#1 Ноя. 30, 2013 08:57:20

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Хомяков

Хомяков
“Дух Божий, живущий в Церкви, правящий ею и умудряющий ее, является в ней многообразно: в Писании, Предании и в деле; ибо Церковь, творящая дела Божии, есть та же Церковь, которая хранит Предание и писала Писание. Не лица и не множество лиц в Церкви хранят Предание и пишут, но Дух Божий, живущий в совокупности церковной. Потому ни в Писании искать основы Преданию, ни в Предании доказательств Писанию, ни в деле оправдания для Писания и Предания — нельзя и не должно. Вне Церкви живущему непостижимо ни Писание, ни Предание, ни дело. Внутри же Церкви пребывающему и приобщенному к духу Церкви единство их явно по живущей в ней благодати”.

Кажется, православная экклесиология недалека от мысли индийской школы миманса, в которой ритуал и брахман - и есть настоящие боги.

Здесь же фактическим божеством оказывается церковь, церковная организация - несмотря на все отступления Хомякова относительно “церкви небесной” и “церкви земной”. Первой должна быть принята именно “церковь” - а как может быть воспринята в таком контексте “небесная церковь”, как только через “земную”?

Земная церковь легитимируется положением, что в ней “живет Дух”. Но удостовериться в этом можно только в том случае, если человек заживет “всей полнотой церковной жизни”. И где же будут критерии для различения, что в этой жизни подлинного - от наносного? Или земных привнесений и житейского попечения в церкви у Хомякова нет совсем? Вряд ли - но где же концептуальное обоснование? Церковь, по Хомякову, никогда не ошибается, но могут ошибаться отдельные люди, пребывавшие в церкви. Так где же границы и пределы этих ошибок? Не длятся ли они до сих пор - или ко времени написания Хомяковым текста все ошибки исправлены и остались в прошлом? На чем может базироваться подобная уверенность?

По утверждению Хомякова. “Церковь не есть множество лиц в их личной отдельности, но единство Божией благодати, живущей во множестве разумных творений, покоряющихся благодати”. Что в данном случае значит “покоряться благодати”? Благодать, по Хомякову, дается “и непокорным”, и “не пользующимся ею”, “но они не в Церкви”. Как Хомяков определяет, кто в Церкви, а кто нет? Ведь, по его же словам, к церкви принадлежат даже и не родившиеся еще, но чью веру уже знает Бог. Можно ли принадлежать к “небесной церкви”, не принадлежа к “земной”? Видимо, нет, раз “единство церкви безусловно”, а разделение на земную и небесную - “видимое разделение, ”только для человека“.

Хомяков не считает земную церковь ”полной“ на данный момент, она ”творит и ведает не вполне, а сколько Богу угодно“. Вопрос - по какой причине Богу угодно, чтобы церковь ведала не вполне? Далее Хомяков утверждает, что церковь поэтому ”не судит остальному человечеству“. Да еще и допускает, что части этого человечества могут быть связано ”с нею узами, кторые Бог не изволил ей открыть“. Однако непонятно, на каком тогда основании она может отлучать тех, которые ”сами отлучаются“. Что значит ”отлучаются сами“?

Главная проблема, пожалуй, любой узкоконфессиональной ”экклезиологии" - как привязать представление об идеальной общности, многообразии в единстве и наоборот , к вполне себе реальной организации с бюрократией, властной иерархией, отрицательным отбором. И как-нибудь отринуть мысль о том, что в церковь входят духом, а не соизволением жреческой корпорации - и входят все существа доброй воли. А дух дышит, где хочет.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано Митя Ахтырский (Апрель 13, 2014 06:08:34)

Офлайн

#2 Дек. 1, 2013 09:51:55

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Хомяков

Кажется, Хомяков все время пытается говорить о “небесной церкви”, об идеальном образе, но вынужден, будучи конфессионально обусловленным, притягивать “церковь земную”. Получается, что у земной церкви есть “внутренняя святость, не допускающая никакой примеси лжи”, она не бывает “помраченною или отпадшею”, она одна и та же до Иисуса и после. Она знает “полную истину без примеси лжи”. Это говорится в третьей главе. Но ведь только страницей ранее, в главе второй, Хомяков пишет, что “Церковь земная и видимая не есть еще полнота и совершение всей Церкви”. Она “творит и ведает не вполне, а сколько Богу угодно”. Как совместить эти утверждения? Так все-таки - земной церкви ведома полная истина или не полная?

