#1 Апрель 19, 2015 01:08:20

Редакция проекта Выход
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

идея этического контроля над властью в "розе мира" ::: часть ix

 

Продолжение беседы, состоявшейся в 2010 году на форуме Свентари. Переход к предыдущим частям - в конце текста. 

 

Яков Учитель:

Федор Cинельников. 1. Андреев пишет, что каждое усилие провиденциальных сил в этом эоне вызывает ответную активизацию сил демонических. Что делает и чем питается Планетарный демон в период «Золотого века»? В какой сфере человеческого существования будет находить проявление его активность и активность Лунной демоницы? Если Планетарному демону удавалось обрывать светлые миссии в прошлом, в том числе и миссию вочеловечившегося Планетарного Логоса, если ему удавалось искажать становление великих религий, почему вдруг он не препятствует приходу Розы Мира к универсальной власти?

Федор, я полностью на твоей стороне vs Ярослав + Максим. Однако чуть-чуть не согласен методологически. Например, в данном высказывании. Правда, Даниил в этом виноват не меньше тебя. Если бы Даниил просто написал, что он прозревает будущее и приход антих-та неизбежен, то можно было бы верить или нет. Но он выводит неизбежность прихода логически — от скуки и из-за завистливых инженеров и техников. А вот это не вызывает ни доверия, ни уважения (как логически убогое суждение).

Мне кажется, нет смысла опровергать Даниила в данном вопросе логически. Это будут похожие спекуляции. Пути Господни неисповедимы, и, может быть, антихрист явится несмотря ни на что. Но вот как раз логические потуги Даниила дают основание не верить в это. И не стоит слабой логике Даниила противопоставлять сильную твою (имхо).

«Что делает и чем питается Планетарный демон в период «Золотого века»? А черт его знает. Может, найдет, чего пожрать. Наше дело — всячески ужесточить его диету, а там видно будет.

Вот я изо всех сил пытаюсь облегчить Ярославу ответы на твои вопросы. Как думаешь, оценит?

 


 

Федор Синельников:

Яков Учитель. Мне кажется, нет смысла опровергать Даниила в данном вопросе логически.

Яков, я в данном случае и не опровергаю Даниила. Я просто показываю, что он не смог убедительно объяснить, как из такой прекрасной Розы Мира возникает этот самый «антихрист». Как ты сам справедливо замечаешь, объяснения Андреева просто несостоятельны:

Я. У. …он выводит неизбежность прихода логически — от скуки и из-за завистливых инженеров и техников. А вот это не вызывает ни доверия, ни уважения (как логически убогое суждение).

Я. У. Пути Господни неисповедимы, и, может быть антихрист явится несмотря ни на что.

Яков, мы постоянно смешиваем в этой дискуссии два плана, что меня очень печалит, — текст Даниила Андреева и собственные футурологические ожидания и представления. Я не знаю, придет или не придет «антихрист» в исторической реальности и если придет, то в каких формах и масштабах проявится его активность. Я могу лишь утверждать, что в тексте «Розы Мира» «антихрист» является прямым логическим следствием планетарного господства «этической инстанции», как она описана у Д. Андреева.

Я. У. Как думаешь, оценит?

Безусловно!

 


 

Ярослав Таран:

Ф. С. Логика текста Андреева и логика Андреева — не одно и то же.

Как и любого пусть хорошего, но черновика. Но твоя логика о логике текста и логике Андреева — это уже третье. Первые две логики близки друг к другу. Твоя интерпретация их не вяжется ни с каждой по отдельности, ни с обеими в целом.

Ответы на твои вопросы:

1. Чем питался в Серебряный век и во время жизни Христа, тем же будет питаться и в Золотой век и во время содружества религий. Человек не изменится физически. И люди будут одержимы страстями, как во все времена. Не надо представлять РМ как парник или инкубатор. Это будет творческий апофеоз, прекрасный, как солнечный закат, как золотая осень человечества.

Почему же не препятствует, очень даже препятствует: коммунизм — одно пугало (о его тяжелых следствиях для РМ я уже подробно писал здесь), а рыночная идеология с другой стороны — это подмена демократии, подмена, которая приводит умы к тому, к чему ты пытаешься привести Андереева.

Также я говорил, что вброшены два «козыря» на упреждение — разгул сексуальной стихии и удар по светлым стихиалям со стороны цивилизации, направляемой именно в этом русле очень настойчиво. Если это не препятствование, то препятствий вообще не бывает.

2. С таким же, как мы живем сейчас на Планете, нашпигованной ядерным оружием и находящейся на грани экологической катастрофы. С таким же, как творили в Серебряном веке, предчувствуя надвигающуюся катастрофу. С таким же, как Христос входил в Иерусалим и говорил на Тайной Вечере.

3. Андреев и Достоевский ответили тебе на этот вопрос. Отвечал на него и Бердяев: человеческая культура — это полет Икара. Наш эон — трагическая мистерия. Но у трагедии есть своя красота и свое величие.

4. Потому что начнет терять свои позиции. Потому что люди вообще не слушают ничьих предупреждений. Если бы слушали, то достаточно было бы Евангелия. Даже любой книги из классической хрестоматии. Шекспира бы хватило. Почему демократические Афины не прислушались к предупреждениям Сократа?

5. Роза Мира — это эпоха. У нее много ликов, как у любой эпохи.

6. Почему, несмотря на предупреждения Ленина и нелюбовь окружения, Сталин пришел к единоличной власти? Еще раз: люди не меняются. Эпохи бывают разные. Вообще к чему человеческая история, если в ней рождаются и умирают цивилизации и никакого прогресса не наблюдается ни в культуре, ни в человеческой природе? Все находки идут за счет потерь. Появляются лики культур и уходят, давая место другим. Но никакого прогресса в культуре усмотреть невозможно. Зачем вообще все?

7. Почему финал в конце, а прелюдия в начале? Зачем вообще нужна историческая мистерия? Зачем нужен первый эон, ведь можно было начать сразу со второго? А лучше вообще ничего не начинать? Зачем Вселенная, когда есть Плерома? К чему вообще весь этот космический спектакль?

8.

Ф. С. Андреев говорит о необходимости тотальной власти Розы Мира над человечеством с целью его просветления.

Ложь. Андреев такого не говорит. Он говорит, что в руках РМ не останется никакой власти, кроме слова.

Ф. С. Почему она вообще — зная о всех мрачных перспективах, которыми чревато расширение свободы, эту самую свободу расширяет? Ведь отказ от этого расширения может предотвратить и появление «религии левой руки», и активизацию «крайне левых кругов».

Это не к Андрееву вопрос, а к Богу. Зачем, зная, чем чревата свобода, он создал творение свободным и этим «спровоцировал» появление зла? Это, батенька мой, теодицея. Тут после Достоевского вряд ли можно новое слово сказать.

9. Все будет тогда, когда будет. Зачем вообще нужны были эти 2000 лет? Почему Воскресший не продолжил свою миссию, влияя на людей чудом Своего Воскресения? Почему Он вознесся, обрекая нас на творческие муки истории? Есть ли у истории смысл? А если есть смысл, то есть конец. А конец истории — это анти-Христос (предельное выражение нашего «нет») и Второе Пришествие — наше окончательное «да».

Ф. С. До этого у уважаемого оппонента речь шла о том, что человечество повторяет путь Иисуса. При чем тут теперь русский народ и Навна?

При том что Христос — это соборное человечество. А Навна — это соборная душа русского народа. Ты сказал, что Христос — это не человечество. Я тебе привел пример соборности и спросил, как ты понимаешь Соборную Душу? Может ли быть у Соборной Души одна судьба, а у народа совсем другая? Может Соборная Душа быть в темнице, а народ при этом духовно процветать? Может Соборная Душа пройти через Голгофу, а народ при этом никакой Голгофы не испытать? А Логос — это Путь, Смысл и Цель соборного человечества. Сложнейшие вопросы, а ты даже здесь умудряешься ерничать. Над иконами не пробовал иронизировать?

Ф. С. В «Железной Мистерии» Верховный Наставник осуществляет то, чего не достиг Иисус…

У меня сложное отношение к этой вещи, даже в поэтическом плане. Мне кажется, что это неудача поэта Андреева. Или совсем черновик еще. Я вовсе не склонен цепляться за каждую букву Андреева и каждую строку возводить в непререкаемую догму. Я пытаюсь понять и осмыслить творчество Андреева в целом.

