• Начало
  • » Даниил Андреев
  • » Гражданское общество: просветление путем сноса ::: Мир власти в "Розе Мира" ::: Часть 3 [RSS Feed]

#1 Сен. 27, 2013 23:51:25

Фёдор Синельников
Зарегистрирован: 2013-05-24
Сообщения: 76
Профиль   Отправить e-mail  

Гражданское общество: просветление путем сноса ::: Мир власти в "Розе Мира" ::: Часть 3

 

В «Розе Мира» утверждается ценность человеческой свободы – и духовной, и политической. Давая характеристику последствиям распространения в человеческом обществе безрелигиозных учений (прежде всего, исходя из контекста, это следует отнести к марксизму), Андреев особое внимание уделяет утрате человеческими сообществами, принявшими эти доктрины, самой потребности в свободе, в том числе политической: «Многие старые достижения социального прогресса, как свобода слова, печати или религиозной пропаганды, были отброшены. Поколения, воспитанные в подобной атмосфере, постепенно теряли самую потребность в этих свободах – симптом, говорящий выразительнее любых тирад о потрясающем духовном регрессе общества» (РМ, 35). Для понимания отношения Андреева к ценностям политических свобод следует привести его заявление, сделанное хрущевской реабилитационной комиссии, что пока в Советском Союзе отсутствуют политические свободы, он просит не считать его вполне советским человекомxvi.

Концепция Розы Мира не противопоставляется Андреевым демократическим принципам. «Учение Розы Мира указывает на абсолютную ценность личности, на ее божественное первородство: право на освобождение от гнета бедности, от гнета агрессивных обществ, на благополучие, на все виды свободного творчества и на обнародование этого творчества, на религиозные искания, на красоту. Право человека на обеспеченное существование и пользование благами цивилизации есть такое же врожденное ему право, которое само по себе, не требует отказа ни от свободы, ни от духовности. Уверять, будто бы здесь заключена какая-то роковая дилемма, что ради достижения всего только естественных, само собой разумеющихся благ надо жертвовать личной духовной и социальной свободой, – это значит вводить людей в обман» (РМ, 35-36). Для Андреева демократические ценности являются не только плодом земных человеческих усилий. Идеалы этого устройства, «свободы, равенства и братства», «прав человека» ниспосылались человеческому сознанию из миров Света (РМ, 378). Андреев выделяет среди типов народоустройств «Государственное устройство смягченного типа, созданное при условии социально-этической зрелости сверхнарода и отсутствия внешней угрозы» (РМ, 279). В «наиболее чистом виде» этот тип присутствует в странах Северо-Западной метакультуры – Скандинавии, Швейцарии. Государственное начало в таких странах подчинено непосредственно силам Демиурга, а принцип насилия начинает отмирать (РМ, 279). Андреев надеется, что в будущем «этот тип приобретет сверхнародные масштабы, лишь при которых и возможны сверхнародные метакультурные плоды его» (РМ, 279). То есть, западная демократия представлялась Андрееву формой правления, наиболее близкой к идеальной.

Но все же свобода – политическая и информационная – будет достигнута только в конце эпохи Розы Мира. Пока же она должна будет ограничивать свободу: «Наступит время, когда этический и эстетический уровень общества и самих деятелей искусств станет таков, что отпадет всякая надобность в каких-либо ограничениях, и свобода искусств, литературы, философии и науки станет полной…» (РМ, 39). До его осуществления должно пройти «несколько десятилетий» (РМ, 39), в течение которых Роза Мира будет осуществлять свой цензурный контроль. При этом такой контроль, по мысли Андреева, может не препятствовать функционированию демократических прав и свобод: в период «первого этапа правления Розы Мира» «наиболее демократические общественно-политические институты станут достоянием всех стран – это разумеется само собою» (РМ, 530).

У Андреева есть важное метаисторическое замечание, имеющее прямое отношение к обсуждаемой нами теме, показывающее, что он высоко оценивал демократию как форму правления – даже когда не отмечал этого в тексте «Розы Мира». Вот что он пишет о судьбе Великих Соборных душ Северо-Западной метакультуры в XIX в. «…II германский уицраор стал настолько силен, что плен этой соборной души в одной из цитаделей Мудгабра превратился в почти полное порабощение ее воли, и демиург вступил в союз с другой Великой сестрой, Соборной Душой Англии» (РМ, 230). Режим военно-монархической диктатуры времен канцлера Бисмарка и двух Вильгельмов можно считать отражением усиления этого уицраора и сковывания Соборной души Германии. В это время в Англии происходила либерализация политической жизни. В этой стране в 1884 г. была проведена третья за XIX в. парламентская реформа, значительно увеличившая число выборщиков. Эту реформу можно считать одним из отражений нового состояния Соборной души Англии.

