#1 Фев. 7, 2014 21:27:38

Александр
От: New Jersey, USA
Зарегистрирован: 2013-06-27
Сообщения: 879
Профиль   Отправить e-mail  

Владимир Тендряков о единомыслии и единомышленниках.

- Да здравствует единомыслие! “Весь советский народ как один человек!”
И мы изволили обратить на него внимание: узкое лицо, хрящеватый нос,
язвительная улыбочка на бледных губах и подрагивающее острое коленко, и ху-
дая, как коршунья лапа, рука вкогтилась в пиджачный лацкан.
Кто-то из нас удостоил его ленивым ответом:
- Учение - свет, неучение - тьма, дядя. Неужели не слышал?
- Добронравная ложь, молодые люди. Не всякое учение свет. - Он глядел
на нас с оскорбляющей прямизной и улыбался, похоже, сочувственно.
- Хотите сказать, что нас тут губят во цвете лет?
- О вас проявляют отеческую заботу. Думай, как все, шагай по струнке:
“Шаг вправо, шаг влево рассматривается как побег”.
- И куда же мы ушагаем, по-вашему?
- Уже пришли… В гущу классовой борьбы, классовой непримиримости,классовой ненависти. Вас учат ненавидеть, молодые люди.
- Классово ненавидеть, не забывай, дядя.
- А что такое классово?
Мы переглянулись. С таким же успехом нас можно было спросить, что такое красное или желтое, соленое или сладкое. Столь наглядно очевидное - небыло нужды задумываться.
- Маркса надо читать, дядя.
- Маркс, молодые люди, в наше время попал бы в крайне затруднительное положение. Он делил мир просто - на имущих и неимущих, эксплуататоров и эксплуатируемых, ненавидь одних, защищай других! А ведь сейчас-то эти имущие эксплуататоры - фабриканты там или лавочники со своими частными лавочками - фюить! Ликвидированы как класс. Так кого же классово ненавидеть, кого любить?
- Частные лавочки исчезли, дядя, а лавочники-то душе остались. Они глядят не по-нашему, думают не по-нашему.
- Думай, как я, гляди, как я, - единственный признак для определения классовости? А что если кто-то думает глубже меня, видит дальше меня? Или же такого быть не может?
- Не передергивай, дядя. Можешь думать не так, как я лично думаю, но изволь думать п о - н а ш е м у.
Незнакомец глядел на нас с сочувствием столь откровенным, что оно казалось бесстыдным.
- По-нашему?.. А кто мы? Мы-то ведь тоже разные, среди нас могут быть профессора, могут быть и дворники… Согласитесь, профессору не так уж трудно понять ход мыслей дворника, а дворнику же профессора - не всегда-то под силу…
- Что ты этим хочешь сказать?
- А то, что не по-дворницки думающий профессор чаще станет вызывать подозрение - не классовый ли он враг.
Мы снова переглянулись.
- И еще хочу напомнить, - продолжал незнакомец, - что дворников в стране куда больше, чем профессоров, молодые люди.
- “Восстань, пророк, и виждь и внемли!” Кто ты, пророк?
Тонкие губы незнакомца презрительно скривились.
- Увы!.. Я всего-навсего прохожий, который переходит улицу в положенном месте. Но когда нет рядом милиционера… хочется перебежать. Надеюсь,вы не из милиции, молодые люди?
- Не бойся, дядя. Мы лишь члены профсоюза.
- Очень рад. Тогда разрешите…
Он церемонно отбил нам поклон, показав вытертую макушку в жидких тусклых волосиках, и, вцепившись когтистыми пальцами в лацкан пиджака, подрагивающей походкой гордо удалился через сквер.

Владимир Тендряков. ОХОТА. http://www.belousenko.com/books/Tendryakov/tendryakov_3_esse.htm



Злобно врущее зловрейство, хамской наглости привычки –
Нынче звать “гуманитарий”!.. Я беру его в кавычки.
Разве он – гуманитарий? Без кавычек – он свинья,
Шмаровоз на холуятне русофобского вранья!

ЮННА МОРИЦ

Отредактировано Alexander (Фев. 8, 2014 00:47:18)

Офлайн

Board footer

Модерировать

Powered by DjangoBB

Lo-Fi Version