Ф. С. Несекулярной «демократией» является Исламская Республика Иран.

И что? Ты отказываешь в праве народу Ирана определять самому, какая политическая форма его больше устраивает?

В эпоху РМ вообще ничего «секулярного» не будет. Сакральный смысл жизни и мира, ритуал, воцерковленность станут реальностью. Как писал Бердяев, Церковь впустит в себя весь мир. Это совсем другая эпоха. Если хочешь, Новое Средневековье. И сколько бы ты ни возмущался, но как было Средневековье, так будет и Новое Средневековье. Этап гуманизма не удастся растянуть больше, чем он продлится. Каждому времени свой предел, каждому валенку свой фасон. Хочешь ты того или нет, а РМ (или Новое Средневековье) все равно будет, как была Эллада, потом Раннее Средневековье, потом… Но ты же историк, не мне тебе рассказывать о смене эпох. Эта смена зависит от нашего «нравится — не нравится», как ты думаешь?

Ф. С. Это вызывает вопросы о том, как же все это совмещается — в будущем и в сознании Ярослава — обладание правом вето и утверждением, что никой властью, кроме власти слова, Собор обладать не будет.

Тебе трудно понять, как у Ярослава совмещается, а мне совершенно невозможно понять, как у Федора совмещается. Будем разбираться, как у кого и что совмещается? Как у тебя совмещается гений и дурачок в одном лице, когда ты говоришь об Андрееве?

Остальные твои рассуждения — это тот же мой вопрос: родомыслы нужны, или любой родомысл, принявший крест мирской власти, от дьявола? Значит, никаких родомыслов не было, а были лишь самозванцы, так как подлинный родомысл и власть — две вещи несовместные? А совмещение в одном человеке трех великих даров — родомысла, художественного гения и святого — возможно? Если да, то что делать дару «родомысла»? Не реализовывать его? Зачем посылаются родомыслы в мир? Чтоб отказываться от любой власти, то есть заведомо предавать свою миссию? В чем миссия родомысла?

Кстати, на всем протяжении ветки я стараюсь отвечать на твои вопросы. Но и сам задавал тебе вопросов не меньше. Ты 90% из них игнорируешь. Почему?

 


 

Яков Учитель:

Ф. С. Яков, мы постоянно смешиваем в этой дискуссии два плана, что меня очень печалит, — текст Даниила Андреева и собственные футурологические ожидания и представления. Я не знаю, придет или не придет «антихрист» в исторической реальности и если придет, то в каких формах и масштабах проявится его активность. Я могу лишь утверждать, что в тексте «Розы Мира» «антихрист» является прямым логическим следствием планетарного господства «этической инстанции», как она описана у Д. Андреева.

[…]

Абсолютно согласен. Этическая инстанция, всемирный пожизненный Верховный Наставник, Лига этического контроля над государством, Собор с правом вето — все это неизбежно приведет к антихристу.

Задача человечества состоит не в том, чтобы смиренно дожидаться неизбежного, согласно «РМ», прихода антихриста, а в том, чтобы строить демократическое гражданское общество и препятствовать появлению всемирного пожизненного Верховного Наставника, Лиги этического контроля над государством, Собора с правом вето и т. д., в т. ч. сокращения президентского срока в РФ.

Очень меня впечатлил логический пассаж Ярослава. Типичный.

Ф. С. Несекулярной «демократией» является Исламская Республика Иран.

Ярослав Таран. И что? Ты отказываешь вправе народу Ирана определять самому, какая политическая форма его больше устраивает?

Да, Ярослав, Федор отказывает народу Ирана именно в этом! И еще он призывает истребить народ Ирана. И сожрать всех маленьких детей.

[…]

 


 

Андрей:

Мнение Ярослава о роли Розы Мира как этической инстанции, не обладающей никакой властью над светскими демократическими правительствами, кроме авторитетности ее слова для избирателей, можно приветствовать двумя руками.

[…]

Насчет денежного тоталитаризма. Безусловно, денежные мешки коррумпируют демократию. Это системная проблема. Но все же, владельцы мегакапиталов вряд ли получат полный контроль — поскольку во всем человечестве они составляют микроскопическое меньшинство.

Социальная система шведов наглядный пример, когда гражданское общество оказывается сильнее денежных тузов.

Или запущенная Обамой с огромным скрипом реформа здравоохранения США. Здесь тоже интересы общества оказались сильнее крупного капитала. Денежный тоталитаризм не всесилен. Верно и обратное: исправлению многих недостатков в мире мешает то, что люди доброй воли не обладают достаточными финансовыми ресурсами.

Что касается предполагаемого «прогибания» демократий перед Антихристом. Англосаксонские демократии не только просуществовали сотни лет, они пережили две тоталитарные системы (нацизм и коммунизм), и две мировые войны.

Так что сомнения Андреева насчет их «твердости» оказались несколько преувеличены.

Поставим вопрос в отношении эпохи РМ. Какой заслон Антихристу будет надежнее:

а) демократия при высокой этичности масс,

б) иерократия при высокой этичности масс.

По моему мнению, разумеется «а», поскольку повышение уровня этики избирателей делает демократию еще эффективней. Образованный, этичный избиратель — это мечта. Совершенно непонятно, зачем Максим предлагает отказываться от демократического строя, где, с одной стороны, Роза Мира и так побеждает на выборах, и с другой — наличие этих выборов предохраняет Розу Мира и общество от застойных процессов и диктатуры.

P. S. Я согласен с Ярославом, что есть более конкретные угрозы, нежели приход Антихриста. Человечество ведет дело к истощению ресурсов Земли и необратимому изменению ряда ее физических параметров (глобальное потепление — одно в ряду нескольких). Демократия дает сбой, поскольку заинтересованные лица — будущие поколения — не обладают правом голоса по той простой причине, что они еще не появились на свет.

 


 

Ярослав Таран:

Андрей. а) демократия, при высокой этичности масс,

б) иерократия, при высокой этичности масс.

Ни то, ни другое. Никакая высокая этичность масс с потолка при помощи демократических институтов и денежной иерархии не свалится, все будет двигаться только вниз. Дело ведь не во власти «денежных мешков» (это уже следствие), а в том, что в обществе выстраивается иерархия на основе денег, и ценность человеческого вклада и вес человека в социуме меряются количеством денег. Это считается универсальным мерилом всего. Вот где подмена — на духовном уровне.

Роза Мира — это преображенная Церковь, а не иерократия. Это новая эпоха, принципиально отличающаяся от всего бывшего, эпоха Синтеза (Новое Средневековье). Что-то она возьмет и из лучшего в гуманистическом периоде, но сам этот период подходит к концу. Никакие секулярные кратии в Новой Религиозной Эпохе работать так, как сейчас, не смогут, как не может быть фараонов в эпоху гуманизма и президентов в эпоху Средневековья. Отношение к очень многим вещам, включая политические, изменится у людей — все станет сакральным, ритуальным, все наполнится религиозным смыслом. Модель секулярной демократии просто не копируется на то общество, отторгается системой ценностей и приоритетов в массовом бессознательном.

Так что большая половина наших споров утекает в песок в результате исторической смены эпох.

[…]

Мне для того, чтоб так воспринимать Андрева, как «ваш клуб», — частями: здесь он гений, а здесь полный идиот, — надо совершить какое-то внутреннее хирургическое вмешательство над собой. Я так и не могу, и не хочу. Я воспринимаю Андреева целостно, а отдельные недостатки и просчеты мне не мешают — как отдельные недостатки у любого гения не мешают видеть его в целом. А делать из Андреева то ли двуликого Януса, то ли какую-то компиляцию из взаимонестыкующихся глав я не буду. По простой причине: эта нестыковка не у Андреева, а у тех, кто не может вместить Весть в целом, а лишь одну часть, отвергая другие. Это извечная причина даже ересей в религии — неспособность вместить Весть в целом и одностороннее упирание на одну часть и умаление других. Я против односторонности в любом деле, а уж в искусстве и истории тем более!

