#1 Янв. 30, 2016 13:54:47

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

философические хроники выборов американского президента -1 ::: введение

 

Этот текст - первый из серии намеченных мною статей, посвященных президентским выборам в Соединенных Штатах Америки.

Сразу поясню, что эта серия обращена прежде всего к читателям, живущим на постсоветском пространстве. Как я обнаружил, в русскоязычном сегменте сети не существует более-менее внятного и последовательного аналитического освещения президентской кампании в США. Этот информационный вакуум должен быть заполнен - поскольку политические процессы, идущие в США, крайне важны в контексте общепланетарных трансформаций и оказывают весьма значительное влияние не только на глобальные процессы, но и на процессы в различных регионах планеты (в том числе и на постсоветскую социальную,политическую, культурную и экономическую реальность).

Задуманные мной заметки будут касаться как текущих событий, относящихся к этим выборам, так и более общих проблем - вплоть до вопросов, имеющих общий философский характер. Первый же текст - этот - будет представлять собой общеинформативное введение, чтобы в дальнейшем читатель, который не погружен в тонкости процесса, сумел хотя бы приблизительно ориентироваться в конкретном материале.

Поскольку я начинаю эту серию в разгаре предвыборной кампании - а кампания эта полна сюрпризами и неожиданными поворатами - единственно возможным выходом для меня как для автора будут прыжки от концептуально значимых моментов к конкретике и обратно.

Заранее сообщаю читателям, что я являюсь сторонником одного из кандидатов на пост президента - а именно, Берни Сандерса. Однако я, невзирая на свою принципиальную поддержку одного из кандидатов, постараюсь сделать так, чтобы мои тексты представляли интерес и для читателя, придерживающегося иных позиций.


Когда начиналась нынешняя президенская кампания и шло выдвижение кандидатов, вырисовывалась довольно печальная картина. Казалось, что два кандидата, представляющих мейнстрим-истеблишмент - Джеб Буш от республиканцев и Хиллари Клинтон от демократов - без какой-либо заметной конкуренции станут номинантами и выйдут в финал. 

Победа такого истеблишмент-кандидата означала бы, что многочисленные проблемы, стоящие перед американским обществом, не получат никакого внятного решения. Мало того, не просто не получат решения - но и не будет сделано никаких внятных предложений по реформированию политико-социальных сфер.

Кроме того, финал Клинтон vs Буш означал бы, что американская демократия идет по пути вырождения в сторону “конкуренции преемников” - причем в достаточно неприятном варианте такой конкуренции, когда кандидатами на пост президента становятся члены семьи одного из бывших глав исполнительной ветви власти. Стране грозили выборы типа “Валуа vs Бурбоны”. Первый большой шаг в этом направлении был сделан, когда на пост президента был избран Буш-младший. Сходная ситуация наблюдается во Франции, где третья значимая политическая сила во Франции - “Национальный фронт” - руководима членами одной семьи Ле Пен (причем стоит заметить, что внутри этой семьи начались конфликты, вполне напоминающие отношения внутри какого-нибудь королевского дома XVI века). Тенденция усиления элементов “клановой демократии” прочерчивает вектор к авторитарным псевдодемократиям, в которых при сохранении симулятивного демократического фасада осуществляются акты передачи власти “преемникам” и “наследникам” - крайнюю позицию на этой линии занимает северокорейский режим.

Разумеется, я далек от мысли, что Соединенным Штатам в ближайшем будущем в случае усиления этой тенденции грозила бы северокореизация - хотя социальные процессы иногда вспыхивают с внезапностью и силой сверхновых звезд и протекают стремительно, если тому способствуют некие чрезвычайные или катастрофические обстоятельства. Однако не только избрание на пост президента, не только номинация в качестве кандидата от одной из двух ведущих партий, но даже и сам факт наличия пользующегося поддержкой части истеблишмента “кланово-семейного” кандидата на такую номинацию усиливает тенденцию, ведущую к большей закрытости истеблишмента, к минимизации социальных лифтов (не только в сфере госуправления, но и в обществе в целом), а в итоге - к отрыву элит от гражданского общества, к той самой “симулятивной демократии”.

