#1 Март 19, 2015 07:04:44

Белгородский
Зарегистрирован: 2013-08-04
Сообщения: 158
Профиль   Отправить e-mail  

Каинова печать России (об аннексии Крыма)

Андрей Илларионов


Воспевание Каина
16 марта

Фильм про захват российскими войсками Крыма, показанный по каналу Россия-1, в целом не обманул ожиданий. Это действительно нерядовое произведение. Центральное место в нем занял рассказ Путина о том, как он лично руководил оккупацией и аннексией Крыма.

Прежде всего, детали. О некоторых из них было более или менее известно и раньше. О других можно было только догадываться. Третьи же детали появились в публичном пространстве впервые только сейчас. Теперь картина захвата украинского полуострова, подробно прокомментированная его главным организатором, получается гораздо более объемной. Здесь есть все элементы из арсенала военного нападения на независимое государство, подпадающие под определение тягчайшего международного преступления – агрессии: нарушение суверенитета и территориальной целостности Украины; нарушение ее воздушных, морских, сухопутных границ; вторжение в нее российских войск, в том числе групп спецназа ГРУ, подразделений ВДВ, морской пехоты, в том числе, по прямому признанию Путина, «под видом усиления» российской группировки, размещенной по договору с Украиной на ее территории; заброска отрядов Терского и Кубанского казачьих войск; захват российскими военными зданий парламента и правительства АР Крым, аэропорта Симферополя; нападения на украинские воинские части; препятствование движению кораблей ВМС Украины; шантаж, подкуп, угрозы, похищение украинских офицеров; нарушение систем связи украинских вооруженных сил; нападения на граждан Украины, не являвшихся украинскими военнослужащими; исключительная комплексность и согласованность осуществлявшейся операции по захвату Крыма и т.д. Таким образом, документальная часть для будущего трибунала над организаторами и исполнителями агрессии против Украины пополнилась важными материалами.

Наряду с такой информацией, в фильме содержатся заявления, не имеющие подтверждений из иных источников, и на настоящий момент выглядящие откровенной дезинформацией.

Даже на фоне прежних заявлений Путина его нынешняя откровенность беспрецедентна. Зачем это было сделано? Чтобы 1) вновь зафиксировать в российском публичном пространстве его личное участие в захвате Крыма и тем самым внести свой вклад в идеологическое обоснование безальтернативности собственной личной власти в России; 2) еще раз публично заявить о готовности шантажировать соседние с Россией страны, Европу, весь мир возможностью применения российского ядерного оружия; 3) еще раз напомнить Западу (и прежде всего США) о сделанных ранее предложениях по совместному участию в формировании новой (пост-Крымской) системы международных отношений с де-факто признанием Западом сферы привилегированных интересов Кремля.

Наконец, есть еще одна особенность продемонстрированного фильма. В анналах пропагандистско-информационных кампаний, пожалуй, трудно найти какой-либо пример, сопоставимый с этим по степени беспрецедентно открытого цинизма. В истории большинства стран мира есть эпизоды, какие в современных обществах предпочитают обходить излишне детальными воспоминаниями и обсуждениями. Эти малоприятные истории нигде и никогда не пытались и не пытаются воспевать. Нынешний же фильм порывает с традицией умолчаний и прикрытия тягчайших преступлений с помощью пропагандистских фиговых листков. Он совершенно откровенно возводит в ранг особой доблести такие качества, какие практически всегда, во всех обществах, во всех религиозных и правовых системах порицались в качестве самых тяжких преступлений, самых отвратительных, самых омерзительных аморальных поступков, – ложь, лицемерие, коварство, подлость, предательство, измена, клятвопреступление. К тому же по отношению к самым близким людям, к тем, кого в течение столетий небезосновательно считали (а многие по-прежнему считают) народом самым близким для русских, своими братьями. Причем удар им в спину был нанесен в минуту, когда братья ослабели, когда им было труднее всего.

Тем самым руководство нынешнего режима выводит российское общество (или то, что от него теперь осталось) на совершенно иной качественный уровень. Теперь речь идет уже не о ликвидации политических прав российских граждан – они уже давно уничтожены. Теперь речь идет даже не об ограничении их гражданских свобод – от них уже практически ничего не осталось. Сейчас режим приступил к разрушению в российском обществе самих основ человеческой морали – к уничтожению самых базовых, самых фундаментальных представлений о том, что такое «хорошо» и что такое «плохо», к торжественному оправданию воинствующего аморализма.