Модель секулярной демократии просто не копируется на то общество, отторгается системой ценностей и приоритетов в массовом бессознательном. Равно как и секулярная наука, безрелигиозное искусство, оторванная от мира конфессия, замкнутая на себе, безрелигиозное образование, безрелигиозная психология, неодухотворенное отношение к природе как мертвой материи или дойной корове и т. д. и т. п. Все станет другим. А почему станет? Потому что нынешний путь ведет в тупик и катастрофичность осознания тупиковости безрелигиозного этапа развития зависит и от нашего поколения (вот об этом и хочется говорить). Как невозможно представить выборы и перевыборы Моисея или Будды. Такое даже на ум не могло бы прийти иудеям и первым буддистам, а подобное предложение Федора, окажись он там, вызвало бы в самом лучшем случае жалость, с которой смотрят на идиота. Оторванная от религиозного смысла светская власть просто будет непонятна поколениям, воспитанным в религиозном отношении к миру. Наш период, где человек есть мера всех вещей и пытается выстроить общественные институты в отрыве от Творца, будет восприниматься как подростковый гонор (чем по сути и является), со всем его глуповатым индюшачьим видом. Не надо обольщаться на свой счет особо и мнить, что мы живем в эпоху, которая нашла самые лучшие политические инструменты, отклонение от которых смерти подобно. Нет в мире и не может быть ничего оторванного от религиозного смысла. В нашем мире все сакрально, все символично, все ритуально. Попытка секуляризации ритуала и символа ведет к потере внутренней свободы (это диалектика Достоевского).

 


 

Федор Синельников:

Ф. С. 1. […] почему вдруг он не препятствует приходу Розы Мира к универсальной власти?

Я. Т. Почему же не препятствует, очень даже препятствует: коммунизм — одно пугало (о его тяжелых следствиях для РМ я уже подробно писал здесь), а рыночная идеология с другой стороны — это подмена демократии, подмена, которая приводит умы к тому, к чему ты пытаешься привести Андереева.

Ответ оппонента как всегда дан по теме…

В тексте Андреева в желаемом им варианте развития событий Планетарный демон не препятствует или не может воспрепятствовать приходу Розы Мира к универсальной власти. Эпоха Розы Мира описывается как идеальное общество. И это при том, что Андреев пишет: «Активизация светлых сил всегда во всемирной метаистории вызывает и активизацию сил противобога: это, по-видимому, закономерность текущего зона. Да и мог бы противобог и его миры оставаться безучастными, созерцая выход на метаисторическое поприще новых сил, стремящихся, в конечном счете, к преодолению демонической власти над человеческим миром?» (РМ, 271). Мы же видим в тексте Андреева, что в момент прихода Розы Мира к власти противобог оказывается как будто парализованным. И на первом этапе ее правления он не может создать на ее пути ни одного серьезного барьера. Во всяком случае, Андреев об этом ничего не говорит. Что произошло с противобогом?

В период господства Розы Мира Планетарный демон не получает в прежних объемах необходимых ему источников существования. Даже чистилища, согласно Андрееву, превращаются в миры духовного врачевания. Мы видим, что не только приходу Розы Мира к власти противобог не может помешать, но и по мере расширения ее деятельности он обречен на постоянное умаление своих сил. И вдруг на вершине пирамиды Розы Мира, в период ее максимального могущества — Антихрист! Где логика?

Ф. С. 2. С какими чувствами будут строить Розу Мира люди, твердо знающие, что Антихрист, который все равно явится и установит жесточайшую тиранию, придет к власти над человечеством внутри самой Розы Мира?

Я. Т. С таким же, как мы живем сейчас на Планете, нашпигованной ядерным оружием и находящейся на грани экологической катастрофы. С таким же, как творили в Серебряном веке, предчувствуя надвигающуюся катастрофу. С таким же, как Христос входил в Иерусалим и говорил на Тайной Вечере.

Логика ответа безукоризненна!

Строители Розы Мира точно знают из текста Андреева (если они, конечно, будут с ним знакомы), что антихрист окажется в их рядах, причем на самой вершине иерархии «этической инстанции». Не будут коситься друг на друга: «Не он ли?» При чем тут Серебряный век? Что, поэты Серебряного века знали, что они создают социально-политическую систему, на вершине которой в конце концов окажутся Ленин и Сталин?

Ф. С. 3. Прекрасная эпоха Розы Мира наступит в связи с грандиозной трансформацией человеческого сознания. Новый дух новой эпохи сделает возможным все те грандиозные преобразования, которые описывает Андреев. И эйцехоре при этом не станет непреодолимым препятствием. Ни сохраняющаяся в массах человечества жажда власти не помешает, ни жажда низких наслаждений. А за годы своего господства Роза Мира охватит своим просветляющим творчеством все человечество, воспитает бесчисленные массы людей облагороженного образа. То есть по мере расширения активности и могущества Розы Мира должна возрастать и сознательность человечества. Почему же, по каким причинам в условиях блаженного Золотого века в какой-то момент вдруг «скука и жажда темных страстей охватит половину человечества» (РМ, 569)?

Я. Т. 3. Андреев и Достоевский ответили тебе на этот вопрос. Отвечал на него и Бердяев: человеческая культура — это полет Икара. Наш эон — трагическая мистерия. Но у трагедии есть своя красота и свое величие.

Все как обычно — точно и емко. И как прекрасен пафос!

Но вопрос был задан не про полеты во сне и наяву, а про трансформацию сознания, делающую возможной наступление «Золотого века». В ответ: «культура — полет Икара». Почему именно Икара, а не Гагарина или шмеля? Почему не плавание Одиссея или Садко? И почему алгоритм развития «этической инстанции» отождествляется с алгоритмом развития культуры? Почему упадок культуры, созидаемой «этической инстанцией», приводит именно к антихристовой катастрофе, а не к ее тихому увяданию? И если водителям «Икаров» известны последствия полета их античного тезки, то, может быть, не надо совершать рывков автобусов к солнцу, особенно если в салоне женщины и дети? Разве что эти водители — экзальтированные маньяки, жаждущие устроить себе и другим красивую и великую трагедию…

Ф. С. 4. Почему техническая интеллигенция (страта, открывающая дорогу Антихристу) сначала не оказывает никакого противодействия Розе Мира, а после того, как эта «этическая инстанция» подготовит многомиллионные просветленные кадры, в том числе и этой самой технической интеллигенции, она вдруг выступит против Розы Мира (РМ, 565)? Если даже Андрееву в середине XX века было ясно, с какими трудностями придется столкнуться Розе Мира в этой сфере, почему она не услышит его предупреждения?

Я. Т. 4. Потому что начнет терять свои позиции. Потому что люди вообще не слушают ничьих предупреждений. Если бы слушали, то достаточно было бы Евангелия. Даже любой книги из классической хрестоматии. Шекспира бы хватило. Почему демократические Афины не прислушались к предупреждениям Сократа?

Убедительно.

Из кого будет состоять техническая интеллигенция в эпоху максимального расцвета Розы Мира? Разве не из взращенных ею же людей облагороженного образа? Ведь это только на ранних этапах становления Розы Мира кадры технической интеллигенции еще не успели ею облагородиться. Именно тогда, на ранних этапах становления Розы Мира, эти духовно недоразвитые слои могли и должны были выступать против нее. Но духовными мятежниками оказываются совсем не они, а, как заметил Яков, сантехники и дантисты уже цветущего «Золотого века»…

Роза Мира — это не демократические Афины. Это, как описывает ее Андреев, моноцентричная разветвленная система, охватывающая своими щу… объятиями все человечество. Ее возглавляют не безвластные сократы (которые не обладают в судах над ними правом вето), а Верховные Наставники, соединяющие, согласно Андрееву, в своих руках всю полноту гражданской и духовной власти. Эти мистически одаренные Наставники способны не только предупреждать «властью слова», они способны, задействуя властные механизмы «этической инстанции», предотвращать проявления зла (как они его понимают).

Ф. С. 5. Андреев объясняет, что негативным фактором в период существования Розы Мира является эгрегор Розы Мира (РМ, 569). При этом местом его существования назван Фораун — слой конфессиональных эгрегоров (РМ, 144). Значит, Роза Мира, прежде всего конфессия и ее власть, — это именно иерократия?

