#1 Дек. 17, 2013 01:43:45

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Декарт. Правила для руководства ума

Начало текста - просто памфлет и манифест против узкоспециализированного уклона в науке. Декарт как в воду глядел. Он предостерегает от утилитаризма. По его словам, не только стремление к славе уклоняет с пути познания, но и стремление извлечь из науки позьзу, когда оно выходит на первый план. С точки зрения Декарта, сподручнее учить все науки сразу, чем углубляться в одну, пренебрегая прочими.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Офлайн

#2 Янв. 10, 2014 21:01:56

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Декарт. Правила для руководства ума

«более истины в рассуждениях каждого, касающихся непосредственно интересующих его дел, исход которых немедленно накажет его, если он неправильно рассудил, чем в кабинетных умозрениях образованного человека, не завершающихся действием…»

Вот откуда берется в Новой Европе эпистемологический критерий истинности прагматического толка. Критерий истины - практика. Может быть, у эллинов тоже это было. Но не факт, надо посмотреть. Аристотель не жаловал простецов и ремесленные знания. С другой стороны, внимательно смотрел под ноги.

Intuitis mentis - понятие интеллектуальной интуиции ( непосредственное понимание простой ясной для здравого смысла вещи тоже начинается в Новое время с Декарта. Хотя он в этом случае заимствует старое схоластическое понятие и смысл тоже. Согласно Августину, интуиция - это всегда неожиданное таинственное озарение. Сейчас бы употребили слово инсайт. Таковы все вполне кажущиеся житейскими базовые интуиции. Номиналисты же трактовали интуицию сенсуалистически. У Декарта интуиция - это “естественный свет” У Августина - сверхъестественный. Но у некоторых схоластов - тоже естественный. Однако так ли сильно различие, если у Декарта гарантом достоверности познания является Бог? Однако треугольник постигается во многом чувственно (по Декарту), а вот тысячеугольник - чисто интуитивно. Однако чувственная интуиция, как мне кажется - это результат подобного же инсайта.

Декарт по многим своим положениям является номиналистом. Хотя концепция врожденных идей роднит его частично и с реалистами Средневековья.

“Общий его замысел состоит в том, чтобы преодолеть скептицизм изнутри, всемерно заостряя и даже подкрепляя его доводы” (из введения к академизданию собр. соч.). Хороший метод. Довести до предела, и преодоления путем трансцендирования и включения преодолеваемого в новую более интегрированную картину. Вопрос, насколько это удалось Декарту. Поиск очевидностей привел ли к новому результату? Стало ли cogito такой очевидностью? По моему мнению, Декарт остановился на полдороги и попытался преодолеть скептицизм линейно. Он мог и далее усовершенствовать скептицизм, но просто решил отказаться от него, создав линейный остров очевидности в прежнем мыслительном пространстве. Нет, конечно, не совсем в прежнем - ведь он позволил себ усомниться даже в математических принципах.

С другой стороны, принцип cogito можно принять как методологический. В европейской мысли этот переход принято называть несколько догматически - “антропологическим поворотом”. Позднее этот принцип доведет до предела в европейской мысли Фихте. В индийской мысли это учение об универсальном “Я”. Вопрос, какие следствия мы из этого тезиса начинаем искать. Благородные истины буддизма - это тоже своего рода интуитивная аксиоматика, находимая в море сомнений в преполагаемом поле иллюзорности.

Уже не помню, то ли это следствия давнего знакомства с этим картезианским положением, то ли это был очередной открытый мной велосипед - сознание дано нам первичным образом, непосредственно, а так называемая телесность - вторичным, как определенный набор опытных данных в нашем сознании.

Можно сказать, что на чисто ментальном уровне Декарт подошел к доктринам адвайта-веданты с ее учением об универсальном “я”. Кто знает, как обстояло дело на иных планах? О духовных практиках декарта мы практически ничего не знаем, кроме некоторых правил морали, проповедующих прежде всего спокойствие путем ухода от конфликтов с духовными и светскими властями.