 

Как я уже заметил выше, избрание президента, представляющего мейнстрим-истеблишмент, стало бы тупиковым вариантом для Соединенных Штатов. Политический процесс уперся бы в монотонную переговорную процедуру с мощным влиянием крупных лоббистов - с характерным для последнего периода американской политической истории “гридлоком” (“пробкой”) - ситуацией, при которой через конгресс не может пройти ни один масштабный законопроект, при котором невозможно осуществить никакую глубокую последовательную реформу ни в какой значимой общественной сфере, если только не согласиться на выхолащивание реформы (практически вплоть до отказа от ее сути).

Вопреки мнению многих постсоветских “либералов”, западные общества имеют множество проблем - и западные демократии существуют и развиваются только благодаря каждодневной борьбе гражданских активистов и правозащитников. В западных политикумах присутствуют мощные влиятельные реакционные силы, чья цель - усиление контроля над социумом. И если бы гражданские активисты вдруг прекратили бы свою деятельность или утратили бы реальные возможности влиять на социально-политические процессы, путь к тому или иному варианту диктатуры мог бы оказаться весьма коротким.

Об основных проблемах, с которыми американское общество подошло к началу нынешней предвыборной кампании, я постараюсь рассказать чуть ниже. Но для начала я хочу четко и недвусмысленно дать понять, что считаю проблемы американского общества и общества российского принципиально разноуровневыми - именно по этой причине многие российские “либералы” (я пишу это слово в кавычках потому, что многие из них с западной точки зрения либералами не являются) отказываются воспринимать западные (и, в частности, американские) проблемы как проблемы, а гражданских активистов Запада воспринимают то ли как “бесящихся с жиру”, то ли как “агентов Путина, КГБ, сошедших с ума “леваков” или вообще как сторонников разрушения западного социального устройства в угоду всем “темным силам планеты” (от того же Путина до ИГИЛ). 

С другой стороны, на постсоветском пространстве (особенно в России) распространен феномен, который Екатерина Шульман назвала термином “обратный карго-культ”. Если обычный карго-культ является попыткой внешнего подражания с целью достигнуть сущностных результатов, которые, как полагает адепт карго-культа, являются плодом магических практик колонизаторов - то адепт обратного карго-культа считает, что “на Западе самолеты тоже строят из соломы, только удачно притворяются”. Так многие люди в России воспринимают западную либеральную демократию - по аналогии с ее российской симуляцией. С точки зрения такого адепта, демократии на Западе не существует, там процветает точно такая же коррупция, точно так же “все проплачено”, а политическим процессом тотально дирижируют закулисные кукловоды “мирового правительства”. 

В свете двух предшествующих абзацев, одной из целей моего повествования будет являться разоблачение как первого, так и второго мифов относительно западной социально-политической реальности - однако, еще раз подчеркну, что считаю западные общества (в целом) фронтиром социального прогресса человечества, но отнюдь не достигшими пределов возможного совершенства, если таковые пределы вообще имеются.


Теперь - совсем вкратце - о предшествующем ходе предвыборной кампании. Впрочем, как я уже говорил, я буду постоянно возвращаться к ее предшествующим этапам, к ее ключевым моментам, к позициям конкурентов. Однако в данный момент кампания находится в есьма бурной фазе, предшествующей первым кокусам и праймериз, итоги которых во многом определят ход дальнейших событий - и упустить эту актуальную конкретику было с точки зрения моего замысла стратегически неверно.

 

Сама президентская кампания выглядит так. В течение весны и лета прошлого года определились кандитаты в президенты - от республиканцев, от демократов и независимые. Впрочем, еще до сих пор не исключена возможность вступления в президентскую гонку новых участников. Осенью началось соревнование за номинацию в качестве кандидата в президенты от двух крупнейших партий страны. Центральные моменты этого соревнования - публичные дебаты конкурентов внутри партий. Эта стадия - стадия дебатов и предварительных обсуждений - к настоящему моменту закончилась. Начинается новый этап - этап так называемых “кокусов” и “праймериз” в отдельных штатах. Кокусы и праймериз отпределяют предпочтения избирателей, причисливших себя к партии, которая проводит номинацию. Кокус подразумевает публичные собрания по всему штату, в ходе которых собравшиеся выступают с речами в поддержку того или иного кандидата, после чего проводится голосование. Праймери же представляет собой обычное голосование на участках с привычными бюллетенями и урнами. Первое событие этого ряда произойдет уже в этот понедельник - 1 февраля. Заканчивается этот этап летом. По итогам кокусов и праймериз проводятся партийные “конвенции”, на которых окончательно определяется, кто становится номинантом от каждой из двух крупнейших партий. Затем начинается финальная стадия процесса - соревнование между кандидатом от демократов и кандидатом от республиканцев. На этой стадии снова проводятся дебаты, в которых уже участвуют и независимые кандидаты. И, наконец, финал - выборы в начале ноября этого года.