Итак, почему именно эгрегор Розы Мира становится одной из тех сил, благодаря которой оказывается захват власти Антихристом над Розой Мира и всем человечеством? Ведь Роза Мира — чистейшая из всех религий, когда либо бывших, соответственно, ее эгрегор должен быть предельно слабым и инертным. «Углубленная мистическая сознательность ее руководства воспрепятствует разбуханию этого эгрегора в плотный клуб, заслоняющий Аримойю» (РМ, 569). И Розой Мира руководит череда родомыслов-праведников, а не развратных пап эпохи Ренессанса или агрессивных «праведных» и омейядских халифов. Почему же вдруг оказывается естественно, «что даже в среде Верховного Собора найдутся отдельные люди, которые не устоят против искушений князя тьмы, а на нижних ступенях посвящения такие люди обнаружатся в значительном числе» (РМ, 569)? Но почему же эгрегоры других конфессий — как бы они ни были затемнены и демонизированы — не открывали и не откроют Антихристу дорогу в Энроф? Эгрегоры гораздо более плотные и воинственные, чем эгрегор Розы Мира.

Я. Т. 5. Роза Мира — это эпоха. У нее много ликов, как у любой эпохи.

Вот этот ответ настолько конкретен и безупречен, что вообще не нуждается ни в каких комментариях!

Ф. С. 6. Каким образом Антихрист принимает духовный сан и оказывается «как бы вторым лицом» в человечестве, а единственным препятствием для его прихода к власти будет только правящий Верховный Наставник (РМ, 571)? Почему мистически одаренные родомыслы-праведники и члены Собора, безусловно, знакомые с текстом Андреева (который даже называет номер понтификата, в период которого появится Антихрист — седьмой или восьмой; РМ, 566), не смогут увидеть в своей среде человека, матерью которого была Лилит, зачинающая Антихриста от семени самого Гагтунгра (РМ, 571)? Причем явление Лилит не будет тайной: «Явные нарушения законов природы, сверхъестественные связи с грозными существами иных миров, колдовские сказания и легенды окружат ее кратковременную жизнь» (РМ, 571).

Я. Т. 6. Почему, несмотря на предупреждения Ленина и нелюбовь окружения, Сталин пришел к единоличной власти? Еще раз: люди не меняются. Эпохи бывают разные.

Особенно изящный ответ.

Любопытно, что среди всего многообразия исторических примеров оппонент выбрал ситуацию с тоталитарной партией, установившей диктатуру… Замечу, что Ленин и Сталин были фигурами одной и той же системы. Оба — темные миссионеры, оба проводники воли не только уицраора, но и Планетарного демона (согласно Андрееву). Сталин не менял сути системы. Он лишь довел ее до логического завершения. «Антихрист» же у Андреева — фигура, сущностно противостоящая ценностям Розы Мира.

Ф. С. 7. Почему вообще именно в эпоху расцвета Розы Мира — а не в какую либо другую — станет возможно воплощение в Энрофе Лилит и Антихриста? Сопротивление Провиденциальных сил не позволило Планетарному демону сделать из Сталина «…темного универсального гения. Но дважды предотвратить вкладывания в это существо даров темной гениальности невозможно: теперь Урпарп уже знает, как оградить свое чадо от этих враждебных ему трансфизических операций» (РМ, 570). Из логики текста следует, что Антихрист со всеми дарами темной гениальности может воплотиться в любой момент. Почему же он воплощается не до Розы Мира, тем самым лишая человечество «Золотого века», а только после ее прекрасных преобразований нашего мира?

Я. Т. 7. Почему финал в конце, а прелюдия в начале? Зачем вообще нужна историческая мистерия? Зачем нужен первый эон, ведь можно было начать сразу со второго? А лучше вообще ничего не начинать? Зачем Вселенная, когда есть Плерома? К чему вообще весь этот космический спектакль?

Вопрос, вероятно, не был оппонентом понят. Но его ответ от этого, как обычно, не пострадал.

Так это Бог — режиссер этой величественной исторической мистерии?! А дьявол, видимо, Его ассистент. «Владыко! Когда «антихриста» на сцену выпускать?» — «Да вот прямо после торжественного хора, воспевающего Мне оду».

Ф. С. 8. Андреев говорит о необходимости тотальной власти Розы Мира над человечеством с целью его просветления. Почему Роза Мира не использует эту власть против зарождающейся «религии левой руки», против «крайне левых кругов» (РМ, 569), а затем и против Антихриста? Почему она, располагая универсальной властью, не защитит человечество от очевидной для нее катастрофы? Почему именно тогда, когда она может и должна, по вашей логике, применить власть, она этого не делает? Почему она вообще, зная о всех мрачных перспективах, которыми чревато расширение свободы, эту самую свободу расширяет? Ведь отказ от этого расширения может предотвратить и появление «религии левой руки», и активизацию «крайне левых кругов».

Я. Т. Ложь. Андреев такого не говорит. Он говорит, что в руках РМ не останется никакой власти, кроме слова.

Оппонент как всегда безупречен в вопросах логики и текстологии.

Нужно лишь добавить ряд уточнений. У Розы Мира, согласно тексту Андреева, будет власть не только слова, но и по крайней мере информационной цензуры: «Под давлением крайне левых кругов общества будут незаметно сняты наконец последние запреты, еще ограничивающие свободу слова: запрет нарушения норм общественного стыда и запрет кощунства» (РМ, 569). Т. е. до этого Роза Мира имела право ограничивать распространение определенного рода информации. Подлые левые круги «незаметно» (!) добиваются снятия этих запретов. Что и открывает «широкий доступ предтечам великого исчадия тьмы к сердцам человеческим» (РМ, 570). Но и после этого Верховный Наставник будет обладать отнюдь не только «властью слова». Именно поэтому «антихрист», став как бы вторым лицом в человечестве (РМ, 571), вынужден «с видимым смирением дожидаться часа, когда смерть верховного наставника даст ему право через всемирный референдум возложить на себя эту тиару самому» (РМ, 572). Через всемирный референдум не получают «власть слова». А вот власть институциональную — получают. Вместе с тиарой. Тиарой, а не набедренной повязкой Махатмы Ганди.

А вот теперь можно вернуться к уже заданным мною в п. 8 вопросу, на который так ярко не ответил оппонент. Не ответил — да и ладно…

И вот еще перл.

Ф. С.  Почему она вообще, зная о всех мрачных перспективах, которыми чревато расширение свободы, эту самую свободу расширяет? Ведь отказ от этого расширения может предотвратить и появление «религии левой руки», и активизацию «крайне левых кругов».

Я. Т. Это не к Андрееву вопрос, а к Богу.

Этот вопрос адресован именно моим уважаемым оппонентам, а не Андрееву и уж точно не Богу. Бог не является автором концепции «этической инстанции» и не отстаивает ее. Ее отстаивают другие…

Роза Мира, в отличие от Бога, в тексте Андреева сначала сужает свободу и лишь затем ее расширяет. Только на последнем этапе ее правления снимаются запреты на политические права и свободы. А на первом этапе она как раз вынуждена вводить ограничения в этой области. Вот, например, (уже приводившаяся) цитата из текста Д. А., так кстати незамеченная оппонентом:

Даниил Андреев "Роза Мира": «Квалифицировать ту или иную партию как агрессивную, имеют право только инстанции самой Розы Мира. Впрочем, полного запрета на такие партии не будет накладываться даже на первом, сравнительно строгом этапе; но права на устную и письменную пропаганду своих взглядов они будут лишены» (РМ, 537).

Ф. С. 9. Антихрист на пути к власти описывается как «превосходящий гениальностью всех гениев человечества без сравнения» (РМ, 571). Он демонстрирует показную доброту к людям (РМ, 571). Если человечество и Роза Мира так легко может ошибиться, что позволит этому существу стать «вторым человеком» в человечестве, на чем вообще основана вера в то, что человечество не примет Антихриста за родомысла-праведника значительно раньше?

Я. Т. 9. Все будет тогда, когда будет. Зачем вообще нужны были эти 2000 лет? Почему Воскресший не продолжил свою миссию, влияя на людей чудом Своего Воскресения? Почему Он вознесся, обрекая нас на творческие муки истории? Есть ли у истории смысл? А если есть смысл, то есть конец. А конец истории — это анти-Христос (предельное выражение нашего «нет») и Второе Пришествие — наше окончательное «да».

