#1 Дек. 18, 2014 19:27:15

Фёдор Синельников
Зарегистрирован: 2013-05-24
Сообщения: 76
Профиль   Отправить e-mail  

послепутье

 

Какой режим придет на место путинского? Перед тем как ответить на этот вопрос, нужно еще раз выделить его основные черты. Это центральная роль госбезопасности, представители которой являются основными олигархами и высшими государственными управленцами; вспомогательные, вторичные позиции системных либералов; препятствование формированию «среднего класса»; отсутствие демократии; усмиренное состояние региональных элит; углеводородная экономика. 

Одной из основных задач деградирующей Третьей Российской метадержавы (о макро-циклах российского великодержавия см. «Циклы российского великодержавия и современность») после 1991 г. является сохранение территориальной целостности РФ. В географически растянутой России, включающей в себя 21 автономную республику, переход к полноценной демократии и формирование влиятельного «среднего класса» представляют чрезвычайную опасность для целостности государства. В условиях существования национальных республик политические нации будут кристаллизироваться именно на региональном, а не общероссийском уровне. А это приведет к распаду России или, по крайней мере, к отделению ряда нынешних автономий. 

Поэтому Третья метадержава предпочитает поддерживать такой социальный порядок, при котором блокируется формирование «среднего класса». Она системно поддерживает резкое социальное расслоение на олигархов (в основном сырьевых) и массу пауперизированных «бюджетников», практически полностью зависящих от государства. При этом и любой российский олигарх контролируется (не только экономически, но даже физически, что и продемонстрировал случай Ходорковского) высшей государственной бюрократией, позволившей ему присвоить часть национального богатства в коррупционном режиме. 

Может ли происходящий сейчас кризис олигархической модели привести к реактивации левоцентризма? В статьях «Новая Перестройка». Оценка текущей политической ситуации и ближайшие прогнозы» (декабрь 2011 г.) и «Левый поворот 2015» (февраль 2012 г.) я высказывал предположение, что после ухода Путина в 2015 г. Третья Российская метадержава попытается реализовать проект (условно назовем его «ново-примаковским»), включающий в себя три основных компонента: 

1) сохранение центральной власти в руках чекистов – как ключевого механизма всей системы; 

2) демократизация и переход от гипер-президентской республики к президентско-парламентской – это позволит снизить уровень давления государства на общество в условиях кризиса; 

3) левоцентристский политический курс с опорой на КПРФ и СР при котором системной ведущей оппозиционной силой будут либеральные «гражданские» националисты (типа Навального и Ходорковского) существенное упрочение позиций региональных элит – в качестве платы за сохранения формальной целостности РФ. 

Такое развитие событий наиболее вероятно в случае проведения свободных выборов в России. Сегодня на них вовсе не стоит ждать победы либералов-западников или хотя бы либеральных националистов (типа Навального и Ходорковского), гораздо более вероятно, что большинство получат представители относительно умеренных «лево-патриотических» партий (типа КПРФ, сторонников Глазьева и Рогозина, СР). 

КПРФ является прямым продолжением КПСС и в этом плане представляет собой один из опорных элементов Третьей Российской метадержавы (см. «КПРФ: условия и предпосылки возникновения» и «КПРФ: причина «вечно второй» позиции в постсоветской России»). Левые (КПРФ в первую очередь) нужны Третьей метадержаве как системные нейтрализаторы социального недовольства и хранители органичного ей советского идеологического кода. И здесь мы сталкиваемся с еще одной хитростью (или парадоксом) российской государственной системы. Приход к власти левых сил блокировался Третьей метадержавой в 1993-1999 гг. Левоцентристский социальный курс противодействует образованию среднего класса (а значит и локальных политических наций в регионах) в меньшей степени, чем жесткое социальное расслоение, основанное на доминировании сырьевой олигархии. Даже нахождение на вершине власти чекистов при левоцентристском курсе (проект Примакова) было менее выгодно Третьей метадержаве, чем тот режим, который существует в России сегодня. Именно поэтому в 1993 г. Ельцин одержал победу над ВС, а в 1999 г. «преемником Ельцина» стал не Примаков, а Путин. 

