#1 Авг. 28, 2015 07:13:01

Денис Рылов
Зарегистрирован: 2013-07-13
Сообщения: 37
Профиль   Отправить e-mail  

когнитивный комфорт

 

Со старшей дочерью Машей к её двадцатилетию стали детские милые воспоминания перебирать, которыми так приятно делиться обычно со взрослыми детьми (зачастую очевидно без взаимности), и среди прочего снова припомнили одну машину милую детскую особенность: она никогда, ни в каком возрасте, даже самом нежном, не задавала никаких вопросов о мироустройстве. Вообще. Меня, с детства досконально изучившего «От двух до пяти» Чуковского и позднее ознакомившегося на правах воспитателя с популярной педагогической литературой в скромном диапазоне от Никитиных до доктора Спока, всегда это поражало - где, где эти долбаные «сто тысяч почему», с какой стати ребёнок не интересуется! (При том, что младшие-то всегда интересовались и продолжают до сих пор). Иногда даже я сам у неё спрашивал, отчего она не задаёт вопросов, ну и получал совершенно резонный ответ, что всё понятно, что спрашивать? Маша даже вспомнила, что, оказывается, бабушка Люда, заставляя её читать, всегда велела задавать вопросы о непонятном, но они, как водится, не возникали, тогда бабушка спрашивала сама, ставила Машу в тупик, затем сама разъясняла ответ, после чего Маша отвечала, что так и думала.

Мы припомнили с Машей, как на первом курсе её вуза ей задали писать эссе на тему «Зачем изучать литературу?», и я написал для неё эссе на эту тему, ну, как бы я написал на эту тему, чтоб она вдохновилась и написала что-нибудь своё. Так вот, в этом своём эссе я эмоционально изумлялся человеческой способности с самого детства неизвестно почему заниматься познанием, притом что самое удивительное - человек может иногда вообще заниматься им всю жизнь не останавливаясь до самой кончины, ну и рассматривал литературу как частный случай познания вообще и познания себя, ля-ля, то есть ставил вопрос более широко: зачем вообще познавать-то? Тем более всю жизнь? Ведь в жизни каждого наступает тот самый прекрасный момент, когда можно воскликнуть наконец: «Всё понятно!» и на этом закончить свои познавательные потуги. Всё понятно - «нет интриги в мире Божием», мир больше не представляет загадки, и ты сам для себя не представляешь загадки, легко решаются все вопросы бытия: изнасиловали, значит, не надо было пиздой вертеть, нашёл пять рублей - потерял друга, «Чёрный квадрат» - это жульничество, я хороший, потому что другой плохой, ну и на крайний случай для объяснения непонятного всегда есть карма, ангел-хранитель, Божий промысел и научный метод.

Даже в семейном застолье, когда я недавно, с родными и близкими, вынужденно трезвый водитель, отмечал свой день рождения, и мама меня спросила, не скучно ли мне слушать пьяные разговоры, я сказал, что нисколько: мне всегда приятно слышать, как люди совершенно во всём с лёгкостью разбираются, любого масштаба проблемы решают изящным движением языка, и нет совершенно ничего, что не было бы подвластно их уму. Единственное, пожалуй, к чему ум, случается, не приспособлен, это признать, что он хоть в чём-то не разбирается, хоть какие-то глобальные вопросы бытия ему недоступны. Приятный и весьма положительный такой гнозис, навроде того, что если человеку не нравится какая-то еда, он непременно скажет, что в этой еде нет никакой пользы, а если нравится, то массу полезного в ней можно найти, хотя никто от него не требует этого оправдания, разве не достаточное основание, что ему нравится вкусно поесть?

Оказывается, нет. Знание выступает здесь в роли служанки одного из любимых занятий людей - самооправдания-самоутверждения, становится инструментом, который используется для получения формулы «всё понятно» - и, похоже, что здесь и пролегает конец познания, а не его начало, возникает готовая убедительная схема, а дальше - подгонка под неё явлений с редукцией всего, что в схему не вписывается.

Не является ли именно этот когнитивный комфорт детектором того, что познание закончено и началось самооправдание? «С нами Бог», «учение Маркса непобедимо, потому что оно верно», «поэтическая правота» Мандельштама - это всё прекрасно и вдохновенно, но не стоит ли при этом в скобках замечать, что на этом месте пролегла граница: интеллектуальное познание закончено и началось нечто другое - спиливание познавательных шестерёнок, упрощение, уничтожение части когнитивных способностей ради выбора в пользу схемы, за которой уже не познание, за которой только подгонка и уточнение, эдакая смекалка-соображалка в противоположность собственно мышлению, или, если мягче, несколько другой его вид, более прикладной, освоение очередного языка, если угодно.

Мир встраивается в любую схему, легко примеряет ее на себя, особенно учения, которые правы за счет того, что другие неправы, созданные людьми, которые правы за счёт того, что другие неправы, для людей, которые правы за счёт того, что другие неправы.

И тогда этот метод оборачивается своей любопытной стороной: если познание доставляет удовольствие, даёт, наконец, желанный комфорт, возможно, это не познание, а поиски самооправдания, при котором разум выступает в качестве инструмента, это конец познания, «всё понятно».