Этот риторический ответ бесподобен. Особенно убедительно сказано о том, что все будет, когда будет (и более не будет никогда). Жаль, что ответ дан, по всей видимости, на какой-то другой вопрос. И, наверное, кому-то другому…

Я. Т. При том что Христос — это соборное человечество. А Навна — это соборная душа русского народа. Ты сказал, что Христос — это не человечество. Я тебе привел пример соборности и спросил, как ты понимаешь Соборную Душу?

Христос — это не соборное человечество. Это воплощение Логоса брамфатуры (если принимать миф Андреева). Логос брамфатуры — это тоже не соборное человечество. В крайнем случае уважаемый оппонент может считать Логос Брамфатуры соборной душой человечества (хотя это предназначение женственных монад), но никак не соборным человечеством. И, как на этот раз верно замечает оппонент, Навна является соборной душой российской метакультуры, российского сверхнарода, а не самой метакультурой или сверхнародом. Именно поэтому духовные падения человечества или русского народа не являются ни выражением, ни отражением духовных падений Логоса и Навны.

Ф. С. В «Железной Мистерии» Верховный Наставник осуществляет то, чего не достиг Иисус…

Я. Т. У меня сложное отношение к этой вещи, даже в поэтическом плане. Мне кажется, что это неудача поэта Андреева. Или совсем черновик еще. Я вовсе не склонен цепляться за каждую букву Андреева и каждую строку возводить в непререкаемую догму. Я пытаюсь понять и осмыслить творчество Андреева в целом.

Вероятно, «осмыслить в целом» — это принять то в андреевском творчестве, к чему отношение попроще.

Я. Т. Остальные твои рассуждения — это тот же мой вопрос: родомыслы нужны, или любой родомысл, принявший крест мирской власти, от дьявола? Значит, никаких родомыслов не было, а были лишь самозванцы, так как подлинный родомысл и власть — две вещи несовместные? А совмещение в одном человеке трех великих даров — родомысла, художественного гения и святого — возможно? Если да, то что делать дару «родомысла»? Не реализовывать его? Зачем посылаются родомыслы в мир? Чтоб отказываться от любой власти, то есть заведомо предавать свою миссию? В чем миссия родомысла?

Кстати, на всем протяжении ветки я стараюсь отвечать на твои вопросы. Но и сам задавал тебе вопросов не меньше. Ты 90% из них игнорируешь. Почему?

Кстати, на тему родомыслов на этой ветке мною исписано уже несколько страниц. Нужно только читать ветку, а не повторять снова и снова вопросы, на которые уже были даны ответы, причем в нескольких вариантах.

Ф. С. Несекулярной «демократией» является Исламская Республика Иран.

Я. Т. И что? Ты отказываешь в праве народу Ирана определять самому, какая политическая форма его больше устраивает?

Видимо, вопросы именно такого рода входят в упомянутые оппонентом 90%… Надеюсь, оппонент не предлагает наделить такими же правами, какими пользуется счастливый народ Ирана, все остальные народы планеты.

Я. Т. Как невозможно представить выборы и перевыборы Моисея или Будды. Такое даже на ум не могло бы прийти иудеям и первым буддистам, а подобное предложение Федора, окажись он там, вызвало бы в самом лучшем случае жалость, с которой смотрят на идиота.

Без комментариев.

[…]

Я. Т. …все станет сакральным, ритуальным, все наполнится религиозным смыслом.

Даже вызов сантехника…

[…]

Я. Т. …эта нестыковка не у Андреева, а у тех, кто не может вместить Весть в целом, а лишь одну часть, отвергая другие. Это извечная причина даже ересей в религии — неспособность вместить Весть в целом и одностороннее упирание на одну часть и умаление других. Я против односторонности в любом деле, а уж в искусстве и истории тем более!

Показательно, что речь пошла о ереси… Причиной ересей в религии является существование формализованной ортодоксии. Как уже отмечалось в этой дискуссии, первые вселенские соборы созывались императорами. А участвовала в них конфессиональная верхушка. Именно на этих соборах и принимались символы веры, представлявшие собой вовсе не некую полноту, а лишь один взгляд на проблему. Конфессиональная ортодоксия автоматически становилась компонентом новой государственной идеологии — собственно, для выработки официальной доктрины и была нужна ортодоксия. И оппоненты официальной точки зрения объявлялись еретиками. А так как в том прекрасном мире ничего не-сакрального не было, то еретики могли на себе испытать все прелести старого средневековья. А теперь нам намекают, что восприятие Ярослава — что Андреева, что Бродского — это величественный и духоносный пример целостности, со всеми вытекающими из этого для оппонентов последствиями в том Новом Средневековье, к созиданию которого он нас здесь призывает.

Я. Т. …эпоха Синтеза (Новое Средневековье). Что-то она возьмет и из лучшего в гуманистическом периоде, но сам этот период подходит к концу. Никакие секулярные кратии в Новую Религиозную Эпоху работать так, как сейчас, не смогут, как не может быть фараонов в эпоху гуманизма и президентов в эпоху средневековья.

Вперед — к фараонам! В Новом Средневековье будут новые церкви, но и новые еретики, которых будет по-новому перевоспитывать новая инквизиция. В городах мы построим новые гетто для иноверцев (если такие останутся). В Индии тоже возродится Новое Средневековье. Отомрет там эта глупая светская конституция — пусть эта жемчужина духа живет по новым законам нового Ману — с новыми махараджами и новыми неприкасаемыми. В Китае новый Сын Неба устроит себе новый Закрытый город с новыми евнухами и наложницами. В Мексике новые тольтеки будут справлять свои новые культы на вершинах обновленных пирамид Теотиуакана и Чичен-Ицы. Именины сердца!

Я. Т. Все станет другим. А почему станет? Потому что нынешний путь ведет в тупик.

А почему ведет в тупик? Потому что Все еще не стало другим!

[…]

 


 

Дмитрий:

В многостраничном споре о власти и приходе антихриста я скорее согласен с Федором, если говорить о внутренней логике текста Андреева.

Действительно, иерархическая пирамидальная структура будущей «организации этического контроля» с Верховным Наставником (как она выписана в тексте) как никуда лучше подходит для захвата ее антихристом и использования темной стороной ее пресловутых «рычагов» для своих нужд. Вопросы, которые Федор неоднократно задавал своим оппонентам по внутренним связям текста, так и остались без ответа. Точнее, скорее по Жванецкому: «мы получили исчерпывающие ответы не на свои вопросы».

Но…

Наверно, глупо отрицать, что текст — это одно, а реальность — немножко другое. Уже сейчас видно, что многое в мире пошло не так, как предполагал Андреев.

И вот какой смысл, скажите, разбирать детально нюансы неслучившихся возможностей из несбывшегося пророчества?

Ярослав верно пишет, что все эти споры — для другого времени, когда (если) Роза Мира все же замаячит на горизонте. И что там будет (если будет), как изменится менталитет человечества — все это совершенно непонятно.

Уже сейчас велика вероятность, что Роза Мира в виде «контроля над государствами», как полагал ее Андреев, будет вообще никому не нужна, ведь государства (уицраоры) теряют свою значимость на наших глазах, передавая ее космополитическим корпорациям и финансовым структурам.

Уже сейчас видно, что в мире возникает скорее не темный Центр, чего так боялся Андреев, а темная Сеть. Это совершенно другое явление. Андреев про него не писал в принципе, не знал, он ведь видел перед собой только тоталитарного Сталина.

Но если этот процесс, который во времена Андреева еще терялся в тени грызни уицраоров, продвинется дальше, то в Розе Мира, как в светлом проекте противодействия злобному духу, должен возникнуть уже совершенно другой смысл — не против «всемирной тирании» (ибо ее не будет за отсутствием Центра), а против глобальной Сети, против тумана деградации, облепившего планету, но утекающего сквозь пальцы при попытке его ухватить.

Не Центр против Центра, как у Андреева, и даже не Сеть против Центра, а Сеть против Сети.

И в этом случае разговоры о непременном всепобеждающем благе демократии, мне кажется, несколько неверны.