Однако на сегодняшний день реализация «ново-примаковского» проекта столкнется с тяжелыми препятствиями из-за того, что события 2014 г. привели к политическому банкротству чекистскую «вертикаль». Неспособность соотносить свои амбиции и свои возможности (что наглядно продемонстрировали события в Украине и вокруг нее) в очередной раз сыграла с деградирующим российским империализмом злую шутку. В результате чекисты при позднем Путине, как и системные либералы при позднем Ельцине, утрачивают способность контролировать политический процесс и управлять государственной машиной. И вместе с уходом Путина чекистская страта не сможет больше быть единственной главенствующей силой с государственной системе РФ. Они либо должны занять более скромное место наравне с другими группами (нечекистской сырьевой олигархией, обслуживающими их системными либералами, левыми партиями, лояльными либеральными националистами, армейской верхушкой). Или же должны уступить первенство какой-то новой группе. Причем на первые роли уже не могут вернуться системные либералы. А время либеральных националистов в России еще не пришло. В свою очередь, лево-патриотический курс для того, чтобы удержать государство от распада, а общество – от обострения социального конфликта, должен опираться на какую-то дополнительную силовую структуру. То есть в сложившихся на сегодня условиях место чекистов на вершине властной пирамиды должна занять какая-то другая политическая «скрепа».

Можно предположить, что после падения режима Путина на главенствующие позиции выйдет армия, точнее – армейская верхушка. В Советской России существовали три основные силы, обеспечивавшие существование ее государственности: партия, госбезопасность и армия. При этом армия оставалась наименее претенциозной структурой. Если госбезопасность не раз претендовала на функции высшего государственного модератора в советский период (правда, безрезультатно) и добилась этого лишь после падения КПСС и дискредитации ельцинских системных либералов в 90-х гг., то генералитет серьезно претендовал на доминирование в Советском государстве фактически лишь один раз – в 1957 г. Попутно заметим, что в 1953 г. именно армия (Жуков) в союзе с партийной номенклатурой (Хрущев, Молотов, Маленков) смогла одержать победу над госбезопасностью (Берия). С тех пор армия в СССР-РФ оставалась в целом на периферии борьбы за высшую государственную власть. Хотя именно благодаря поддержке армии в 1993 г. Ельцин (то есть системные либералы) смогли подавить проект «верховного совета».   

Сегодня приходу генералитета к власти содействует ряд обстоятельств. Помимо уже отмеченного банкротства всех прежних формальных и неформальных структур, использовавшихся Третьей метадержавой (КПСС, системных либералов и госбезопасности), это алармистская истерия, охватившая в 2014 г. российское общество. При отсутствии в РФ внятной системы политических партий и реального парламентаризма военная верхушка может потеснить чекистов и старую ельцинскую олигархию и занять центральное место в клептократической российской бюрократии. Армия вполне могла бы стать центральной силой в нынешнем российском государстве в условиях усиления в обществе милитаристских настроений.

Однако воплощению и «ново-примаковского», и «армейского» проектов сейчас препятствует ритмика квази-подъемов и спадов Третьей метадержавы (см. об этом в статье «Нефть, демография и деградация Третьей Российской метадержавы»). После спада 2011-2015 гг. и ухода Путина мог начаться ее новый квази-подъем. В этих условиях «ново-примаковский» проект мог быть осуществим. Но Третья метадержава, вернув Путина в президентское кресло в сентябре 2011 г., не только спровоцировала собственный спад, она в период 2011-2014 гг. вместо того, чтобы сделать его плавным и менее болезненным, попыталась вернуться в состояние квази-подъема, тем самым идя наперекор законам собственного развития. В истории это отразилось в навязчивом стремлении российского руководства создать систему «евразийской» интеграции. Особое место в этом проекте уделялось Украине. Попытка удержать Украину в сфере своего влияния обернулась новым тяжелейшим поражением российского империализма – падением режима Януковича. Попытка получить компенсацию в виде Крыма и «новороссии» вызвала глубочайший кризис социальной и политической системы РФ. В результате Третья метадержава, пытаясь вернуться в состояние квази-подъема, добилась лишь небольшой отсрочки неминуемого спада, при этом растратив огромное количество энергии. Теперь уход Путина не обеспечит старта нового квази-подъема. Спад будет продолжаться и углубляться.    