Отредактировано Белгородский (Март 19, 2015 07:05:48)

Офлайн

#2 Март 19, 2015 09:09:44

Белгородский
Зарегистрирован: 2013-08-04
Сообщения: 158
Профиль   Отправить e-mail  

Каинова печать России (об аннексии Крыма)

Крым обошелся нам дорого и такой цены не стоит

Виктор Ерофеев


Крым обошелся нам очень дорого. Он такой цены не стоит
16 марта

За Крым нам пришлось отдать все доверие, которое испытывал к нам мир, начиная от Китая, потому что и главный китаец сказал о том, что Крым когда-то будет субъектом переговоров. Ну и батька Лукашенко тоже не поддержал де-юре. Это только о тех, кто числятся у нас в союзниках, а уж те, которые были нашими партнерами или потенциальными партнерами, все отшатнулись, поэтому та беда, которая пришла в Россию – мы остались одиноки. То есть, конечно, есть у нас кое-какие союзники, например, Армения, которая всегда будет союзником из-за своего геоположения, но, тем не менее, в принципе мир рванул от нас. Я не помню, когда так от России бежали, и это, конечно, ужасно, это надолго, и это нам связало всем руки - теперь поди объяснись, что ж такое мы сделали и зачем мы это сделали, раз сами на себя накликали беду.

В европейской истории не бывает бесповоротных пунктов. Крым – это часть Европы. Мы хорошо знаем, как немцы с французами дрались за Эльзас и Лотарингию и, в конце концов, вот Эльзас французский. Там говорят на диалекте, похожем на немецкий, а в общем, по-немецки все понимают. И мир дружба и тишина, и Рейн здесь мирно течет и полон не крови, а рыбы. Когда-то через много-много лет Крым станет малооспариваемой европейской территорией, которая будет принадлежать, очевидно, какой-то большой общей комьюнити. Но это будет через большое количество лет, потому что, мозги населения Российской Федерации заточены совсем не под это.

Если подробно разбирать Крым, то там было наделано большое количество ошибок с разных сторон. И военные наши радуются тому, что НАТО, разведка, шпионы натовские все пропустили. Внимательная аналитическая версия событий Крыма говорит о том, что просто украинцы не могли сопротивляться – был там референдум, не был. Должен сказать, что, конечно, в Крыму Украиной и не пахло; говорили: «Едем на Украину», то есть считалось, что это не Украина. Там Украина совершенно ничего не делала, чтобы Крым был украинский. И в общем-то, претензии к украинской власти огромные были как у Крыма, так и у меня. Поэтому мне не жалко тех властей, которые остались без Крыма. Мне другое важно - то самое доверие всего мира, которое затем еще стало более мизерным, когда начались военные действия на востоке и на юго-востоке Украины.

Если цена Крыма столь высока, то зачем все это было? Помните выражение Сталина: «На культуре, на идеологии не экономь». Вот тут, наверное, идеология взяла вверх. Никто не стал экономить. Эта операция готовилась давно и была исполнена блестяще, просто как балет Большого театра, все станцевали правильно, просто лучше бы станцевали что-нибудь другое. Мы на руководство РФ смотрим как на каких-то шалопаев, которые набивают деньгами карманы. На самом деле на Западе в последнее время вышло несколько довольно серьезных работ, посвященных идеологии Путина. Вот, например, одна книга вышла во Франции – я ее прочитал – и там достаточно убедительно говорится о том, что Кремлевская идеология построена не на ежеминутной какой-то реакции обиды, а подтверждается идеями, которые высказывали такие мыслители, как Данилевский, Иван Ильин (книгу которого “О грядущей России” я первым издал в России. - М.Б.),


ультраправые философы Германии 30-х годов, не нацисты, но около того - Шмидт, например. Путин увлекался философией, занимался в университете Кантом. В общем, человек, который в этом что-то понимает. И, если это все сложить, то действительно получится, что это картина столкновения двух культур (в интерпретации Шпенглера), это борьба ценностей. И тут никаких не может быть победитель и побежденный, а просто есть два типа сознания.

Вместе с тем, идеология российского руководства, что называется, «пацанская». Она состоит только из тактики, она шаткая, валкая, и эта реакция на комплексы, на какое-то бедное детство первого лица. За эти 15 лет была, конечно, проведена очень серьезная идеологическая работа. Было видно, как собирались и складывались эти кирпичики. Была замечена слабость Европы, слабость европейских политиков. Была замечена действительно дехристианизация Европы, момент болезненный для нашей страны, когда после коммунизма мы как-то захотели понять смысл жизни, а тут вроде бы объяснили нам, что все умрут, закопают и больше ничего не будет. Так, в общем, рассуждает Европа сегодня. Это как-то еще навязалось на гей-тему, которая намеренно раздувалась, чтобы напугать некоторое количество населения. Кто-то с удовольствием это делает.

Было бы хорошо просто направить на другие, более перспективные направления, потому что, безусловно, все это, в конце концов, приведет к окончательному тупику; и нам придется просто, потеряв столько времени, начинать все заново: чувствовать себя частью мира, цивилизованной страной, опираться на интеллигенцию, которая еще не разбежалась, а если разбежалась – народится. Страна у нас богата талантами. Но, в принципе, конечно, мы изобразили из себя такую африканскую деревушку с атомными ракетами и поэтому, в общем, выглядим довольно странно на карте мира.