Отдельно отмечу особое значение грядущих президентских выборов - они, судя по всему, сильно повлияют на другую ветвь власти - судебную. Вполне вероятно, что в течение следующих двух президентских сроков частично сменится состав Верховного суда, имеющего колоссальное значение в политической жизни США. В Верховный суд могут придти трое новых судей - согласно же американской конституции, именно президент представляет сенату кандидатуры судей на утверждение. Силовой баланс в верховном суде крайне шаткий - это показало относительно недавнее голосование относительно федерального запрета на однополые браки. Запрет был снят пятью голосами против четырех. Грядущая смена состава верховного суда может привести к принципиально иной конфигурации сил в высшем органе судебной власти, что серьезнейшим образом повлияет на политический процесс в стране - причем эта новая конфигурация может сохраниться на значительно более долгое время, чем один или два президентских срока.


С самого начала президентской кампании начались сюрпризы. 

Неожиданно для многих фаворитами среди республиканской аудитории - в частности, среди тех, кто собирается на праймериз и кокусы - стал не ожидаемый и прогнозируемый Джеб Буш, а скандально известный миллиардер Дональд Трамп и черный нейрохирург Бен Карсон. 

Джеб Буш неудачно выступал на дебатах - и так за весь предшествующий настоящему моменту период кампании и не сумел преодолеть, согласно опросам, десятипроцентную отметку. В настоящий момент его популярность среди республиканцев не превышает нескольких процентов голосов - и шансы его стать республиканским номинантом практически равны нулю (с учетом допустимой погрешности).

Бен Карсон - вышедший из социальных низов талантливый хирург с мировым именем. Однако его высокий статус в научном сообществе не мешал ему быть религиозным фундаменталистом. Помимо классической для американских фундаменталистов повестки (запрет абортов, однополых браков и т.д), Карсон отличился предложением ввести единый плоский налог с ориентацией на библейский принцип “десятины”. Долгое время Карсон шел нога в ногу с Трампом, но затем ряд неудачных выступлений на дебатах привел к тому, что он перестал быть реальным претендетом на номинацию.

Дональд Трамп же с начала гонки и по сей момент остается лидером среди республиканцев. Его кампания носит разнузданно-скандальный характер. Она сопровождается непрерывными обвинениями в адрес конкурентов, в адрес ведущих дебаты, журналистов - и многочисленных социальных групп. В частности, Дональд Трамп выступает за жесткую антииммиграционную политику. Он предложил воздвигнуть стену между США и Мексикой и депортировать всех нелегальных мигрантов, число которых в США исчисляется миллионами. В связи с темой сирийских беженцев Трамп предложил взять под наблюдение всех мусульман страны и закрыть для мусульман возможность иммиграции в США в статусе беженцев. Его поддерживает крайне-правый политик Сара Пэйлин. Обоим им свойственна шутовская манера выступлений и дискуссий, апелляция к ксенофобским чувствам. Аналитики отмечают, что в случае избрания на должность президента Трамп может повести себя непредсказуемо.

На второе место среди республиканцев в последнее время выдвинулся Тед Круз, который может, судя по опросам, составить реальную конкуренцию Трампу на первом кокусе, который пройдет в Айове. Согласно последнему опросу среди готовых придти на кокус айовских республиканцев, разрыв между Трампом и Крузом составляет всего 5%, а такой разрыв примерно совпадает с заданными в методике опроса пределами допустимой погрешности. Тед Круз - единственный из оставшихся на данный момент кандидатов от обеих партий, который не связан с городом Нью-Йорк (остальные реальные кандидаты - Трамп, Сандерс и Клинтон, а также рассматривающий возможность похода на Белый дом в качестве независимого кандидата Блумберг, либо жили, либо живут в Нью-Йорке, работали или работают в нем). Этот факт дает Крузу повод позиционировать себя как “противостоящего ценностям Нью-Йорка”, а город этот среди американских ультраконсерваторов имеет славу “центра аморализма”. Круз, несмотря на свое латинское происхождение, также выступает резко против нелегальной миграции. В отличие от волка-одиночки Трампа имеет свою ультраконсервативную команду и апеллирует (также в отличие от Трампа) к фундаменталистским кругам.