4. Когда Хомяков пишет о согласии и единстве духа и жизни всех членов церкви - он говорит о церкви земной? А те, которые друг друга убивали - тоже в согласии и единстве это делали? Или Хомяков тут пишет не о земной церкви, а о небесной? такое ощущение, что у него постоянно идут подмены, подстановки вместо земной церкви - небесной и наоборот. И все это в целях оправдания текущих практики и установок российского православия?

5. Тут Хомяков говорит о цельности Писания, Предания и дел, которые объединяемы Духом Божиим. тут можно говорить, видимо, о той самой общей установке Хомякова на “цельное знание”. Но забавно смотрится утверждение, что есть полное согласие между писанием и преданием. И нет противоречий. И человеку нельяз об этом судить - но слушать “церковь”. Но что значит “слушать церковь”? Как и через кого она говорит? Получается, что дело опять сводится к конкретной зримой современной автору корпорации, которая и выступает непосредственным авторитетом, предлагающим на свое усмотрение авторитеты древности.

А доказательств искать не надо - по Хомякову. “Не было и не будет никогда в Церкви никакого противоречия, ни в писании, ни в предании, ни в деле”. действительно, получается, что в экклезиологическом разрезе концепция третьей испостаси требуется для легитимации церковной иерархии, власти и авторитета церкви.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Офлайн

#3 Дек. 4, 2013 10:04:16

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Хомяков

7. Нет обоснования, почему к Символу веры нельзя ничего прибавлять. Сначала говорится, что нельзя в принципе. Потом - что нельзя “без согласия своих братий”. Понятно, что имеются в виду католики. Но тем не менее - хотелось бы последовательности.

И снова - еще вначале своей работы Хомяков сказал, что земной церкви неведома полнота истины. Затем сказал обратное. И тут снова - “не только внешние, но и внутренние тайны Божии были открыты Христом и духом веры святым апостолам и Святой Церкви”. А католики отреклись от духа любви, и потому более не знают внутреннего, но только внешнее.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано Митя Ахтырский (Дек. 4, 2013 10:04:38)

Офлайн

#4 Дек. 4, 2013 12:53:00

Тихий дон Диего
От: Острова слоёного смысла
Зарегистрирован: 2013-08-11
Сообщения: 531
Профиль   Отправить e-mail  

Хомяков

Хомяков представляет собой в данном случае человека, стремящегося усидеть на двух стульях. Причем метафизических. И Богу свечка и конгрегации - кочерыжка. Отними у них все их “писания-предания” и куда они пойдут, куда побегут? Вместо стула под седалищем окажется пропасть. А летать-то не умеют. Одно это “нельзя и не должно” чего стоит - как гиря пудовая на шее. На самом деле ты в своей критике хомяковской позиции уже сам выделил все противоречия - отнюдь не диалектические, и двойные стандарты у Хомякова.

Отредактировано Тихий дон Диего (Дек. 6, 2013 13:21:11)

Офлайн

#5 Дек. 6, 2013 10:32:52

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Хомяков

Вопрос - имеют ли такого рода двойные стандарты в экклезиологии отношение просто к эгрегору, или тут что-то похуже, типа демонизированного эгрегора? Своего рода антиполюс трансмифа? Поскольку простые эгрегоры не выдают себя за предельные, всегда правые и тому подобное. А тут можно дойти до оправдания злодейств высшими соображениями.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано Митя Ахтырский (Дек. 6, 2013 10:33:18)

Офлайн

#6 Дек. 6, 2013 13:20:41

Тихий дон Диего
От: Острова слоёного смысла
Зарегистрирован: 2013-08-11
Сообщения: 531
Профиль   Отправить e-mail  

Хомяков

Не соглашусь в данном случае. Как раз эгрегор очень даже выдает себя за предельную и высшую ценность. Демонизация же его начинается тогда, когда сохранение этих ценностей обеспечивается ритуалами человеческих жертвоприношений или за отрицание этой ценности следуют расправы в духе инквизиции. С другой стороны, сама энергетика эгрегора представляет собой “серые” тона. И уровень тьмы в нем может быть самый разный. Где проходит граница между “еще только серым” и “уже демонизированным”, определить всегда трудно. Если вообще возможно.

