#1 Окт. 18, 2014 15:34:33

Борис Шулицкий
От: Минск
Зарегистрирован: 2014-10-08
Сообщения: 13
Профиль   Отправить e-mail  

Теософия и наука: недоразумение неприятия

Теософия и наука: недоразумение неприятия
В начале III тысячелетия в общечеловеческой культуре можно обозначить два противоположных полюса ориентации общечеловеческих ценностей, а именно, прагматичную научно-техническую и духовно-этическую ориентации, обычно ассоциируемые, соответственно, с т.н. западной и восточной традициями. В настоящее время мы являемся свидетелями глубокого взаимопроникновения и взаимообогащения культур. По словам В. Гейзенберга: “Должно быть, истинно то универсальное утверждение, согласно которому за все время размышлений человека о мире события, имевшие наиболее далеко идущие последствия, часто происходили в моменты взаимодействия двух различных систем мышления. Последние могли принадлежать к совершенно различным эпохам, религиозным и культурным традициям и областям знания; поэтому если они действительно взаимодействовали, то есть имели столько общего, что стало возможным их подлинное взаимодействие, от этого можно было ожидать новых и интересных событий”.
К удивительным выводам пришло современное естествознание. Оказалось, что теории и представления современной физики приближают нас к восприятию мира, сходному с картиной мира мистиков Востока. “Общие законы человеческого познания, – пишет Р. Оппенгеймер, – проявившиеся и в открытиях атомной физики, не являются чем-то невиданным и абсолютно новым. Они существовали и в нашей культуре, занимая при этом гораздо более значительное и важное место в буддийской и индуистской философиях. То, что происходит сейчас, – подтверждение, продолжение и обновление древней мудрости”. По словам Н. Бора, – “мы можем найти параллель урокам теории атома в эпистемологических проблемах, с которыми уже сталкивались такие мыслители, как Лао-цзы и Будда, пытаясь осмыслить нашу роль в грандиозном спектакле бытия – роль зрителей и участников одновременно”. “Значительный вклад японских ученых в теоретическую физику, сделанный ими после Второй мировой войны, – утверждает В. Гейзенберг, – может свидетельствовать о некоем сходстве между философией Дальнего Востока и философским содержанием квантовой теории”.
Глубинную взаимосвязь картин мира физиков и мистиков (даосов, индусов, буддистов и дзэн–буддистов) детально исследовал специалист в области физики высоких энергий, австрийский физик-теоретик и философ Ф. Капра. Он находит в современной физике подтверждение многим постулатам древних религиозных учений Востока и рассматривает их взаимосвязь и начавшееся в ХХ в. взаимопроникновение культур рационального Запада и мистического Востока как подтверждение древнекитайского представления о необходимости динамического равновесия между рациональным и интуитивно-мистическим. “Философия мистических традиций, или ”неувядающая философия“, – утверждает Ф. Капра, – это наиболее последовательное обоснование современных научных теорий”. Параллели с восточными мистическими учениями обнаруживаются не только в физике, но и в биологии, психологии и других науках. Таким образом, можно предположить, что восточная традиция содержит в себе мощный, не разработанный до настоящего времени современной наукой методологический и информационный пласт. Рассмотрим подробнее методологический аспект восточной традиции.
На протяжении истории человечества неоднократно признавалось, что человеческий ум располагает двумя способами познания, двумя типами сознания, которые обозначались как рациональный и интуитивный и традиционно ассоциировались с наукой и религией. На Западе интуитивный, религиозный тип познания нередко считался менее ценным, чем рациональный, научный тип познания, в то время как на Востоке было распространено противоположное мнение. Рациональное знание мы приобретаем в процессе повседневного взаимодействия с различными предметами и явлениями нашего окружения. Оно относится к области интеллекта, функции которого – различать, разделять, сравнивать, измерять и распределять по категориям. Так возникает мир интеллектуальных разграничений, мир противоположностей, не существующих друг без друга; поэтому буддисты называют этот тип “относительным”. Восточные мистики стремятся к непосредственному восприятию действительности, превосходящему как рациональное, как и чувственное познание. Буддисты называют такое знание “абсолютным”, поскольку оно не опирается на разграничения, абстракции и классификации интеллекта. Таким образом, абсолютное знание – полностью неинтеллектуальное восприятие реальности; опыт, возникающий в необычном состоянии сознания, которое можно назвать “медитативным” или мистическим.