Таким образом, мейнстрим-истеблишмент республиканской партии в ходе этой кампании, как уже, наверное, вполне можно сказать, потерпел полное фиаско. Умеренно-консервативные республиканские политики и аналитики пребывают в ужасе - издание “National Review” недавно даже сделало специальный выпуск, озаглавленный “Против Трампа”. Однако некоторые умеренные республиканцы начинают смиряться с возможной номинацией Трампа, рассчитывая, что невзирая на свою популистскую одиозность и эксцентричность, он окажется управляемым и договороспособным хозяином Овального кабинета. Однако в случае, если Трамп начнет побеждать на праймериз, вероятен вариант выдвижения истеблишментом своего ставленника в качестве независимого кандидата. Таковым может стать бывший мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг. 

Однако вероятность такого радикального и рискованного шага истеблишмента, как выдвижение независимого кандидата, в очень высокой степени зависит также и от положения дел в президетской кампании среди демократов, в которой положение истеблишмента если пока и не катастрофическое, то весьма угрожающее.

В то время, как с республиканской стороны в гонке продолжает участвовать более десятка кандидатов (рассчитывая на то, что партия откажется номинировать Трампа или Круза, несмотря на их возможные успехи), в рядах конкурирующих за звание номинанта от демократов осталось только трое, из которых только два претендента имеют реальную возможность эту номинацию получить. Это Хиллари Клинтон и Берни Сандерс.

Хиллари Клинтон считалась безоговорочным фаворитом не только в соревновании за номинацию от Демократической партии, но и в принципе в президентской кампании. Клинтон потерпела поражение в соревновании за номинацию среди демократов в кампании 2008 года, неожиданно уступив мало кому известному до первых праймериз Бараку Обаме. Однако она впоследствии вошла в его команду, несколько лет занимая пост государственного секретаря. На данный момент она позиционирует себя в качестве продолжателя политики Обамы. В течение предшествующих двух президентских циклов Клинтон не оставляла надежд вновь побороться за избрание на высший пост в структуре исполнительной власти. Она заручилась поддержкой крупнейших корпоративных лоббистов и тщательно выстраивала систему, которая позволила бы ей стать первой в истории США женщиной-президентом. Поддержка истеблишмента, значительной части женщин, черного и латинского сообществ, казалось, практически гарантировали ей выдвижение кандидатом от демократов. Слабыми же ее местами были та самая тесная связь с истеблишментом, вовлеченность в ряд скандалов, связанных с ее деятельностью на посту госсекретаря (скандал вокруг убийства американского посла в ливийском городе Бенгази и история с неадекватным ведением рабочей переписки - и эти скандалы теоретически все еще могут оказаться фатальными для президентских амбиций Клинтон). Третьим же ее слабым местом является отсутствие четкой позиции по многим важнейшим для американской политической жизни вопросам. Многие в США считают, что у Клинтон попросту нет позиции, что ее цель - президентство, и ради этой цели она может менять свои позиции в требуемую сторону. Например, многие считали ее умеренным демократом (в среде американских демократов принято деление на “moderate” - “умеренных” - и на “progressive”, более радикальных). Некоторые ее противники в стане демократов из-за ее связи с самими разнообразными истеблишмент-кругами считают ее “республиканцем под маской демократа”. Однако в ходе соперничества с Берни Сандерсом Клинтон заметно сдвинула свою позицию влево и открыто позиционировала себя как “progressive”.

В отличие от Джеба Буша Клинтон остается весьма реальным претендентом на президентский пост от истеблишмента. Общеамериканские опросы среди желающих принять участие в выборе номинанта от демократов все еще показывают ее лидерство (52% у Клинтон, 39% у Сандерса), однако ситуация стремительно меняется не в ее пользу - вплоть до того, что она может проиграть первый по счету штат (Айова, в котором Сандерс уже обгоняет Клинтон то ли на 1, то ли на 2, то ли на 4 пункта, согласно разным опросам) и может проиграть и второй (Нью-Гемпшир, где Сандерс имеет преимущество более чем в 20 пунктов). Поражение же в первых двух штатах может радикально изменить ситуацию в целом по стране - в истории США был всего один случай, когда президентом стал кандидат, проигравший партийные праймериз в первых двух штатах.