В период нарастающего спада «ново-примаковский» проект реализовывать очень опасно – региональные элиты могут просто выйти из-под контроля центральной бюрократии. Нисходящий тренд плохо сочетается и с выдвижением военщины на первый план. России сейчас требуется почетная капитуляция перед Западом и скорейший уход с Украины, но никак не продолжение конфронтации с ними. А для проведения этого курса нужны уж точно не генералы всероссийского «спасателя» Шойгу, запятнавшие себя кровью украинцев и ответственные за гибель российских солдат. 

Можно, конечно, предположить и парадоксальную ситуацию: Шойгу (или подобная ему фигура из армейской среды, возможно даже типа политически реанимированного Громова) приходит к власти и начинает в РФ новую «перестройку» или, по крайней мере, готовит к ней государственную систему. В конце концов, и маршал Петен в свое время внезапно пришел к власти именно на волне тяжелейшего военного поражения Франции, а отнюдь не ее побед. Но для этого необходимо, чтобы капитуляция РФ (то есть полный и необратимый «слив» «новороссии») была осуществлена не новым лидером государства (он не должен быть дискредитирован внешнеполитическим поражением), а либо Путиным, либо какой-то другой промежуточной фигурой, которой потом не жалко будет пожертвовать. И все же такое развитие событий маловероятно. 

Возникает ощущение общего политического провала современной российской государственности: системные либералы уже не могут вернуть себе позиции, которые они занимали при Ельцине – но при этом олигархическая система будет сохраняться; для обеспечения контроля над государством необходимо расширить полномочия региональных элит – но именно это чревато распадом государства; левоцентристское большинство в парламенте и сформированное им правительство могут действовать только в условиях первенствования какой-то силовой структуры – но госбезопасность эту роль утрачивает на наших глазах, а армия не может ее на себя взять. 

Кризис, переживаемый сейчас российской государственностью, может оказаться настолько серьезным (особенно если удаление Путина от власти будет затягиваться – а здесь значение имеет каждый месяц), что выйти из него Третья метадержава, возможно, сумеет только ценой утраты части территорий РФ и перехода к столь нежелательной ей демократии, пусть и ограниченной.  


17 декабря 2014 г. 

 

Отредактировано (Янв. 28, 2015 18:57:26)

Офлайн

#2 Дек. 23, 2014 22:48:09

Белгородский
Зарегистрирован: 2013-08-04
Сообщения: 158
Профиль   Отправить e-mail  

послепутье

Я думаю, Федор, что утрата части территорий, причем весьма значительной части, неизбежна, ибо нынешняя плохо управляемая территория - камень на шее российской государственности.

Утрата, возможно, произойдет не сразу после ухода Путина (если он вообще уйдёт), но ведь он сам уже начал отдавать экономически Сибирь китайцам. А они - великие мастера ползучей экспансии и знают, что экономическое со временем примет адекватную политическую форму. Так что Путин вполне потрафляет их желаниям.

В конце ЖМ Яросвет после ядерной катастрофы становится просто “демиургом Севера”. Это означает, что территория России сведется к Поморью и прилегающим территориям: Карелия, Мурманская, Архангельская, Вологодская области, ненцы и коми, возможно, Новгородская и Ленинградская обл. Порядка 10% современной территории.