Демократия еще может быть более-менее лекарством против тирании Центра, но отнюдь не против тирании Сети. Наоборот, если антихрист как харизматичный лидер приходит через пирамидальную структуру, то Темная Сеть лучше всего реализует себя через демократию, через структуру сетевую.

И что страшнее — Темный Лидер — явный, ему хотя бы можно пытаться внутренне сопротивляться как чему-то конкретному, а Темная Сеть — структура не точечно-зарядовая с одним центром, а полевая, которая как бы ничья конкретно, ее как бы и нет, и вся игра на понижение идет как бы сама собой.

У Льюиса был эпизод, когда старый черт учит молодого, как эффективно сбивать с толку людей: им надо говорить правду и только правду, но при этом творчески учитывать обстоятельства времени и места, то есть когда в доме пожар — надо кричать об ужасах наводнения, а когда потоп — об ужасах пожара. Вот тогда люди и будут делать то, что нужно чертям.

Андреев во времена Сталина писал об опасности всемирной тирании совершенно правильно, к месту. Тогда все это было.

Но писать об ужасах этого сейчас

Это не к тому, что демократия — это-де плохо или хуже или лучше иерархии. Дело не в этом. Просто когда в доме пожар, не стоит пугать потопом и одергивать тех, кто пытается открутить вентиль…

Даже из текста Андреева видно, что уицраоры, шрастры не нужны темной стороне сами по себе, это лишь средство, а не цель. Они нужны были тогда, в старое время, в тех исторических обстоятельствах, когда имело место вавилонское «разделение языков».

А антихрист… Что антихрист? Вы вспомните текст целиком! Там вполне внятно написано, как он будет побежден. И какой тогда в нем смысл, если он будет побежден? Зачем черным начинать заранее проигрышную игру?

Но вот как победить темную Сеть, у которой нет ни начала, ни конца, ни монады, чтобы выкрасть?

Сейчас, в условиях уже почти свершившегося информационного объединения мира, Всемирная Демократия Свободных Игв будет для темной стороны ничем не хуже Тоталитарного Царства Антихриста. Она будет куда лучше, ибо антихрист уязвим именно своей конкретностью, а Сеть — попробуй ухвати. И эту Темную Сеть, ее постоянно висящее мутагенное поле, даже заметить и осознать куда сложнее. Ведь вокруг — Свобода! Кто там нетолерантно гавкает против Свободы? Кто этот гнусный Враг Любви? Выйди, покажись — мы тебя заплюем! Милосердно, любя, без пролития крови. Ибо Тоталитаризм — в мрачном прошлом! Теперь ты свободен, человек! Мэйк эни мани энд эни лав! Жри, потребляй, не тормози! Не дай себе засохнуть!!! И помни, Свободный Человек, о скромном маленьком игве, незаметном герое офиса, который не тянул из тебя еду, как тупой злобный уицраор, не орал на тебя, таща на войну или субботник, а, наоборот, подарил блестящий Ваучер На Свободу, разъяснил наконец-то подробно твои Права, запечатал душу каббалистическим каркающим заклятьем «Либерте! Эгалите! Фратерните!» и встретит тебя от лица Фирмы совершенно бесплатно — потом, после смерти, под фиолетовым солнцем среди серых болот…

 


 

Яков Учитель:

[…]

Дмитрий практически открывает новую тему о грозящей нам страшной «тирании Сети». Т. е. если я правильно понял, со жруграми мы покончили. Но на горизонте появилось нечто более ужасное.

Ярослав тоже предупреждает о всепоглощающей «рыночной попсе».

У меня дрожат коленки, перо выпадает из рук. Куда бежать?!

Дмитрий, расскажите подробнее, как Вас душит тирания сети и когда ее костлявые пальцы сомкнутся на моей шее?

Желательны примеры. Я не знаю ни одного.

И где притаился этот гнусный маленький игва?

 


 

Федор Синельников:

Дмитрий. Наверно, глупо отрицать, что текст — это одно, а реальность — немножко другое. Уже сейчас видно, что многое в мире пошло не так, как предполагал Андреев.

Дмитрий, естественно! И я не раз и не два отмечал, что в ходе дискуссии постоянно происходит смешение двух планов — текстологии и футурологии.

Д. И вот какой смысл, скажите, разбирать детально нюансы неслучившихся возможностей из несбывшегося пророчества?

Полагаю, смысл есть. Во-первых, тем самым мы начинаем лучше понимать и самого Андреева, и логику его текстов, логику его мифа. Это уже немало. Во-вторых, дискуссия показала, что до сих пор некоторые считают, что строительство моноцентричной системы сакрализованной власти ради «блага» и «духа» — это оптимальный путь развития человечества. И пока такие позиции присутствуют в андреевском сообществе, с ними нужно бороться (во всяком случае, мне). В-третьих, миф Андреева, в том числе и его апокалитика и эсхатология, не отчужден абсолютно от того будущего и Вечного, которое ждет человечество. Поэтому можно пытаться увидеть в этом мифе и откровение об этом будущем и об этом Вечном.

Д. Ярослав верно пишет, что все эти споры — для другого времени, когда (если) Роза Мира все же замаячит на горизонте. И что там будет (если будет), как изменится менталитет человечества — все это совершенно непонятно.

Споры о чем? Если речь идет о текстологии произведений Андреева, то сейчас спорам о ней самое время — когда же, если не сейчас?

Если речь идет о футурологических концепциях, то, во-первых, они никогда не бывают не ко времени. Здесь вопрос не в сроках, а в качестве этих концепций. Во-вторых, та линия в нашем споре, которая и наметилась вокруг этих концепций, родилась именно из-за того, что уважаемый Ярослав сам начал первым говорить о своих представлениях о будущей системе отношений. То, как он ее описывал, вызвало у ряда участников беседы вопросы к нему. И только после этого мы вдруг узнали, что «еще не время». Если не время, не надо вообще на эту тему начинать разговор.

В-третьих, что значит «замаячит»? Кому «замаячит»? Как «замаячит»? Она маячит с 1958—59 годов, когда Андреев завершил свой текст. Что общество способно востребовать, то и начинает ему «маячить».

Д. И в этом случае разговоры о непременном всепобеждающем благе демократии, мне кажется, несколько не верны.

Уважаемый Дмитрий! Могли бы Вы указать, кто из участников этой ветки говорил о «непременном и всепобеждающем благе демократии»? Или какое из высказываний было так Вами воспринято?

Д. Даже из текста Андреева видно, что уицраоры, шрастры не нужны темной стороне сами по себе, это лишь средство, а не цель. Они нужны были тогда, в старое время, в тех исторических обстоятельствах, когда имело место вавилонское «разделение языков».

Полностью согласен. Но следующее заявление нуждается в раскрытии. Я не вполне понимаю, что такое это великое и ужасное «ВДСИ»?:

Д. Сейчас, в условиях уже почти свершившегося информационного объединения мира, Всемирная Демократия Свободных Игв будет для темной стороны ничем не хуже Тоталитарного Царства Антихриста.

Д. У Льюиса был эпизод, когда старый черт учит молодого, как эффективно сбивать с толку людей: им надо говорить правду и только правду, но при этом творчески учитывать обстоятельства времени и места, то есть когда в доме пожар — надо кричать об ужасах наводнения, а когда потоп — об ужасах пожара.

То, что Бог есть Любовь, не зависит ни от пожара, ни от наводнения. И если черти разных поколений начнут творчески и свободно возвещать эту истину, ад опустеет.

 


 

Дмитрий:

Федор, Вы совершенно правы. Методическая ошибка этой дискуссии в том, что в ней не разделяются текстология и собственные мнения дискутирующих по затронутым проблемам — по поводу антихриста, преимуществ той или иной формы социального управления, возможностям будущего и т. п. Причем не разделяются настолько естественно, что в какой-то момент просто перестаешь понимать, о чем человек в данный момент говорит — о тексте Андреева и его логике или это просто его Очень Скромное Мнение о том, «как надо жить».

Ваш подход (стремление обсуждать только текст) мне кажется более методически верным (по вопросу о власти в мифе Андреева), и как раз ваши доводы по тексту я прочитал довольно внимательно и в основном согласен. Однако стоит заметить, что исходная статья Ярослава, на мой взгляд, скорее из второй категории (футурологической), и вы просто не договорились с ним с самого начала о предмете обсуждения. Отсюда, мне кажется, такой бурный поток взаимных непониманий.