И, наконец, Берни Сандерс - может быть, главная сенсация этих выборов, даже большая, чем лидерство в республиканской гонке миллиардера Трампа. О нем, как и о других кандидатах, я буду вести речь особо, а пока дам лишь краткую справку.

Берни Сандерс происходит из еврейской бруклинской семьи (при этом он заявляет, что не принадлежит ни к какой организованной религиозной группе - что само по себе уже нетипично, если не уникально, для кандидата, имеющего шансы на избрание в президенты США). Будучи студентом-психологом, перешел из Бруклинского колледжа в Чикагский университет, в первой половине 60-х был студенческим активистом, членом Социалистического союза молодежи при Социалистической партии США, в 1964 году некоторое время жил в одном из израильских киббуцев. Данных о его деятельности в 1964-1968 годах мне обнаружить пока не удалось. Известно, что в 1968 году он оказался в штате Вермонт, где занимался плотницким делом, снимал фильмы и писал статьи. В 1981 году Сандерсу удалось стать мэром вермонтского города Берлингтон. На этот пост он избирался несколько раз и однажды вошел в номинацию 20 лучших американских мэров. Затем стал конгрессменом от Вермонта, а далее - сенатором от того же штата. Позиционировался как независимый - и таким воспринимается и сейчас, несмотря на его решение участвовать в соревновании за номинацию на пост президента США от Демократической партии.

Поначалу Сандерс воспринимался как нонсенс на полтической сцене Америки. Он открыто провозгласил себя “социалистом” - хотя и демократическим. В силу многих исторических причин человек, заявляющий себя в США социалистом - с какой угодно приставкой - мог сразу считать себя политическим трупом, если желал претендовать на какой-либо значимый государственный пост. Казалось, само его многолетнее присутствие в конгрессе и сенате разрушало этот штамп. Однако еще в начале этой кампании многим - даже из числа “прогрессивных” демократов - казалось, что избрание “социалиста” американским президентом непредставимо.

Однако реальность оказалась неожиданной. Сандерс заявил достаточно четкую программу. Основной ее пункт - борьба с влиянием на политическую жизнь США крупного капитала, в особенности финансового (“Уолл-стрит”). Следует заметить, что Сандерс был в этой кампании поддержан движением Occupy Wall Street. Также Сандерс предлагает достаточно радикальную медицинскую и образовательную реформы. Системой медицинского страхования должно, по его мнению, быть охвачено все население страны. В области же образования Сандерс предлагает обеспечение права на бесплатное обучение в государственных колледжах. Многие считают его предложения в этих областях крайне популистскими, однако Сандерс предлагает конкретные планы проведения этих реформ, и ряд специалистов считает эти планы вполне реальными - в том случае, если они будут утверждены парламентом. Также Сандерс выступает в пользу легализации марихуаны и в целом против ведущейся властями США “войны против наркотиков” (drug war).  Весьма важный пункт в его программе - сокращение количества заключенных в США. Сандерс считает позором, что США занимают первое место в мире по количеству заключенных, причем как по абсолютному показателю, так и на душу населения. Многие из этих заключенных осуждены именно за дела, связанные с так называемыми “наркотиками”.

Сандерс собрал весьма активную команду, которая развернула свою деятельность на улицах, в студенческих кампусах и социальных сетях. На данный момент он является самым популярным среди студентов кандидатом, хотя самому Сандерсу 74 года, и в случае своего избрания главой исполнительной власти он станет самым возрастным президентом США. 

Сандерс демонстративно отказался принимать пожертвования от крупных корпораций, поскольку в принципе является сторонником ограничения финансирования избирательных кампаний - он полагает, что финансировать кампании должны конкретные люди, а не корпорации. Самыми крупными его донорами являются профсоюзы - но и они не составили значимой доли в бюджете его кампании. Основные средства приходят от рядовых сторонников - и это мелкие взносы, как правило, от 1 до 100 долларов от человека. Однако эти мелкие пожертвования позволили Сандерсу собрать, можно сказать, фантастические суммы, если учесть отсутствие крупных доноров. По количеству внесенных, как выражаются в России, “физическими лицами” пожертвований кампания Сандерса поставила абсолютный рекорд в истории США.