Кстати, Д.А. в нескольких местах предсказывает гибель Москвы.

Офлайн

#3 Фев. 8, 2015 10:31:59

Тихий дон Диего
От: Острова слоёного смысла
Зарегистрирован: 2013-08-11
Сообщения: 531
Профиль   Отправить e-mail  

послепутье

Андреев действительно предсказывал разрушение Москвы. Можно вспомнить хотя бы это: “…над восставшей из пепла Москвой дух замедли, кружась и паря”. Но у него это было связано с ожиданием Третьей мировой войны и ядерного конфликта. Сейчас вести ее просто некому - все ее потенциальные участники давно утратили энергию и амбиции. Поэтому если что и сможет разрушить Москву в относительно ближайшем будущем - так это только банды из “новороссии”, которые явятся сюда после ее разгрома украинской армией. И случится это может только в условиях тяжелейшего кризиса Третьей метадержавы. Будет интересно посмотреть, как она попытается избежать такого развития событий.

Отредактировано (Фев. 8, 2015 10:31:59)

Офлайн

#4 Фев. 8, 2015 19:35:45

Белгородский
Зарегистрирован: 2013-08-04
Сообщения: 158
Профиль   Отправить e-mail  

послепутье

Я не уверен, что ядерная война совсем уж полностью исключена.

Во-первых, Ваши предсказания о послепутьи хотя и убедительны, и весьма вероятны, но иногда ведь и менее вероятные события совершаются.

Во-вторых, зачем Иран рвется к бомбе? А она станет великим искушением ее применить! Есть еще и Северная Корея, не все амбиции пока утратившая. Главное же - рано или поздно бомба попадет и в руки террористов, а это вообще отвязанные парни.

Офлайн

#5 Фев. 9, 2015 07:09:18

Тихий дон Диего
От: Острова слоёного смысла
Зарегистрирован: 2013-08-11
Сообщения: 531
Профиль   Отправить e-mail  

послепутье

Конечно, я не стал бы утверждать, что ядерная война исключена абсолютно. Но состояние современной России близко к катастрофе без всякой атомной бомбы. Катастрофе экономической, социальной, идеологической. И это на фоне крайне неблагоприятного демографического тренда, который возобновится в этом году. В этих условиях, конечно же, можно начать ядерную войну от отчаяния. Но это - при условии, что в противном случае тебе грозит уничтожение. А современному российскому империализму уничтожение не грозит - ни со стороны таких же дряхлых как он соперников, ни со стороны российского гражданского общества, которое находится сегодня даже не в желеобразном состоянии.

Иран - несколько другое образование, нежели Россия. Это государство иерократическое, а не имперское. Это не гарантия того, что он не применит атомную бомбу, но весомый аргумент, что этого не произойдет. Шиитская иерократия в Иране скорее консервативна, нежели экспансивна. Иранское общество - по моим ощущениям - в своем отношении государственной идеологии напоминает сегодня поздний СССР. Как только уйдет в мир, который он заслужил, аятолла Хаменеи - и они будут искать новые политические формы.

Северная Корея - это государство, которое существует лишь до тех пор, пока сохраняется коммунистический режим в Китае. Все их ракеты и ядерные бомбы - дешевый шантаж, чтобы получить еще пару мешков риса у Юга или Японии.

Самое же главное, если переходить на язык Андреева и принимать его миф, Планетарному демону совсем не нужна ядерная война. Ему нужно содружество шрастров. Поэтому ныне существующие деградирующие уицраоры нужны не для массовых кровопусканий в стиле XX века, а лишь как послушные агрегаты по выработке шавва.