Никто не обещал в России никакой предсказуемости. В истории России я не вижу ни одного момента предсказуемости. Все непредсказуемо, в этом уникальность России. Это ты как несешься с горы и не знаешь, что там дальше будет: или пропасть, или доедешь до конца горки. С одной стороны, это идеология, и не важно, сколько тратится денег, и она основана на ярких философских типах. Например, Константин Леонтьев объясняет, что средний европеец – это орудие всемирного уничтожения. У Леонтьева есть прекрасные рассуждения. Но если его направить в определенном ракурсе, то он выстрелит именно тем, что забирайте все земли, и мы лучше всех. Эта генетическая идея, что мы лучше всех, мы приближены к Богу, к пониманию истины – она становится шире, чем «русский мир». Мы, по сути дела, сейчас вырабатываем в каких-то специальных правительственных лабораториях идею новой утопии, которая захватит, конечно, французских, венгерских, греческих националистов, только вместо коммунизма, который считался ошибочной или левой идеологией, будет достаточно ультраправая, не до конца, но сильно правая идеология, которая, наверное, должна опять-таки завоевать весь мир, - но не завоюется, не получится. Эти идеологии очень импотентские в плане экономики. Только вот единственный пример Гитлер показал. Ну, в общем, что тут? - он недолго правил. На дальней перспективе все они ломкие, потому что они строятся на военных делах, на насилии, на возбуждении, в них нет продуманности, бизнес-плана, и поэтому далеко они не проедут. Но мы вот вовлечены, вот «птица-тройка» несется – ура!

Мы как-то с женой проезжали – не назову, какой район, - но было написано: «Лучший город нашего района». Мы посмотрели: морды жуткие - ну просто кирпича просят. Это лучшие люди. А что же худшие тогда?

Я как раз был в Германии в эти дни, когда Путин исчез. В Германии интересовались его исчезновением, - и мне показалось, какие же мы в нашей стране беспомощные люди, что так в ужасе думали о том, что исчез президент. Ну исчез – и хорошо. Нет – строить какие-то невероятные предположения, что Иванов придет или Кадыров, или, может быть, царь зла и так далее. И как-то интересно строились все предположения: что вроде Путин и не самый плохой, и давайте его сохраним немножко.

Европа, она гораздо более пропутинская, чем ее изображают здесь наши оппозиционеры. Украину они не поняли – что за Украина? Там один какой-то Тарас Шевченко, а у нас тут коллекция нашей культуры – в общем, лучше за нее быть. А Путин? – ну Путин в придачу. Это такое либеральное сознание, которое начинает думать, а почему история России такая запутанная, может быть, это правильно и надо пройти через «путинизм». В конце концов, - говорят они, - все равно это лучше, чем Советский Союз. И эти токи тоже были когда-то учтены определенными службами, они поняли, что ничего – обойдутся. Но немножко, немножко они не рассчитали, потому что Абхазию простили, но Крым – он же так был похож на авианосец, и как-то жалко было отдавать авианосец.

О Сталине

Я написал автобиографическую книгу под названием «Хороший Сталин».


Папа у меня был переводчиком Сталина с французского, на французский, и в общем, Сталин – это как бы часть нашей семьи. Прошло много времени с тех пор, как мы с папой – папа умер – разговаривали о Сталине. Я понял, что Сталин-то – это уникальное явление внеисторическое, это русский бог – вот это уж тут по-настоящему не царь, а бог. И богу позволено все: можно и убивать, и уничтожать своих человеческих существ просто потому, что так надо. И вот это поклонение, когда у народа выбили религию и как бы запутали окончательно, что хорошо, что плохо, оно свелось к поклонению к Сталину как той самой силе, которая сохранит, спасет Россию, и заодно можно прикрыться… притом можно и накрыться медным тазом, но это, в общем, такая судьба.

Это беда, конечно, страшная. Сталин – это наша национальная трагедия, но мы от него не отмоемся. Он проник к нам в души и даже не генетически, а просто в наших жилах, в наших венах течет сталинская кровь. Любой начальник… Вот смотрите, любой - либеральный, не либеральный, какой угодно – он может тогда только что-то делать, если в нем появляются черты Сталина. Надо быть Сталиным – этого страна требует. В этом весь ужас, потому что Сталин – это смерть.

Сталина пропустили через фильтры. Фильтр 37-го года ушел в сторону. Еще какие-то вещи у него убрали. Убрали, что он такой грузин какой-то малорослый, со страшными оспинами, с сухой рукой. И, вообще, он же был такой малогероический человек. Но это все стерлось, ушло. Сталин – это наша национальная трагедия, но мы от него не отмоемся. Он просто в наших жилах. Кумир всех русских, которые как-то косо смотрят на кавказцев – и вдруг кавказец этот самый… Я думаю, что нас всех этим Сталиным изнасиловали в задницу.

Офлайн

Board footer

Модерировать

Powered by DjangoBB

Lo-Fi Version