как Шредер или его кгбгеноссе в Бундестаге. Напрягли все мускулы, которые только возможно. Всех мыслимых и немыслимых английских лоббистов. В Англии есть лорды, которые теряют свои поместья и живут только на русские деньги, полностью продав родину и самих себя за клубный пиджак - местные януковичи. Не помню, как называется - совет по дружбе с Россией или что-то в этом роде, лорд возглавляет. Все эти матрешки сейчас активировались, вскочили и работают по тем же темникам, что и Лавров. Их основная идея: “Россия имеет право”. Но это очень слабая позиция, невзирая на то, много этих лоббистов или мало. Это принципиально слабая позиция - она не аргументирована. Почему “Россия имеет право” - в западном мире нормально объяснить нельзя. Только если на истерике. А ресурса на истерику на Западе у Путина нет. Т.е. в части информационного прикрытия на Западе Путин с корешами не имеют ресурса. Вот у Сталина, конечно, в этом смысле все было поставлено на широкую ногу.

В этой ситуации пороть горячку и сразу ставить танки в Херсонскую область, как предлагают американцам - это беспредел. К тому же, это ничем не будет отличаться от поведения России. Это был бы симметричный ответ - но не адекватный. Главное, не поддаваться этому трупному аромату войны, держать мозги сухими. Адекватным ответом будет терпение, гуманитарная, финансовая и военно-технологическая поддержка, экономическое давление на Россию. В том числе давление по линии военно-политического сотрудничества. По военным технологиям. Запрет на поставку военных технологий касается такого спектра всего, что мы легко можем остаться без половины телевизоров. Как это было в СССР, когда простейшие микросхемы приходилось покупать через третьи страны. Даже на уровне потребительского рынка Россия кое-что может почувствовать.

Что касается сил России - хорошо себя показало соединение, которое занимается интернетом. Валят сайты, ддосят со страшной силой. Сейчас они валят сайты крымских телекомпаний, ориентированных на Украину. В частности, татарскую компанию. В части обеспечения информационной блокады Крыма вопросов нет. Все сделано по-военному топорно, зато надежно.

Мне очень жаль Крым и крымчан в этой ситуации. И я, конечно, особенно переживаю за тех, кто понимает, что происходит и не хочет под путинский каблук. Остальные, конечно, сами виноваты, но жалко их тоже все равно. Я помню, когда Путин выиграл право на Олимпиаду, сочинцы очень радовались. А я заранее скорбел. Теперь там просто экологическая катастрофа, не говоря уже обо всем остальном. Те, кто радовался, что будут деньги, не понимали, что деньги будут не у них, а у них, наоборот, будут отнимать собственность. Я им говорил тогда - они не верили. В Крыму еще, что называется, тело не остыло, а уже начались проблемы с бизнесом и собственностью. Всем объявили, что все будет делаться через русских. Русcкие будут решать, у кого есть бизнес, а у кого нет. Там будет страшнейший передел собственности. Надвигается трагедия. И потенциальная проблема - потому что непонятно, что потом с этим делать. Как это все возвращать, будут ли реституции. Это такой кошмар и ад для жителей… Причем они не могут высказаться. Там нет дискуссии. Там люди, которые хотели бы остаться в составе Украины, не могут об этом сказать. Для Крыма все очень плохо. Чем меньше он будет находиться в лапах этого крокодила, тем лучше. Если он там будет строить новый Сочи, то это конец острову.

Главная интрига “завтрашнего дня” - идут танки на Харьков или не идут. Какого рода будут военные действия и каков будет ответ НАТО. В случае военного сухопутного вторжения я не исключаю военного ответа НАТО. Как вариант - отказ от сопротивления. Или война силами украинской армии и ополчения (возможно, с привлечением сил НАТО). Если НАТО вмешивается, Россия хоронит там всю армию. И что дальше? Ядерная война? Или восстание в России? Не знаю.

15 марта будет антивоенный митинг. И одновременно будет “за-военный”. За-военный будет в два, и антивоенный - в два. И маршруты у них пересекаются.

 

Офлайн

Board footer

Модерировать

Powered by DjangoBB

Lo-Fi Version