Научное исследование, безусловно, в первую очередь состоит из рационального знания, и лишь затем следует интуиция. Наука не может использовать интуитивные прозрения, если их нельзя сформулировать последовательным математическим языком и дополнить описание на обычном языке. Но если в науке есть элемент интуиции, то и в восточном мистицизме есть рациональный элемент, в роли которого выступает личный мистический опыт, основа всех знаний. Иными словами, и в восточном мистицизме, и в научных исследованиях знания основываются на опыте – научном или личном. Содержание мистического опыта восточные традиции описывают как непосредственное прозрение, лежащее вне области интеллекта и достигающееся скорее при помощи созерцания, чем размышлений, при помощи взгляда, направленного внутрь.
Непосредственное восприятие реальности лежит за пределами мышления и языка, а поскольку именно на таком непосредственном восприятии всегда основывается мистицизм, любое его описание может быть правдивым лишь частично. В науке степень приблизительности каждого утверждения можно измерить, и прогресс заключается в том, что приблизительность постепенно уменьшается в результате новых открытий. Мистики, в основном, интересуются восприятием реальности, а не его описанием. Поэтому их, как правило, не интересует анализ такого описания. Если же восточные мистики хотят передать кому-либо свое знание, они сталкиваются с ограниченностью возможностей языка, которые частично преодолеваются при помощи мифов, символов (индийский мистицизм), поэтических образов (японский буддизм) или парадоксальных утверждений–загадок (дзэн-буддизм). Таким образом, можно констатировать: основной аспект медитативно-интуитивного метода познания через приобретение личного мистического опыта – созерцательность.
Важнейшим аспектом рационального метода познания является конструктивность, так как полученные этим методом знания могут быть использованы в общей системе знаний для преобразовательных, конструктивных целей, утверждаемых в западной науке как одна из важнейших задач. Конструктивность рационального научного метода делает его незаменимым для современной исследующей и преобразующей объективную действительность науки. Однако, надо признать: состояние современного знания об окружающем мире свидетельствует, что рациональному конструктивному методу порой не достает той цельности и динамичности восприятия объективной действительности, которая имманентно присуща медитативно-интуитивному методу познания. Вспомним выводы, к которым пришло современное естествознание: теории и представления современной физики приближают нас к восприятию мира, сходному с картиной мира мистиков Востока. Таким образом, очевидно, что методологический пласт восточной традиции может представлять несомненный практический интерес для западной традиции. Но не меньший интерес имеет и информационная компонента, как экзотерическая (доступная, популярная), но в особенности эзотерическая (доступная и понятная специалистам, посвященным).
В последние столетия наблюдается явление активной популяризации представлений эзотерической философии, в основном в форме современной теософии. Теософия (разновидность оккультной науки) стоит на грани между религией и теологией, с одной стороны, наукой и философией – с другой. Признавая традиционное учение, полученное путем откровений, за главный источник познания, теософия может быть характеризуема как религиозно-философское миросозерцание. С другой стороны, поскольку теософия придерживается современного научного метода, умозаключения и опыта, она может быть охарактеризована как нечто близкое к науке. Оба ее направления, религиозно-философское и научное, во многих пунктах близко между собой соприкасаются. О втором, научном направлении в настоящее время нельзя сказать последнего слова; несмотря на многие заблуждения его последователей, оно способствовало выработке некоторых ценных для дальнейших успехов науки, хотя и не вполне еще доказанных, положений.
Одним из фундаментальных трудов в области теории теософии, популяризирующих представления эзотерической философии, следует признать опубликованный в конце 80–х годов XIX века Е. Блаватской многотомный труд под названием “Тайная Доктрина”. В фундаментальном труде выдающаяся представительница теософии попыталась провести синтез религии, философии и науки. На основе детального анализа современного содержания господствующих религиозных систем – христианства, ислама, буддизма, индуизма, иудаизма и других – было достаточно убедительно показано, что все они имеют единые общие корни происхождения своих ключевых догматических положений. Сделанные Е. Блаватской “наброски” этой исходной проторелигии (эзотерической доктрины, тайной доктрины) дали возможность сравнить содержание религиозных представлений с содержанием современной философии и науки. До сих пор, на наш взгляд, этот труд по достоинству не оценен.