Мои слова о «всепобеждающем благе демократии» относятся именно ко второй части дискуссии, когда стороны увлеклись и стали обсуждать: демократия — это «гулящая девка» или в данном случае это неважно, ибо даже такая девка — все равно лучше всех. […]

Что же до «Всемирной Демократии Свободных Игв», то это из той же «футурологической» категории, описания вектора современной ситуации и потенций будущего. В тексте Андреева, конечно, этого нет. У него главное зло — тоталитаризм, он жил в другое время и других вариантов зла просто не видел. Но в современности тенденция умаления роли государств и передача реальной власти корпорациям, финансовым структурам, а зачастую даже вообще непонятно чему, что, немного стесняясь, называют «мировой закулисой», прослеживается достаточно четко. Причем никакой «духовности» от такого всемирного объединения не возникает. Наоборот — приземление, сведение любых смыслов к меркантильности, вместо творческого взаимодействия культур — возникновение химеричных суррогатов, общее отсутствие взлетности вообще везде, в любых областях жизни. Вот такой фон. Радиация. Духовный Чернобыль. И никто как бы лично не виноват.

То есть такое объединение мира — это отнюдь не Роза Мира из Андреева, как ее ни понимай. Но если, как говорит его миф, наша история — это отражение потусторонних событий, то тогда что же это? В рамках языка мифа — это объединение шрастров. И если «наша наука и техника — отражение их науки и техники», то наша демократия и происходящее у нас объединение — это отражение их демократии и происходящего у них объединения.

Я знаю, как Вы трепетно относитесь к слову «демократия» и, наверное, полагаете, что «демократия» — это что-то совсем другое и очень хорошее. Но ведь другого-то сейчас нет. Да и не было никогда в истории. А как называть то, что есть сейчас? Не тоталитаризмом же. Везде выборы, все как бы свободны — демократия и есть. Темная только. Проекция из шрастров.

И если говорить о будущем, то антихрист темной стороне уже не нужен. По двум причинам.

Первая. Как показал Андреев, операция с антихристом для темных — проигрышная. Стратегически проигрышная. В результате все равно наступит Второй Эон. Ну и какой дурак, понимая это, будет вкладываться в заранее проигрышную операцию? Там тоже не идиоты. Им, по логике сюжета, надо именно смены эонов не допустить, а не просто гаввах пожевать, с последним как раз в нашей истории проблем никогда не было. То есть планы должны измениться, с очевидно проигрышной комбинации на другую. А на какую? Вот, видимо, на то, что есть сейчас.

Вторая причина. То устройство мира, что есть сейчас, может, и не дает столько гавваха в смысле земных страданий (хотя и далеко не факт), но это, согласно мифу, стократно для темных окупится в человеческом посмертии. И статистически, в сумме для темных даже возможен выигрыш, ибо земные страдания иногда могут вообще вывести душу из темного влияния или укоротить время пребывания в инфрамирах. И потому антихрист не нужен уже тем, что он хоть какое-то напоминание о необходимости противодействовать духу мира сего, хоть какая-то конкретная зацепка. Но если все то же самое можно сделать и без него, конвейер в ад будет куда устойчивее. Сон человечества будет крепче. Особенно сейчас, когда вполне очевидно взят курс на виртуализацию жизни во всех сферах. У Андреева вообще про такое нет, в его время такое было просто непредставимо. В его время средства промывания мозгов, духовного выхолащивания и игры на понижение были не настолько развиты, и казалась еще необходимой координирующая их деятельность фигура — именно для этого, по сути, и нужен в его тексте антихрист. Но в наше время разного рода духовные наркотики уже давно рассеяны в пространстве, на любой вкус. Здесь центральный координатор не нужен, нужна просто сеть дилеров. Ну, и свобода, конечно, незыблемое право свободной эйцехорно-инфицированной личности толкать другой такой же разную наркоту. А кто не хочет, конечно же, пусть не берет. Пока. Ведь все — свободные люди.

Ситуация повернулась так, что достичь своих стратегических целей (недопущения смены эонов) темным стало куда проще псевдосвободой, чем пистолетом. И при этом, что существенно, они уклоняются от активного конфликта с Провиденциальными силами — все происходит как бы само собой, люди опускают себя как бы сами, совершенно свободно, нетоталитарно. И поскольку прямого введения темных военных сил (типа антихриста) в Энроф не происходит, то и придраться как бы не к чему. Повода нет. Все гламурненько, «выбор народа». А по сути происходит Революция Черной Розы, прообраз всех «цветочных» революций Земли. По форме как бы «против тоталитаризма», «империй зла», а на деле просто модернизация скотобойни, чтобы представители «зеленых» не смогли придраться, чтобы конвейер в ад работал более четко, слаженно и неопределенно долго.

 


 

Федор Синельников:

Д. Однако стоит заметить, что исходная статья Ярослава, на мой взгляд, скорее из второй категории (футурологической), и вы просто не договорились с ним с самого начала о предмете обсуждения. Отсюда, мне кажется, такой бурный поток взаимных непониманий.

Исходная статья Ярослава действительно относится к категории футурологии. Но при этом Ярослав сам предпочел настойчиво представлять свою позицию как прямое продолжение и расширение андреевской идеи (а не ее ревизию), исходя из собственного понимания «духа» его текстов. Именно это связывание Ярославом собственной концепции и текста Андреева, в котором Ярослав категорически отказывался видеть какой-либо утопический элемент, стало одним из объектов критики. В возникшей дискуссии Ярослав дополнил свои тезисы, представленные в статье, новыми идеями. И Ярослав, и его читатели восприняли эти идеи как еще один элемент его футурологической концепции. Однако состоятельность некоторых высказываний Ярослава кажется сомнительной. Согласитесь, Дмитрий, что говорить о том, что у всемирного Собора религий будет некое право вето, и при этом не объяснять ни того, на каких правовых и экономических принципах этот Собор будет действовать, ни того, в какой области социокультурного и политического бытия у Собора будет это право вето, — просто недостаточно. Эта позиция требует развернутых разъяснений. Которые даны так и не были. А ведь это все предмет как раз футурологии уже не Андреева, а Ярослава.

Теперь о демократии и игвах.

Д. И если «наша наука и техника — отражение их науки и техники», то наша демократия и происходящее у нас объединение — это отражение их демократии и происходящего у них объединения.

Категоричность такой аналогии требует доказательства. Иначе с тем же успехом можно заявить, например, что наша культура и искусство — это отражение культуры и искусства игв.

Вернусь к началу Вашей цитаты:

Д. То есть такое объединение мира — это отнюдь не Роза Мира из Андреева, как ее ни понимай. Но если, как говорит его миф, наша история — это отражение потусторонних событий, то тогда что же это? В рамках языка мифа — это объединение шрастров.

Из того, что происходящее ныне объединение мира представляет собой отнюдь не Розу Мира, как она описана у Д. А., и из того, что шрастры объединяются, согласно мифу Д. А., еще совсем не следует, что то объединение мира, которое мы видим перед собой, является только и преимущественно прямым выражением объединения шрастров. У Андреева есть такой фрагемент: «7. Государственное устройство смягченного типа, созданное при условии социально-этической зрелости сверхнарода и отсутствия внешней угрозы. Подчинение государственного начала непосредственно силам демиурга. Начало отмирания принципа насилия. Открывающаяся перед иерархиями возможность подготовки идеального народоустройства. Положение Соборной Души как супруги демиурга. Примеры: к настоящему моменту этот тип достигнут только в отдельных небольших странах, в наиболее чистом виде — в Скандинавии, Швейцарии. Можно надеяться, что в будущем этот тип приобретет сверхнародные масштабы, лишь при которых и возможны сверхнародные метакультурные плоды его.» (РМ, 278, выделено мной). Таким образом, исходя из логики текста Д. А., можно утверждать, что объединение мира на демократической основе представляет собой сочетание по крайней мере двух процессов, протекающих в разных планах бытия. С одной стороны, это действительно объединение шрастров. С другой — сотворчество демиургов. Если же мы учтем, что в настоящее время происходит формирование новой метакультуры (затомис которого назван у Андреева «Аримойя»), то и этот процесс должен находить выражение в современном мире, в процессе интеграции государств.