Офлайн

#7 Дек. 7, 2013 09:13:11

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Хомяков

Эгрегор государства Лихтенштейн или компании “Нетсле”, по-моему, не выдают. Хотя… может быть.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Офлайн

#8 Дек. 9, 2013 08:26:42

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Хомяков

Хомяков
Исповедуя свою веру в Три-ипостасного Бога, Церковь исповедует свою веру в саму себя, потому что она себя признает орудием и сосудом божественной благодати, и дела свои признает за дела Божии, а не за дела лиц, по-видимому, ее составляющих.

Откровенно. И опять - неплохая мысль, если вести речь о Церкви как о Союзе Духовной Вселенной. О ее Единстве. Да и о путях ее проявления в наших мирах. Но когда выделяется одно-единственное “богоизбранное сообщество” со всеми его земными особенностями, то выглядит жутковато.

Как Хомяков предлагает разделять в земной церкви дела Божии и человеческие? Симония - явно не от Бога. Так где заканчивается симония и ее аналоги - и начинается сфера Божиих дел? Кто арбитр тут?

Вроде бы и сам Хомяков проговаривается:
Хомяков
Посему он не смешивает ее с обществом, носящим имя христиан…
Но - “пребывает в видимом обществе христиан”, “всегда облечена в видимый образ”, “не было, не могло быть и не будет того времени, в которое исказились бы таинства, иссякла святость, испортилось учение”, "Церковь никогда не могла ошибиться по неразумию , ни покориться ложным учениям по малодушию .

Вопрос о спасении до Иисуса Хомяковым решается однозначно:
Хомяков
Многие спаслись и получили наследство, не прияв таинство Крещения водой, ибо оно учреждено только для Церкви новозаветной.

Далее Хомяков повторяет, что церковь судит только саму себя, не судит не принявших крещение.“Кто положит предел милосердию Божиему, принявшему на себя грехи мира?” - но тут же "обязательно же крещение, ибо оно одно есть дверь в Церковь новозаветную, . Посему в едином только крещении он и спасается“.

Хомяков полагает, что существвуют и другие таинства, кроме семи церковных. Но они доступны одному достойному. А семь церковных осуществляет не один человек, но вся церковь, даже и через недостойного”.

“Никакой дух, кроме Бога, не может вполне называться бестелесным. Презирающий тело грешит гордостью духа”.

А вот это прекрасно:

Хомяков
“Муж святится женою веною, а жена мужем верным. Это апостольское слово не значит, чтобы неверный спасался своим союзом с верующим, но что освящается брак, ибо святится не человек, но святятся муж и жена. Человек через другого человека не спасается, но святятся муж и жена в отношении самого брака”
Вот это казуистика! А как отделить мужа или жену от человека? Что, святится социальная функция? Ну что же, распространенный вульгарный схоластический подход. Попытка согласования трудно состыкуемых тезисов традиции.

Хомяков
“Церковь живет даже на земле не земной, человеческой жизнью, но божественной, благодатной. Поэтому не только каждый из членов ее. но и вся она торжественно называет себя святою”.
Хорошо - но только если понимать, что в церковь входит любое существо доброй воли.

Непонятно утверждение Хомякова, что Иисус молился не обо все мире, но только о тех, кого дал ему Отец. А как же прошение “великой ектении” - “о мире всего мира и о спасении всех”? Там не проводится ограничений.

Хомяков
“Все творит благодать, и благодать дается даром и дается всем, дабы никто не мог роптать, но не всем равно, не по предопределению, а по предведению, как говорит апостол. Меньший же талант дан тому, в ком Господь провидел нерадение, дабы отвержение большего дара не послужило к большему осуждению”.
Из этих слов Хомякова, в частности, можно сделать вполне кальвинистские выводы. Что нехватка чего-либо в человеке является следствием нерадения, провидимого Богом. Вопрос, как же Бог творил нерадивое - я тут оставляю за скобками. “Если кукла выйдет плохо - назову ее ”дуреха“.

Но в целом интенции Хомяковы достаточно понятны. Он пытается преодолеть схоластические тенденции. Против неуместных рационализаций и классификаций. Пытается преодолеть эту рационалистичность, которую связывает с католичеством и протестантизмом. И пытается ”вернуться“ к вере ”отцов“, к ”Преданию". За нераздельность и цельность.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Офлайн

#9 Дек. 10, 2013 07:02:12

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Хомяков

“СЕМИРАМИДА”.

Наука о Земле

Географию возводит к апостолам. развитию географии мешает прежде всего вражда между людьми.