Как указывает Е. Блаватская, книга “Тайная Доктрина” “не есть тайная доктрина во всей ее цельности, но лишь избранное число фрагментов основных положений”. “Полезно подтвердить со всей ясностью, – пишет Е. Блаватская, – что учения, заключенные в этих томах, хотя бы и отрывочные и неполные, не принадлежат какой-либо одной религии, как-то: индусов, Зороастра, халдеев и египтян, ни к Буддизму, Исламу, Иудаизму или Христианству исключительно. Тайная доктрина является сущностью всех их. Рожденные от нее в своих началах, различные религиозные системы возвращаются теперь к своему первоначальному элементу, из которого произошла, развилась и материализовалась каждая из них… Цель этого труда может быть определена так: доказать, что природа не есть ”случайное сочетание атомов“… показать до некоторой степени основное единство, откуда произошли все религиозные системы”.
Е. Блаватская предполагает, что на первом этапе можно ожидать неприятие теософских представлений. “Никто, называющий себя ученым в какой-либо области точной науки, не позволит себе серьезно рассматривать это учение. Оно будет отвергнуто a priori в этом (XIX) столетии, но в XX столетии нашей эры ученые начнут признавать, что тайная доктрина не была вымышлена или преувеличена, но, напротив, лишь просто набросана, и, наконец, что учения эти предшествуют Ведам. Каждое столетие делается попытка показать миру, что оккультизм не есть бесполезное суеверие, ибо разве не были даже Веды осмеяны, отвергнуты и названы ”современной подделкой“ не далее как пятьдесят лет тому назад? Разве не был санскрит объявлен одно время диалектом, производным от греческого языка? Около 1820 года, как говорит нам проф. М. Мюллер, священные книги браминов, магов и буддистов были не только неизвестны, но самое существование их было под сомнением, и не было ни одного ученого, который мог бы перевести хотя бы одну строку Вед…, а теперь доказано, что Веды – труд высочайшей древности, сохранность которого почти граничит с чудом. Пройдут века, и то же самое будет сказано о тайной архаической доктрине”. В чем причина того, что этот информационный пласт до сих пор не разработан в западной культуре? Почему современная западная традиция скептически относится к ценностям восточной традиции и наоборот?
Западная культура, авангардом которой является современная наука, продвигается по пути научно-технической эволюции, считая его конструктивным и единственно верным. И, надо признать, западная культура занимает совершенно особое место среди других культур мира своей целеустремленностью, интеллектуальной и технической мощью, силой овладения природой. Для эзотерической восточной традиции характерно относительное пренебрежение материально-технической стороной существования и превознесение духовных ценностей как единственно достойных человеческого внимания. В одной из первых открытых публикаций по эзотерической доктрине – в “Эзотерическом буддизме” (1883 г.) – А. Синнет пишет: “Развитие простой логики, способность соединять суждения уже так давно является занятием европейских народов, и они одержали столь славные победы в этой отрасли человеческого прогресса, что ничто в оккультной философии не вызовет вначале у европейских мыслителей такого неприятия, как представления о разуме и духовности. Причина заключается не в несправедливой тенденции оккультной науки с пренебрежением относиться к рассудку, а в неоправданной тенденции новейших западных идей обесценивать духовность”. “Западная философия, – утверждает А. Синнет, – до сих пор не имела случая оценить духовность; она даже не была способна предвидеть широту интуитивных способностей человека; она могла лишь продвигаться ощупью со смутным ощущением реального существования этих способностей; и сам Кант, самый крупный новейший приверженец этой идеи, ничего большего не сделал, как утверждал, что существует способность, называемая интуицией. Если бы только мы знали, как ею пользоваться! Наука ею пользоваться – это оккультная наука в ее наивысшем смысле, культура духа. Что же касается развития власти над силами природы, то это низший аспект оккультной науки… Интеллект считает физическую жизнь единственно серьезной вещью, достойной внимания рассудительных людей. Но, однако, если духовное существование действительно продолжается гораздо более долгие годы, чем существование физическое, субъективное существование человека должно иметь, конечно, другую значительность, чем его физическая жизнь, и разум ошибается, направляя все свои усилия к улучшению материального существования”. Сказанное сто с лишним лет назад не потеряло актуальности и в наше время. И сейчас основной аргумент противников научно-технической цивилизации сводится к тому, что улучшение материального существования не имеет принципиального значения, эволюционное значение имеет только духовное совершенствование.