Андреев не верил в то, что секулярное демократическое устройство общества может разрешить те задачи, которые, по его мнению, стоят перед человечеством: «…Государственное водительство – это подвиг, и средний нравственный уровень для этого мал. Многие народы убедились и в этом, потому что там, где вместо диктаторов чередуются политические партии, там сменяются, точно в калейдоскопе, дипломаты и генералы, боссы и адвокаты, демагоги и дельцы; одни – своекорыстнее, другие – идейнее, но ни один из них не способен вдохнуть в жизнь новый, чистый и горячий дух, разрешить насущные всенародные проблемы. Ни одному из них никто не может доверять больше, чем самому себе, потому что ни один из них даже не задумывался о том, что такое праведность и духовность. Это – снующие тени, опавшие листья, подхваченные ветром истории. Если Роза Мира не выйдет вовремя на всечеловеческую арену, они будут развеяны огненным дыханием волевых и безжалостных диктатур; если же Роза Мира появится – они растворятся, растают под восходящим солнцем великой идеи, потому что сердце народа доверяет одному праведнику больше, чем сотне современных политиков» (РМ, 24).

Альтернативой прихода к власти Розы Мира согласно Андрееву может быть только нечто ужасное. Это либо мировая война, либо объединение человечества под эгидой какого-либо уицраора: американского Стэбинга (РМ, 505-509, 513) или одного из отпочкований Третьего Жругра, которое будет стремиться стать новым уицраором; проводниками его воли в Энрофе становятся европейские и русские неонацисты (ЖМ, 283). Возможность какого-либо иного – не экстремального – развития событий (например, объединение мира на основе либеральной демократии и секулярного гражданского общества) даже не рассматривалась Андреевым (жившим в середине XX века в условиях политической несвободы).

Секулярная демократия должна обеспечивать, прежде всего, защиту прав человека и повышение качества жизни людей. Еще в XVII в. Джон Локк, которого можно считать одним из первых создателей либеральной идеологии, определил важнейшую задачу государства как защиту жизни, свободы и собственности людей. Задача “спасения души” или “просветления материи” секулярной демократией просто не ставится. Задачей же Розы Мира, согласно Андрееву, становится духовное совершенствование человечества и просветление природы. Для этого должны быть мобилизованы все силы общества, а сделать это может только всемирная организация, «этическая инстанция». Андреев говорит не просто об участии Розы Мира во власти в системе гражданского общества, а об ее универсальной власти (напомним, что Локк считал необходимым преодоление абсолютной власти). Андреев признает демократические ценности, но не принимает полностью политическую систему, благодаря которой и осуществляется их утверждение. Демократия не отрицается Андреевым, но действие демократических механизмов и институтов в эпоху Розы Мира оказывается ограничено «этической инстанцией».

Остановимся подробнее на некоторых моментах, отличающих строй Розы Мира от светского гражданского общества.

1) Принцип разделения трех ветвей светской государственной власти – основа современной демократии. Рассредоточение власти является гарантией от превращения ее в тиранию. По сути, государственная власть в странах современной Западной Европы расконцентрировалась и трансформировалась в один из механизмов функционирования гражданского общества.

Власть Розы Мира становится неограниченной и предельно концентрированной. В идее «этической инстанции» отсутствует принцип разделения властей. Верховный Собор с Верховным Наставником являются вершиной иерархической пирамиды всех трех светских властей – исполнительной, законодательной и судебной.

2) В секулярном демократическом обществе отсутствует идея сакральной власти, а религия и церковь отделены от государства. Андреев предельно сакрализирует власть Розы Мира. Роза Мира – это «соборный мистический разум живущего человечества» (РМ, 22). В другом фрагменте соборным разумом названа уже не вся Роза Мира, а только ее Верховный Собор (РМ, 26), который является ее совестью (РМ, 23). Возглавляет Верховный Собор Верховный Наставник. Он – «…мистическая связь между живущим человечеством и миром горним, проявитель Провиденциальной воли, совершенствователь миллиардов и защитник душ. В руках такого человека не страшно соединить полноту духовной и гражданской власти» (РМ, 26). Верховный Наставник становится прижизненно канонизированным святым, императором и первосвященником в одном лице.