Четкая и последовательная позиция,  интеллигентный стиль ведения кампании (полностью противоположный стилю Трампа, тоже обвиняемого в “популизме”, однако апеллирующего к низшим чертам человеческой натуры) и некоторые другие факторы, о которых я постараюсь рассказать в дальнейшем, обеспечили Сандерсу постепенный, но устойчивый рост популярности. Из мало кому известного маргинального кандидата он стал одним из реальных претендентов на президентский пост.

К настоящему моменту, как уже было сказано выше, Сандерс хотя и уступает Клинтон по общенациональным опросам, однако уже начинает опережать ее в опросах среди айовских демократов, а среди нью-хемпширских уверенно лидирует. В случае своего успеха в первых двух штатах он сильно упрочит свои позиции - о нем с удвоенной силой заговорит пресса, и многие потенциальные избиратели других штатов получат шанс о нем вообще впервые услышать. Практика показывает, что победитель в первых двух штатах прибавляет в общенациональных рейтингах до 10-20 путнктов.

Примечателен также тот факт, что, согласно опросам, Сандерс имеет симпатизантов и среди либертариански настроенных республиканцев - благодаря своей позиции по “войне против наркотиков” и по вопросу о второй поправке к конституции (Сандерс отстаивает, хотя и с ограничениями, право на владение оружием - этот вопрос я постараюсь осветить более подробно в дальнейших материалах).

И уже окончательно шокирующим и интригующим выглядит тот факт, что, согласно некоторым опросам, в случае своего номинирования на позицию кандидата в президенты от демократов Сандерс имеет преимущество в финале (general elections) перед любым из возможных кандидатов от республиканцев - и его показатели в этом пункте существенно лучше, чем у Клинтон.


Таким образом, на данный момент весьма вероятным выглядит финал, в котором участвуют Трамп и Сандерс. Финал, который вряд ли кто-то, кроме особо интуитивно одаренных личностей, мог предвидеть весной прошлого года, когда происходило выдвижение кандидатов.

В случае подобного финала американский истеблишмент не получает “своего” президента при любом исходе. Трамп опасен для истеблишмента своей непредсказуемостью, но она же является для истеблишмента надеждой на то, что под маской клоуна скрывается приемлемый для властных элит политик. Сандерс же пугает своим последовательным и аргументированным радикализмом - однако, в отличие от Трампа, не способен непоправимо испортить имидж страны. В обоих случаях истеблишмент надеется, что президентские инициативы, которые он сочтет популистскими, он сможет блокировать с помощью Конгресса и Сената. Как планирует иметь дело с парламентскими обструкциями Трамп - пока неизвестно. Сандерс же говорит о “политической революции”, о повышении политической сознательности нации, что должно интенсифицировать работу на местах с целью формирования менее подверженного корпоративному лоббизму конгресса.

Если вероятность финала Сандерс-Трамп начнет увеличиваться - возможно выдвижение независимых кандидатов от истеблишмента. Таковым может стать бывший мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг или уже отказавшийся участвовать в гонке действующий вице-президент Джо Байден - не исключена вероятность, что он изменит свою первоначальную позицию и вступит в предвыборный процесс. 

Однако в условиях общего кризиса доверия к истеблишменту не совсем понятно, смогут ли эти ”независимые” кандидаты составить реальную конкуренцию “выскочкам” Сандерсу и Трампу в случае их выхода в финал от соответственно демократов и республиканцев.


На этом я заканчиваю первую - вводную - часть из задуманного цикла материалов. Первая часть содержала в себе лишь максимально краткий рассказ о кандидатах, их позициях и ходе предвыборной кампании до сего момента - чтобы читателю были более понятны посвященные текущим событиям части следующих материалов. Пока практически совсем за кадром осталась общая социокультурнополитическая ситуация в Соединенных Штатах, разнообразные и разнонаправленные тенденции развития американского общества и различных его составляющих социальных групп. Обо всем этом я постараюсь рассказать в следующих частях - перемежая, как я уже говорил, концептуальные моменты с рассказом о социальных диспозициях и с конкретным материалом относительно событий предвыборной кампании.

 

 



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано (Янв. 30, 2016 14:00:51)

Офлайн

Board footer

Модерировать

Powered by DjangoBB

Lo-Fi Version