Д. Я знаю, как Вы трепетно относитесь к слову «демократия» и, наверное, полагаете, что «демократия» — это что-то совсем другое и очень хорошее.

«Что-то очень хорошее» — это уместное определение для пирожка с повидлом. Надеюсь, я достаточно четко представил свою позицию по теме демократии. И, надеюсь, этого делать повторно мне не нужно. Вы, Дмитрий, не производите впечатления невнимательного или предвзятого собеседника, поэтому давайте обойдемся без редукции позиций друг друга.

Д. Первая. Как показал Андреев, операция с антихристом для темных — проигрышная. Стратегически проигрышная. В результате все равно наступит Второй Эон.

А богоотступничество Люцифера и последующая борьба с Богом и Провиденциальными силами — стратегически выигрышная? Андреев и ее показал бесперспективной — в результате все равно зло будет преодолено. И что? Если силы тьмы не идиоты, то они должны были бы давно пропеть осанну. Однако что-то не слышно…

Д. А по сути происходит Революция Черной Розы, прообраз всех «цветочных» революций Земли.

А Милошевич, Шеварднадзе и Кучма — это витязи света…

Д. По форме как бы «против тоталитаризма», «империй зла», а на деле просто модернизация скотобойни, чтобы представители «зеленых» не смогли придраться, чтобы конвейер в ад работал более четко, слаженно и неопределенно долго.

Хотелось бы услышать Ваши предложения? Какая система отношений — личных и макро-социальных — представляется Вам в сегодняшних условиях наименее затемненной?

 


 

Яков Учитель:

[…]

Д. Что же до «Всемирной Демократии Свободных Игв», то это из той же «футурологической» категории, описания вектора современной ситуации и потенций будущего. В тексте Андреева, конечно, этого нет. У него главное зло — тоталитаризм, он жил в другое время и других вариантов зла просто не видел.

Если «в тексте Андреева, конечно, этого нет», то где есть? Что за главное зло, которое не тоталитаризм? Какие другие варианты зла Вы видите?

Дмитрий, Вы уже не в первый раз вгоняете меня в комплексы. Я со стыдом ощущаю, что не понимаю чего-то всем очевидного. Очень прошу пойти мне навстречу и разъяснить. Я ничуть не иронизирую. Я абсолютно не понимаю, что Вы имеете в виду и жажду понять.

Д. Но в современности тенденция умаления роли государств и передача реальной власти корпорациям, финансовым структурам, а зачастую даже вообще непонятно чему, что, немного стесняясь, называют «мировой закулисой», прослеживается достаточно четко. Причем никакой «духовности» от такого всемирного объединения не возникает.

А причем здесь духовность? Вы так пишете, как будто корпорации и финансовые структуры клятвенно обещали Вам разнообразную духовность, но вероломно обманули.

Д. Радиация. Духовный Чернобыль.

Очень поэтично. Но о чем речь? Отсутствие конкретных примеров настораживает.

Д. То есть такое объединение мира — это отнюдь не Роза Мира из Андреева, как ее ни понимай.

Еще раз спрошу: неужели корпорации и финансовые структуры выдавали себя за Розу Мира? Или, может быть, Федор выдавал их за таковую?

Д. И если «наша наука и техника — отражение их науки и техники», то наша демократия и происходящее у нас объединение — это отражение их демократии и происходящего у них объединения.

Здесь очень неочевидна связка «если, то». Например, по моему мнению, с не меньшей убедительностью будет звучать: «И если «наша наука и техника — отражение их науки и техники», то наша демократия и происходящее у нас объединение — это отражение демократии Затомисов и происходящего Мировой Сальватэрре объединения».

Д. …то устройство мира, что есть сейчас, может, и не дает столько гавваха в смысле земных страданий (хотя и далеко не факт), но это, согласно мифу, стократно для темных окупится в человеческом посмертии. И статистически, в сумме для темных даже возможен выигрыш, ибо земные страдания иногда могут вообще вывести душу из темного влияния или укоротить время пребывания в инфрамирах.

Спасибо, что признаете, что сейчас нет «столько гавваха в смысле земных страданий». Правда, после идет зачеркивающая оговорка «хотя и далеко не факт». Хорошо бы этот «далеко не факт» чем-то подкрепить. И каким образом это «согласно мифу, стократно для темных окупится в человеческом посмертии»? Прошу цитату из мифа.

[…]

 


 

Андрей:

Дмитрий описывает сценарий когда демократия прогибается перед злом. Может такое произойти?

Запросто. Зависит от соотношения сил, в конечном итоге.

У каждой из форм власти есть свой предел прочности.

Демократия — это не гарантированный рай на земле, а наиболее устойчивая перед злом в сравнении с остальными форма власти. За что мы ее и любим. То есть если/когда демократия рухнет перед Антихристом (про остальные «кратии» и говорить нечего), они сдадутся еще раньше, со всеми потрохами.

 


 

Яков Учитель:

А. Дмитрий описывает сценарий, когда демократия прогибается перед злом. Может такое произойти?

Запросто. Зависит от соотношения сил, в конечном итоге.

Дмитрий описывает этот сценарий, как состоявшийся. А это грубейшая ошибка.

Ярослав и Максим считают, что демократия всегда прогибается перед злом. И это не зависит от соотношения сил. Эта ошибка еще грубее (и глупее).

А. Демократия — это не гарантированный рай на земле, а наиболее устойчивая перед злом в сравнении с остальными форма власти. За что мы ее и любим. То есть. если/когда демократия рухнет перед Антихристом (про остальные «кратии» и говорить нечего), они сдадутся еще раньше, со всеми потрохами.

Что и требовалось доказать! Отличная формулировка!

 


 

Федор Синельников:

Андрей, согласен с тобой. Но в текстах Дмитрия есть ряд положений, которые, как представляется, выходят за пределы сформулированных тобой идей. И хотелось бы услышать его ответы на заданные нами (мной и Яковом) вопросы.

Мне кажется, что когда Дмитрий высказывает свои критические суждения о современном состоянии общества, у него происходит смешение двух объектов — демократии как политической системы и тех линий в общественном развитии, которые, полагаю, действительно не вызывают симпатий ни у кого из участников дискуссии. Это и консюмеризм, и гедонизм, и размывание гражданских ценностей и пр. и пр. Но демократия — это именно форма, которая может быть наполнена любым содержанием. И «серым» (делающим избыточным «антихриста» как репрезентатора моноцентричной неограниченной власти), и светлым.

 


 

Ярослав Таран:

[…]

Я. У. Ярослав и Максим считают, что демократия всегда прогибается перед злом. И это не зависит от соотношения сил. Эта ошибка еще грубее (и глупее).

[…]

Речь шла, первое, о секулярной демократии, оторванной от религиозного смысла. Все оторванное от Бога подчиняется в конечном итоге дьяволу. Это закон нашего мира. Никакой автономной, независимой от Бога и дьявола, третьей, чисто светской и чисто человеческой, модели нет и быть не может. Любое своеволие, оторванное от воли Бога, приводит к дьяволу. Эту диалектику свободы лучше всех вскрыл Достоевский. Титаническая — третья сила — кончается рабством у дьявола.

Второе. Речь шла о конкретной модели современного «денежного тоталитаризма», для которого все рассуждения о демократии и свободе — лишь ширма.

Сама по себе демократия как институт, во-первых, имеет множество исторических форм, а вовсе не является единой, одинаковой и общеобязательной, а во-вторых, как любая система управления имеет свои плюсы и минусы и зависит от того, в руках каких сил эти инструменты и механизмы находятся. Сам инструмент демократического управления не гарантирует ни автоматического служения добру, ни автоматического служения злу. Это всего лишь инструмент (и он не является ни единственным, ни самым совершенным), использование которого зависит от целей (для одних целей удобен один инструмент, для других удобнее другой, а настоящий мастер использует все инструменты, варьируя их в зависимости от той или иной задачи, а не зацикливается на одном как фанатик). Фанатик от демократии ничем не умнее любого фанатика.

 

Продолжение следует.

 



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано (Апрель 30, 2015 15:12:30)

Офлайн

Board footer

Модерировать

Powered by DjangoBB

Lo-Fi Version