Согдасно Декарту, “разум познается прежде всего, и только в зависимости от этого познания постигается все остальное” (Введ. к собр.соч.). Это преддверие кантовского критицизма, согласно которому познанию предшествуют априорные формы чувственности и рассудка. Чувственность Канта - априорные формы пространства и времени - вполне могут быть осмыслены в рамках картезианства как формы интеллекта. Но вопрос в том, что именно мы постигаем как интеллект. Можно поставить вопрос, можем ли мы расширить или преодолеть этиаприорные ограничения, и не есть ли эти формы интеллекта всего лишь вторичные формы?

Однако Декарт абсолютизирует “здравый смысл”. Но в “здравом смысле”, возможно, есть только доля здравого смысла. Возможно, подлинный естественный свет разума “спрятан” значительно глубже, чем полагал Декарт.

Так называемый “внешний мир” оказывается в рамках “антропологического поворота” вторичным по отношению к реальности познающего субъекта. Утверждается примат субъективного.

Чтобы легитимировать существование объективного мира, Декарт привлекает идею божества, прмиряющего в себе субъективное и объективное. Интересна мысль автора введения к собранию сочинений Декарта о техноморфности понятия “творца” в креационистском монотеизме и в античном “язычестве”. Автор также указывает, что образ Бога у Декарта многослоен. В нем присутствует и “пантеистическая” линия: “Через посредство ”природы, взятой в ее целом“ он познает ”не что иное, как самого Бога или же установленную им связь сотворенных вещей“. Но более весом деистский слой, слой ”искусного мастера“. Деизм, по мнению автора, ”стирает границы между природой, живущей по непреложным законам, и человеческим искусством .

Декарт обращается к онтологическому доказательству бытия Бога, восходящему к Ансельму Кентерберийскому. Бог - это высшее совершенство. Путь мысли о Нем - попытка мыслить о существе, совершеннее которого уже ничего нельзя помыслить". Однако, как мне представляется, гораздо более эффективен этот метод именно как методическое руководство на пути познания, но не как именно доказательство. Вполне возможен методологический принцип, согласно которому само наше представление о совершенстве дает нам не полноценное формальное логическое доказательство, но этическую установку, надежду на то, что такое существо, такая реальность есть - и именно к ней мы и стремимся.

Бог у Декарта - актуальная бесконечность (infinitas, infini), мир - потенциальная бесконечность (indefinites, indefini).



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано Митя Ахтырский (Янв. 11, 2014 01:41:24)

Офлайн

#3 Янв. 12, 2014 02:12:20

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Декарт. Правила для руководства ума

Декарт, считая, вслед за Николаем Кузанским, что мир потенциально бесконечен, является эпистемологическим оптимистом. Его раздражает слово “тайна”. Однако, как мне представляется, есть срединный путь между оптимизмом и пессимизмом в познании. Мне кажется, что идея о возможности познать реальность до конца, исчерпать ее - едва ли не еще более пессимистична, чем скепсис. Реальность представляется мне и познаваемой, и непознаваемой - антиномическим образом.

Можно вспомнить еще и проблему взаимосвязи и диалектики познания и творчества. Тогда может оказаться, что мир постоянно продолжает твориться в познавательных актах - и проблема остановки и исчерпанности в познании будет снята как таковая.

Также интересна у Декарта идея непрерывности действия и неизменности Бога. То есть это не совсем примитивный деизм часовщика и механизма. Бог, по такой концепции, воздействует на мир постоянно, но действие его неизменно, что влечет за собой постоянство и неизменность законов природы - и их рациональную постижимость. Это мысль автора введения. Однако почему Декарт полагает, что божественный ум совпадает с человеческим здравым смыслом? Насколько здравый смысл здрав и осмысленен - об этом я уже спрашивал выше. Постижима - но исчерпаема ли? Постижима - но каким именно образом, на каких путях, какими методами - и сколько этих путей и методов?