Верховный Наставник является главным действующим лицом в общении планетарного социума и Провиденциальных сил. Речь идет именно о социуме, а не об отдельном человеке, который, в принципе, может сам постигать провиденциальную волю. Но для Андреева Роза Мира настолько универсальна, что любой “частный” опыт богообщения естественно вписывается в ее рамки. Получается, что любой такой опыт не может быть вне Розы Мира, а Верховный Наставник априори обладает более ценным духовным опытом, имеющим универсальное социальное значение.

3) Свобода и независимость масс-медиа – один из базовых принципов демократического общества.

В «Розе Мира» «этическая инстанция» сохраняет полный контроль над средствами информации. Андреев считает, что это необходимо для предотвращения пропаганды насилия и порнографии и недопущения богохульства. Так, например, Андреев пишет, что в период правления Розы Мира одним из запретов, ограничивающих свободу слова, будет «запрет кощунства» (РМ, 569). Но если Верховный Наставник – это «мистическая связь между живущим человечеством и миром горним, проявитель Провиденциальной воли, совершенствователь миллиардов и защитник душ…» (РМ, 26), то кощунством может считаться любая критика власти Верховного Наставника, любой анекдот о нем или о Розе Мира (или тексты, подобные тому, который вы сейчас видите перед собой) – в нашем мире священное не выносит и не терпит иронии.

Вопросы, решением которых занимаются в демократических обществах, кажутся Андрееву несущественными. В эпоху Розы Мира «проблемы техники и экономики перестанут привлекать к себе преимущественное внимание. Они будут решаться в соответствующих коллективах, а широкой гласности их будут предавать не больше, чем теперь предают вопросы общественной кухни или водопровода» (РМ, 33). Андреев равнодушен к экономике, которая служит только одним из колес передаточного механизма для иномерных иерархий (РМ, 375, 439). Одной из задач и функций гражданского общества является контроль над техническим и экономическим развитием. В условиях тоталитарных режимов вопросы техники и экономики решаются в негласных «соответствующих коллективах».

4) Сменяемость власти в результате свободных выборов и возможность перманентной демократической борьбы за власть являются регуляторами политической жизни демократических обществ и одним из факторов общественного ограничения государственной власти.

Система власти Розы Мира, описанная Андреевым, недостаточно конкретна. Например, из слов Андреева непонятно, каким образом после прихода Розы Мира к власти будет комплектоваться ее аппарат, как новые «лучшие представители» человечества окажутся в «креслах высших органов», в Верховном Соборе. По этому поводу уместно привести здесь мысли Л. Толстого о демократии: «Скажут: выбрать таких людей – мудрых и святых. Но выбрать мудрых и святых могут только мудрые и святые. Если же бы все люди были мудрые и святые, то ненужно было бы никакого устройства»xvii.

Говоря о власти Верховного Наставника, Андреев отмечает, что «в Верховном Соборе такой избранник был бы лишь первым среди равных. Он опирался бы во всем на сотрудничество множества, и этим множеством была бы контролируема его собственная деятельность… Да и в годы правления верховного наставника Собор следил бы за его действиями» (РМ, 25-26). Однако, остается непонятным, каким образом Роза Мира выбирает своего Верховного Наставника, и как она будет контролировать его власть.

У Андреева Роза Мира приходит к всемирной власти в результате демократического всемирного референдума. Его результаты становятся необратимыми. Политическая жизнь человечества замирает. Возможность демократической сменяемости власти Розы Мира Андреевым даже не рассматривается. В его концепции после прихода Розы Мира к власти нет места демократической борьбе с внешней оппозицией за политическую власть. Это, так сказать, не дело праведников. В описанной Андреевым эпохе Розы Мира они могут “праведно” бороться за власть только между собой – внутри «этической инстанции». Из текста возникает впечатление, что Роза Мира получает власть, предполагая сохранить ее за собой навсегда, и уже никто не сможет лишить ее этой власти при помощи новых демократических выборов или референдума – кроме Антихриста.