Единственно верное в таком случае оказывается единственно ложным, как «мысль изречённая есть ложь», как «всё, что ты знаешь, ложь», как «я знаю, что ничего не знаю», червоточина находится в самом этом «всё понятно», появление этой формулы является маркером, что тут-то ты себя и надул, именно здесь твоё познание завершено, начинается комфорт, благоденствие и коллекционирование примеров осознания своей правоты с последующим награждением себя медалями самоуважения и довольства. Либо ты прав, и тогда признай, что в этот момент ты не занимаешься познанием, а активно спиливаешь его шестерёнки до удобного тебе количества. Либо ты занимаешься познанием, и тогда лишён правоты и истины по определению, а заодно и самодовольства.

Мало того, что необходимым свойством «истины» становится непознаваемость, её поиск оказывается неразрывно сопряжён с её отрицанием, уходом, отталкиванием от неё, поскольку, как только найдена зона комфорта, где «всё понятно», следующий этап работы - найти, почему субъект понимания оказался в этой ситуации, зачем он так ловко поставил себя в комфортное положение, с какой стати ему снова понадобились оправдания, что то, что он потребляет, не просто ему нравится, но и должно быть непременно осознано как полезное, нужное, универсально ценное.

Вероятно, именно возможность поймать себя в очередном комфортном положении, в котором в очередной раз, наконец, «всё понятно» и перевернуть это положение, объяснив себе, зачем ты в очередной раз редуцировал свои когнитивные способности ради ощущения удовлетворения от оправдания своих действий, и есть одна из самых любопытных методик работы с самопознанием, но тогда она априорно никогда не приводит к состоянию покоя и счастья, ты всегда снова и снова идёшь в первый раз в первый класс, как вечно начинающий злосчастный Сизиф. К покою и счастью приводит только окончание процесса познания, окончательный бесповоротный выбор пути, в чём следует не забывать честно себе признаваться. Ты счастлив только тогда, когда не думаешь слишком глубоко, анон. «Во многом знании много печали».

И ещё одна цитата, которая мне нравится.

«Встань лицом к факту и ты увидишь, что солнце играет на обеих его гранях, точно на лезвии острого меча, ты почувствуешь, как он пройдет через твое сердце и рассечет костный мозг, и ты счастливо завершишь свое земное существование. Будь то жизнь или смерть — мы жаждем истины. Если мы умираем, пусть нам будет слышен наш предсмертный хрип, пусть мы ощутим смертный холод; если живем, давайте займемся делом.

Время — всего лишь река, куда я забрасываю свою удочку. Я пью из нее, но в это время вижу ее песчаное дно и убеждаюсь, как она мелка. Этот мелкий поток бежит мимо, а вечность остается. Я хотел бы пить из глубинных источников, я хотел бы закинуть удочку в небо, где дно устлано камешками звезд. А я не умею считать даже до одного. Я не знаю и первой буквы азбуки. Я всегда сожалею, что не так мудр, как в день своего появления на свет. Ум человеческий — острый тесак, он находит путь к сокровенной сути вещей. Я не хочу работать руками больше, чем этого требует необходимость. В моей голове есть и руки и ноги. Я чувствую, что в ней сосредоточены все мои способности. Инстинкт говорит мне, что это орган, предназначенный рыть в глубину, как рыльце и передние лапы некоторых животных; я хотел бы врыться им в эти холмы. Мне кажется, что где-то здесь залегает богатейшая жила; я сужу об этом по волшебному ореховому прутику и встающему туману; здесь-то я и начну копать».

 

Отредактировано Митя Ахтырский (Авг. 28, 2015 22:49:26)

Офлайн

#2 Авг. 29, 2015 09:16:22

Яков
Зарегистрирован: 2013-06-27
Сообщения: 479
Профиль   Отправить e-mail  

когнитивный комфорт

Милое эссе. Только одно противоречие имеет место. Аффтор печалуется вместе с человечеством, что любое познание - самооправдание. Но намекает, что сам как-то преодолел эту ловушку. Но выскочить из этой ловушки нельзя по определению. Ну и куда деваться?

Офлайн

#3 Авг. 30, 2015 04:15:39

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

когнитивный комфорт

Почему любое? Я не заметил там квантора всеобщности.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано (Авг. 30, 2015 04:15:39)

Офлайн

#4 Сен. 21, 2015 11:34:03

vann1936
Зарегистрирован: 2015-09-21
Сообщения: 1
Профиль   Отправить e-mail  

когнитивный комфорт

А в Вашей жизни наступил момент, когда можно воскликнуть наконец: «Всё понятно!» и на этом закончить свои познавательные потуги?

Отредактировано (Сен. 21, 2015 11:34:03)

Офлайн

#5 Сен. 21, 2015 23:18:20

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

когнитивный комфорт

vann1936
А в Вашей жизни наступил момент, когда можно воскликнуть наконец: «Всё понятно!» и на этом закончить свои познавательные потуги?
Вопрос обращен к автору или к одному из комментаторов?



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Офлайн

Board footer

Модерировать

Powered by DjangoBB

Lo-Fi Version