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано Митя Ахтырский (Янв. 12, 2014 16:54:38)

Офлайн

#4 Янв. 13, 2014 00:48:11

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Декарт. Правила для руководства ума

Декарт отрицал схоластику и мыслителей Возраждение в том аспекте, что последние трактовали приролу качественно, а не количественно. Следовательно, по декарту, они слишком доверяли чувтсвам, пренебрегая умом. И в этом, надо сказать, Декарт ближе реалистам, чем номиналистам (как раз). Проблема в том, что тем самым проблематика человеческого сознания отходила на второй план, оказалась отчуждена с помощью математики, количественного подхода и количественных сравнений. Чуственность теперь осмысливалась как “вторичное качество” и переосмысливалась количественно. “Зеленость” стала в итоге всего лишь протяженностью, длиной волны. Что совершенно уводило от проблематики понимания и переживания “зелености”. Вещи отождествились со своей “поверхностью”. Стал интересовать лишь механизм взаимосвязи явлений, но не сами вещи - и даже не сами явления, но только их количественные соотношения. Количественный язык математики стал осмысляться как “подлинный” язык природы - хотя, казалось бы, очевидно, что подобное суждение о “подлинности” является оценивающим, качественным суждением. Примат математики - это именно качественный примат. Идея качественности вносилась контрабандой, чтобы утвердить качественный примат количественного. Просто это суждение как бы затушевывалось - оно было наиважнейшим в построении новой модели знания, в новом мифе. Но новый миф скрывал себя и свои “подпорки”. Миф выдавался за знание - при этом использовалась апелляция к авторитету. Авторитет же носил сугубо силовой, утилитарный характер. “Зато мы делаем ракеты”.

Физика Декарта - континуальная, поскольку связывалась с протяженностью (введение). Пустоты нет. Лишь большая или меньшая заполненность пространства. Полной пустоты нет - и тут Декарт скорее является наследником элеатов, чем атомистов. Гомогенность природы. “Материя неба” и “материя земли” - одна и та же. Пространство и телесность - одно. Дискретисты - современник Декарта Пьер Гассенди и Ньютон. Декарту не нравилось, что атомы одновременно материальны и неделимы. Вещество может делиться до бесконечности. Возможны только “сгущения” - “корпускулы”. У материи Декарта нет даже тяжести, независимой от других частиц. Она инертна, ей необходим божественный первотолчок. Она совершенно бескачественна. И совершенно бездушна. Своего рода нововременная “анатмавада” (хотя толчок все еще необходим). Есть только “воспринимающее сознание” - как-то так. Вообще интересно было бы рассмотреть новоевропейский научный дискурс как аналог буддийской “анатмавады” - поскольку до этого подобные учения не развивались.

Декарт - редукционист. Любое явление природы сводится к пространственному перемещению частиц материи. Механицизм окончательно оформит Ньютон своими законами механики. Однако проблема редукционизма - в его недоказуемости, причем в отсутствии видимой рефлексии относительно этой недоказуемости. Корректнее было бы говорить о корреляте - гипотезе, что любое явление сопряжено с движениями частиц, но без окончательных суждений о характере причинно-следственных связей между явлением и движением частиц.

Детерминизм. Причинная обусловленность объясняется столкновением тел. Отвергается аристотелевский финализм.

Вопрос - критика финализма осмыслена, но осмыслена она лишь апофатически (агностически). Есть предельная финальная причина - стремление к благу. Но промежуточные финальные причины нам неизвестны, если речь идет не о нас. да и в последнем случае есть эпистемологические проблемы. Когда же речь идет о далеких от нас существах, то суждение о финальной причине их действий будет тем проблемнее, чем менее похоже на нас это существо. Но эта эпистемологическая трудность вовсе не является поводом утверждать, что финальной причинности нет вообще. Антропоморфизм ограничен, но это не значит, что другие существа ПОЛНОСТЬЮ не-подобны нам. К тому же, если бы они были не-подобны нам полностью, то мы о них не могли бы сказать вообще ничего - и даже никак не могли бы узнать об их существовании, не могли бы их заметить, выделить из остальной реальности.

Но Декарт утверждает, что если божественные цели вещей в универсуме нам неведомы, то людям нужно отказаться от их поисков. И вот этот вывод совершенно не обоснован. Почему же не надо знать, когда именно неизвестное знать в первую очередь и хочется? “Бессмыслица – искать решение, если оно и так есть. Речь идет о том, как поступать с задачей, которая решения не имеет. Это глубоко принципиальный вопрос, который, как я вижу, тебе, прикладнику, к сожалению, не доступен”, - говорил Кристобаль Хунта. Именно внимательным всматриванием в непознанное и даже в то, что принципиально не может, вроде бы, быть познанным, составляет суть апофатического агностицизма в противоположность агностицизму утилитаристскому, безразличному к непознаваемому, незаинтересованному в нем. “Будьте реалистами - требуйте невозможного”. Этот лозунг французских ситуационистов имеет четкий эпистемологический вектор, эпистемологическуэ методологическую программу того, что можно назвать апофатизмом нового типа. Неоапофатикой.