Офлайн

#6 Фев. 10, 2015 20:08:28

Белгородский
Зарегистрирован: 2013-08-04
Сообщения: 158
Профиль   Отправить e-mail  

послепутье

С Северной Кореей Вы меня убедили. Насчет России - не противоречат ли друг другу Ваши утверждения

Тихий дон Диего
состояние современной России близко к катастрофе без всякой атомной бомбы. Катастрофе экономической, социальной, идеологической
(с этим я полностью согласен) и
Тихий дон Диего
современному российскому империализму уничтожение не грозит
С одной стороны Вы предсказываете катастрофу, с другой - уничтожение не грозит. Думаю, уничтожение не грозит только лично правящим клептократам, которые, если что, удерут в свои западные дворцы. А российскому империализму грозит именно распад, если произойдет расчленение России.
Тихий дон Диего
Как только уйдет в мир, который он заслужил, аятолла Хаменеи - и они будут искать новые политические формы.
Согласен, это путь Ататюрка. Но тогда зачем им бомба?

И наконец, остается опасность, от комментирования которой Вы пока воздержались:
Белгородский
Главное же - рано или поздно бомба попадет и в руки террористов, а это вообще отвязанные парни.


Отредактировано Белгородский (Фев. 10, 2015 20:09:54)

Офлайн

#7 Фев. 15, 2015 16:17:37

Тихий дон Диего
От: Острова слоёного смысла
Зарегистрирован: 2013-08-11
Сообщения: 531
Профиль   Отправить e-mail  

послепутье

Возможно, я не вполне четко выразил свою идею. Если говорить о России как государстве, стране, то ее состояние действительно близко к катастрофе. Эта катастрофа происходит на наших глазах и будет продолжаться и далее. Вполне возможно, что эта катастрофа будет весьма длительной. У меня создается впечатление, что Россия как страна Восточно-славянской метакультуры просто угасает. Но Россия как государство не исчерпывается великодержавной системой. Российское великодержавие паразитирует на этой стране и несет основную ответственность за ее вырождение. При этом в скором времени гибель Третьей державе не грозит - не смотря на ее крайний упадок и катастрофическое состояние России. По тем причинам, которые были выделены в моем предыдущем посте. Естественно, что российское великодержавие не может пережить связанные с ним государственные формы в истории. Но сами эти формы и это великодержавие могут разлагаться еще долго.

Зачем бомба аятоллам - вопрос действительно интересный. Ведь если это не имперская, а исключительно конфессональная система (иерократия), то такой вид оружия представляется избыточным. Но здесь, как мне кажется, нужно обращать внимание не на конфессиональные эгрегоры христианства, иудаизма или религий Индии и Дальнего Востока - весьма умеренные в плане внешней экспансии, а на ислам. Эгрегор ислама в начале своего существования (при Мухаммаде, первых 4-х халифах и Омейядах) проявлял поразительную по интенсивности насильственную экспансию. И сегодня мы видим, что режим аятолл в Иране, хотя он весьма консервативен и не экспансивен, все же наследует в какой-то степени этот общеэгрегориальный элемент. И все же имамитский эгрегор выглядит сейчас просто каким-то гандистом по сравнению с чудовищными формированиями суннитских экстремистов - взять хотя бы талибов или ИГИШ. Я не думаю, что за ними есть какие-то отпочкования - для этого они слишком архаичны. Но опасность с их стороны огромна. В принципе, можно сказать, что стремление овладеть атомной бомбой связана не исключительно с уицраором и его отпочкованиями, но и с любым в той или иной степени агрессивным эгрегориальным организмом.

Могут ли такие объединения получить доступ к ядерному оружию? Теоретически это может произойти. Но, во-первых, это не обязательно должно произойти. Во-вторых, атомное оружие - слишком сложный проект. Можно получить атомное устройство, можно даже каким-то образом его взорвать. Но локальный террористический акт еще не означает тотальной ядерной войны и самоуничтожения всего человечества.

Отредактировано (Фев. 15, 2015 16:17:37)

Офлайн

Board footer

Модерировать

Powered by DjangoBB

Lo-Fi Version