#1 Янв. 30, 2014 11:54:55

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Метакультура будущего

Каковы задачи футурологии? Каковы ее границы? С чем ее едят и является ли она удобоваримой пищей для души и ума?

В жестко детерминированном мире, в котором правят боги, судьба или безличный мировой закон, где свобода — только осознанная необходимость, где и мудрецы, и невежды расставлены по единственно возможным для них местам мировым суперигроком, где все ходы записаны заранее, роли написаны, а к ручкам и ножкам марионеток приделаны веревочки — в этом мире футурологу остается только стараться узнать, что ждет человека и человечество в будущем. Существует только один вариант развития событий. Это вариант может быть тем или иным образом усмотрен. На него могут указать летящие птицы или внутренности животных, кофейная гуща и стебли тысячелистника, классовый анализ развития общества и теория относительности с квантовой механикой, загнанные в суперкомпьютеры. Методы подглядывания различны, но суть примерно одна. Вполне фаталистическая.

Второй подход предполагает вариативность будущего — и не фиктивную вариативность, проистекающую из нашего неведения, но реальную, поскольку этот подход основывается на допущении свободы как универсального первопринципа. Свободная воля агентов в универсуме постоянно трансформирует реальность и векторы ее развития. В пределе такого подхода сами законы универсума оказываются нестабильны, поскольку являются продуктом свободной деятельности всех агентов. Мало того, законы при таком подходе могут быть мыслимы лишь как результат добровольного самоограничения существ или их принудительного ограничения.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано Митя Ахтырский (Апрель 5, 2014 21:45:38)

Офлайн

#2 Янв. 30, 2014 12:51:49

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Метакультура будущего

Если будущее вариативно — и, допускаем, вариативно неограниченно, хотя, конечно, можно говорить о степени вероятности того или иного варианта — то футуролог, как агент в универсуме, наделенный свободной волей, способен повлиять на будущее своими действиями. И, что самое любопытное, повлиять на будущее именно своими действиями как футуролога — пророчествами, предсказаниями, прогнозами. При втором подходе реальностью оказываются так называемые «самосбывающиеся пророчества» - поскольку реальность небезразлична к попыткам спрогнозировать будущее, поскольку сами предсказания изменяют реальность. Допускаем, что реальность меняют даже те предсказания, которые остались достоянием лишь самого предсказателя — если принять модель, согласно которой сознание имеет универсальную природу. В такой модели допустимо говорить о разных уровнях сознания — от транскосмического, через сознание галактическое, планетарное, сознание биосферы, вида, наконец — культурной группы — и вплоть до сознания атомарного и субатомарного. Такая модель, стало быть, допускает непосредственную работу с коллективным сознанием, без опосредованной коммуникации с представителями своего вида или внешней манипуляции с теми или иными объектами.

Но даже если оставить за скобками этот тип взаимодействия предсказания с реальностью — остается тот самый внешний путь. Путь, когда предсказание помещается в культурную среду и становится частью культуры той или иной социальной группы, изменяя культуру этой группы и трансформируя групповое поведение.

Здесь возникает интересная коллизия между двумя обрисованными моделями (разумеется, эти две модели - «идеальные» в веберовском смысле, предельные, и в реальности существует множество промежуточных вариантов). Предсказатели (к которым относятся, разумеется все те ученые, для которых важен «предсказательный потенциал» их построений) могут принимать первую модель. Но эта модель для человека экзистенциально неприемлема, поскольку полностью обесценивает этику — поскольку где нет свободного выбора, там не существует и этики, ее для шестеренок не существует. А потому такой предсказатель, пресказатель первого типа, с точки зрения предсказателя второго типа воспринимается как адепт и проводник «интересов» той системы законов, которые он считает базовыми для универсума. И так обстоит дело только в самом лучшем случае. В других случаях предсказатель первого типа выдает собственные страхи или желания за объективный мировой закон, легитимируя такое предсказание апелляцией к высшему авторитету — личному или безличному (мировой закон ученого-детерминиста вполне является таким авторитетом для предсказателя, не выдерживающего строгой позитивистской линии — а детерминизм есть неприемлемое для сторого позитивиста метафизическое допущение).



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано Митя Ахтырский (Апрель 5, 2014 22:04:06)

Офлайн

#3 Янв. 30, 2014 14:21:02

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Метакультура будущего

Таким образом, прогнозист должен настроить свои познавательные приборы — и такой настройкой является система его этических ценностей. Он должен стремиться элиминировать или трансформировать во что-то высшее свои эгоистические страхи и желания, попытаться подняться до наиболее этически совершенных уровней сознания группового, а в пределе — транскосмического. Чем дальше продвинулся предсказывающий на этом пути, тем адекватнее оказываются его оценки возможностей, видение конструктивных путей и деструктивных, ведущих группу к этическому, эпистемологическому и онтологическому совершенству.

Цель такого прогноза — не ответ на вопрос «что нас ждет завтра». Такая футурология не предсказательна, но проективна. Она пытается ответить на вопрос, что человек может сделать для того, чтобы реализовался тот или иной сценарий, та или иная тенденция развития событий. Актуальным для такой задачи может быть описание даже относительно маловероятных сценариев. Реальность сама по себе — настолько невероятная вещь, что наивно полагать, что недавно отделившийся от остального животного мира биовид способен их адекватно рассчитать, учитывая все основные условия. Не так велика, посему абсолютная ценность какой бы то ни было футурологии. Но осознание своей неразвитости и ограниченности не должно являться ограничителем роста. «Путь в тысячу ли начинается с одного шага». И человеку, как показывает история его культуры, в высшей степени свойственно думать о будущем. Вопрос заключается в том, как именно о нем думать лучше всего — поскольку мысли о будущем являются одной из самых проблемных для человеческого сознания вещей. Они непосредственно воздействуют на настоящее человека, преобразуя его. Они могут послужить как творческой силой, если человек мыслит о будущем в контексте блага всех живых существ — а могут ограничить человека пределами его маленького эго, если связаны с этим эго сетью страхов и желаний. Как сказано в одном из халкидонитских молитвословий, «Избави меня от многих и лютых воспоминаний и предприятий». «Предприятиями» тут оказываются именно мысли о будущем, которые мы «пред-принимаем», когда это будущее еще не наступило.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Офлайн

Board footer

Модерировать

Powered by DjangoBB

Lo-Fi Version