Маркс же почему-то решил, что Декарт “наделил материю самостоятельной творческой силой и механическое движение рассматривал как проявление жизни материи” (Соч. т.2 С. 140). Материя же инертна и лишена самостоятельной жизненности, согласно Декарту.

Идея познаваемости мира полностью должна предполагать не просто невмешательство совершенного божества в ход мировых процессов или не-существование такого божества, но и не-бесконечность мира по ряду параметров. Мир для такого “оптимиста” может обладать бесконечной размерностью, но не может обладать бесконечной сложностью.

Декарт полагает, что Бог ограничивает себя. Он имеет возможность создавать множество миров, но создает только наш. Причем если бы он творил и другие миры - согласно Декарту, в них были бы такие же законы. Не вижу, кстати, в этом тезисе никакого новаторства. Получается, что божество не создает другие миры, чтобы не повторяться? А не повторяться божество не может или не хочет? По сравнению с Джоржано Бруно и другими мыслителями Возрождения, это шаг назад. Реальность редуцируется до прежнего, “неромантического” состояния, только еще и без “чудес”. Плоский постижимый мир без божественных вмешательств. Интересно, откуда в такой реальности черпать вдохновение? Декарт объявляет себя правоверным креационистом, согласным с Шестодневом. И вправду, деизм механического толка и не должен был притворяться. Он вполне “каноничен” для схоластическо-догматического сознания (по данному, во всяком случае, вопросу - вопросу креации).

Однако у Декарта мы можем увидеть уже и зародыш эволюционизма. Декарт высказывает гипотезу, что мир развивается из “некоего недифференцированного, хаотического состояния к стройности нашего космоса” (введение). “Природа всех вещей ”гораздо легче познается, когда мы видим их постепенное возникновение, нежели тогда, когда мы рассматриваем их как вполне уже образовавшиеся“ (С. 276). Декарт предложил первую нововременную космологическую гипотезу. Бог творит материю и сообщает ей движение. В результате хаотического движения материи образовались ”вихри“. Законы движения преобразовали первоначальную реальность и постепенно образовали наш мир, как мы его знаем. Еще пока без математического осмысления. Следующая значимая космогоническая гипотеза - Канта-Лапласа - появилась спустя 150 лет.

Мир ”может иметь некие границы, известные Богу, но совершенно неизвестные человеку" (Oeuvres. T. V. P. 52). Количество движения в космосе, по Декарту, неизменно.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано Митя Ахтырский (Янв. 13, 2014 00:53:55)

Офлайн

#5 Янв. 13, 2014 01:04:55

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Декарт. Правила для руководства ума

УЧЕНИЕ ДЕКАРТА ОБ ОРГАНИЗМЕ.

В 1628 году Уильям Гарвей открыл кровообращение. Отделил живое от неживого еще Аристотель (растения - низшее живое). Декарт же отказывается от идеи растительной и чувствующей (животной) души. Декарт размышлял о механизме ответных реакций в организме животного. И решил, что деятельность животного объясняется движением “животных духов” в крови. Это и есть частички крови. От мозга к мышцам и обратно. Под влиянием авторитета Декарта понятие “животные духи” употреблялось еще сто лет. Именно дДекарту принадлежит понятие “безусловного рефлекса”.

На основе этих размышлений Декарт объявляет животных механизмами.

Начинается самый “антиэкологический” период в истории человеческой мысли. Природа мыслилась мертвой, автоматической. В ней фактически нет ценности. Примат искусственного над естественным. Человек, по мысли картезианцев, не должен чувствовать моральных обязательств перед природой и конкретно перед животными.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Офлайн

Board footer

Модерировать

Powered by DjangoBB

Lo-Fi Version