5) В демократических странах (в отличие от всех остальных) государственная власть не оторвана от общества и не довлеет над ним. В гражданском обществе отсутствует четкая иерархия власти. Участие в социальной жизни каждого индивида осуществляется не через его встроенность в формализованную иерархию, предполагающую господство над подчиненными и подчинение господствующим. Демократия – это весьма сложная сетевая система, в которой гражданин ни над кем лично не господствует, и никто лично не господствует над ним. В демократическом обществе каждый человек несет ответственность как за собственное, так и за общенациональное существование и развитие. Главным же достоинством демократии является то, что она обеспечивает политическую свободу каждому члену общества. Как очень точно заметил С. Франк, «ценность демократии не в том, что она есть власть всех, а в том, что она есть свобода всех»xviii.

В социально-политическом проекте Андреева присутствует аристократический элемент – это иерархия этической инстанции Розы Мира. В этом смысле структура власти Розы Мира лишь повторяет все прошлые политические модели, основанные на недемократическом принципе.

6) Стабильное и успешное функционирование демократических институтов основано на том, что гарантией от злоупотреблений чиновника или парламентария является не их праведность, а общественный контроль за максимально прозрачной властью и отчетность должностных лиц всех уровней перед обществом. Причем это не исключает доверия к избранным народным представителям. Важным элементом общественного контроля является функционирование независимых общественных организаций (правозащитных, экологических, гуманитарных), профсоюзов, которые создают сферу, автономную от государственной власти.

Сменяемость чиновников и парламентариев и наличие парламентской оппозиции обеспечивает ограничение их власти. В демократических странах выбирают не священных правителей, а временных администраторов. Аппарат власти в демократической системе не самодержавен, а подконтролен гражданскому обществу.

Идея Андреева о правлении духовно лучших делает механизмы защиты гражданского общества ненужными и невозможными. Для Андреева идея этической инстанции прямо связана с полным доверием к властителям со стороны подвластных, исключающая необходимость контроля. Прозрачность власти имеет значение лишь в том случае, если выбранный правитель равен подвластным. Если правитель более мудр (а тем более мудр духовно) и имеет высшую санкцию на власть, то менее мудрые не могут компетентно оценивать своего правителя и проверять работу власти. Тем более, они не имеют права требовать отчетности от того, кто считается ответственным только перед Богом.

В обрисованной Андреевым системе Розы Мира есть место только для одной организации, которая объединяет в себе все прочие и координирует их деятельность. Даже если другие организации в эпоху Розы Мира и будут существовать, сама их деятельность будет находится под полным контролем «этической инстанции».

«Роза Мира» и современная представительская демократия западноевропейского типа предлагают два совершенно разных подхода к проблеме власти. Демократия обеспечивает распыление, рассредоточение власти. Андреев предлагает другой путь смягчения власти: передачу всей ее полноты в руки праведников, объединенных во всемирную организацию.

 

xvi Андреева А.А. Плавание к Небесной России. М., 2004, с. 276.

xvii Толстой Л.Н. Из дневниковой записи. 7 сентября 1889 г.

xviii Франк С.Л. Философские предпосылки деспотизма.// Франк С.Л. Смысл жизни. Париж, 1926. С. 153.

 

Отредактировано fedor (Янв. 28, 2015 17:00:35)

Офлайн

#2 Сен. 28, 2013 13:33:48

Олег Павлов
Зарегистрирован: 2013-05-25
Сообщения: 15
Профиль   Отправить e-mail  

Гражданское общество: просветление путем сноса ::: Мир власти в "Розе Мира" ::: Часть 3

Видимо, Андреев подразумевал нечто вроде того, что уже давно существует - это Далай Лама, Папа Римский, суфийские ордена. Только, естественно, в ещё более “облагороженном” варианте. Демократией ведь там и не пахнет. Фишка там скорее в том, что система устроена так чтобы обеспечить приход к власти наиболее достойных в духовном плане, либо же - воспитание оных с младых ногтей как в Тибете. Насколько это получается - вопрос второй. Так или иначе, Андреев выдвигает эту систему в качестве альтернативы как демократии, так и авторитаризму. Роза Мира по сути представляет собой классический орден. Если бы какие-нибудь современные “городские” суфии пришли к власти (или скорее если бы их к ней поставили), они, видимо, устроили бы нечто подобное.

Офлайн

  • Начало
  • » Даниил Андреев
  • » Гражданское общество: просветление путем сноса ::: Мир власти в "Розе Мира" ::: Часть 3[RSS Feed]

Board footer

Модерировать

Powered by DjangoBB

Lo-Fi Version