Между тем, вспомним гениальную догадку Г. Гегеля, этого “интуитивно мыслящего ясновидца”, о деятельной природе “Абсолютной Идеи”, “Единого Абсолюта”, лежащих в основе как западной (в соответствии с гегелевской философской системой), так и восточной (в соответствии с эзотерической доктриной) традиций. Обоснование деятельной природы Абсолютной Идеи Гегель считал центральной задачей всего своего философского учения. В гегелевской философии целый ряд понятий выражает деятельную природу субстанции: “я”, субъект, форма, жизнь, практика, работа, труд и др.. Гегель пришел к заключению, что благодаря трудовой деятельности по преобразованию окружающего мира человек приходит к самому себе, “работающее сознание приходит, следовательно, этим путем к созерцанию самостоятельного бытия как себя самого”, то есть осознает себя как личность“. Более того, целесообразная практическая деятельность трактуется Гегелем как духовная деятельность даже тогда, когда речь идет о ее материальных элементах – об орудиях труда. Орудия труда ”стоят выше тех конечных целей человека, реализации которых они служат“. ”Люди трудятся, ставят себе ограниченные по своему масштабу цели, реализуют их, но сверх того реализуется нечто другое, чем эти цели людей“. Люди ”добиваются удовлетворения своих интересов, но благодаря этому осуществляется и нечто дальнейшее, нечто такое, что скрыто содержится в них, но не сознавалось ими и не входило в их намерения“. Это есть то, что Гегель называет бесконечной целью или, иначе, хитростью разума, который держится вне человеческих страстей, интересов и целей, действует за спиной людей, но в то же время скрыто содержится в них, решая бесконечную задачу идеи, задачу, связанную с деятельностью ее самопознания, ”самообъективирования“.
Подтверждение гениальной гегелевской мысли об особой значимости материальных элементов практической деятельности – орудий труда – находим в рамках современных представлений теории кибернетики. В процессе совершенствования материальных условий, реализации собственных интересов, совершенствования орудий труда человек в форме способного к целенаправленной антиэнтропийной деятельности кибернетического автомата создает собственное диалектическое отрицание как следующий структурный уровень актуальной реальности и, одновременно одну из ступеней ”объективизации“ Единого Абсолюта (гегелевской Абсолютной Идеи). Очевиден путь эволюции орудий труда – от обычной палки, от простейших автоматических устройств к современным автоматическим производствам, заводам-автоматам, и, наконец, кибернетическим ”монстрам“ с искусственным интеллектом (киберам, интеллектуальным роботам), системам, способным к самостоятельному целенаправленному взаимодействию с окружающей средой. В рамках теории кибернетики вскрыто единство процессов управления и функционирования живых организмов и технических устройств, что позволяет сделать предположение и о единстве их функционального предназначения – служить ступенями ”объективизации" Единого Абсолюта (гегелевской Абсолютной Идеи).
Таким образом, в рамках изложенных выше представлений об эволюционных целях и в рамках западной традиции целесообразная практическая деятельность людей, “совершенствование материальных условий” может не являться самоцелью улучшения материального существования, но быть необходимым условием для реализации “бесконечной целесообразности”, для целей “объективизации Единого Абсолюта”, быть проявлением духовной деятельности. Но если “совершенствование материальных условий” и “практическая деятельность людей” есть одновременно и “проявление духовной деятельности” Единого Абсолюта, а духовная деятельность как раз и утверждается в качестве основополагающей в восточной философии, то можно предположить, что взаимонепонимание и неприятие обоюдных ценностей основано на недоразумении. Это позволяет привести западную и восточную традиции к параллельным уровням восприятия актуальной реальности, что открывает возможность синтеза основных представлений и, как следствие, информационного и методологического взаимообогащения, как и возможность поиска путей выхода из кризиса для современной западной науки.




Чтобы взглянуть на мир по-новому, смените интерфейс и мир перезагрузится…

Отредактировано id198716892 (Окт. 18, 2014 15:35:05)

Офлайн

Board footer

Модерировать

Powered by DjangoBB

Lo-Fi Version