Об Испании: "Видишь карающую руку Провидения и радуешься казни, потому что она справедлива. Долго мучиласт и дого еще будет мучиться уничтоженная Испания . Соборы Толедские и ужасы Пизарро, разрыв христианского учения и осквернение христианского подвига - вот за что она наказывается, и очищение ее еще не кончено".

Хомяков, очевидно, находится под влияние немецких романтиков. Хотя явно очень не любит Гегеля. Противопоставляет ему принцип свободы. Видимо, полагает, что германцы впали в “кушитство” и попали в рабство к необходимости. А вытащат цивилизацию, видимо, славяне.

Интересно, что Хомяков вводит понятия “аполлонизма” и “дионисийства” - задолго до Ницше. Впрочем, основная оппозиция Хомякова - “иранство” и “кушитство” - того же типа. Не рациональна, но гештальтно-интуитивна. Как и у Ницше. Так что Хомякова можно посчитать предтечей структурализма. Интересно, до Хомякова кто говорил такие вещи? И Ницше вывел свою идею сам - или где-то нашел?

Основная историософская оппозиция Хомякова - оппозиция свободы и необходимости. Первую представляет иранство, вторую - кушитство. Перекликается с “принципом света” иранцев (Гегель?) и “принципом тайны” у египтян. Причем по ходу истории свобода проигрывает, поскольку малейшая примесь необходимости планомерно уничтожает свободу. Буддизм у него почему-то кушитство. Хотя он о нем довольно высокого мнения.

В отличие от более поздних славянофилов Хомяков хвалит запал и германцев, считает их едва ли не высшей расой (кроме славян). Это был расовый мейнстрим того времени. Идея благородного дикаря как-то подзабылась. Хомяков, как и многие другие, выступает против смешения рас и очень хвалит германцев и славян за то, что те “не смешивались”.

Хомяков предполагает, что масштабных переселений и смешений уже не будет. Наивный!

Интересны взгляды на язык (насколько новы?) - предваряющие гипотезу Сепира-Уорфа: “Беспрестанно пересозидаемый новыми поколениями, он беспрестанно действует на них и держит их мысли под своею незаметною опекою. В нем есть тайная сила, до сих пор необъяснимая, как все, что касается области духа”.

Говорит, что делить по государствам примитивно и недостаточно. Что делить нужно по племенам и верам.

"Между тем, как Европа уступает всем частям света, кроме Австралии, во всех физических отношениях, - племя, которое ей соответствует, племя белое превосходит все другие во всех отношениях. В его руках судьба человечества; в его мыслях вся предесть искусства, все богатство науки. Первое после него числом, обширностью области и историческою важностью - племя желтое; но и того с ним сравнивать нельзя".

Да-да! Конечно! Племя пишушего эти строки всегда превосходит остальные племена во всех отношениях, как сказала Альта, которой я прочитал вышепроцитированное.

"Разнообразнее и счастливее разветвление индо-германской отрасли. Важность ее начинается с самым ранним началом истории, и время упадка для нее не наступало. В наш век она все еще растет и крепнет. Народы, принадлежащие к ней, занимали поочередно первое место в летописях человечества; но ни один не достигал того развития, того огромного размера и того всемирного значения, которыми отличается германская семья. Сохраняясь с чистотою, почти беспримесною германская семья берет неоспоримое первенство перед всеми другими".

Славяне - “почти равные силой и важностью”. “Отдавая полную справедливость обоим великим представителям племени белолицего, наука должна заметить в пользу семьи славянской то, что она сохранила в гораздо большей чистоте родовые свои признаки, чем германцы”.

О Китае: “колоссальные державы, богатые всем, кроме истинного просвещения”.

“Дарданеллы и скаты Тавра будут опять в области индо-германских народов”. А как же его же идея, что переселений больше не будет?

Деление по вероисповеданиям - монотеизм, политеизм и пантеизм. Буддизм и атеизм у Хомякова - варианты пантеизма.

"Мы будем близки к реше­нию этих задач, когда вечнодвижущиеся англичане обра­тят столько же внимания на людей, как и на природу. Но должно признаться, что по сие время они берегут все свое уважение для гор, водопадов, зверей и прочих предметов, с которыми они не могут иметь соперничества, и мало его уделяют человечеству, которого лучшим цветом они считают себя, не совсем без причины".

“Самая высшая форма единобожия, христианство, уступает в численном отношении грубому многобожию Индии и еще грубейшему фетишизму Африки и Полинезии. Этот обзор неутешителен”.

Но, тем не менее, автор предполагает, что христианская истина восторжествует. Каким образом, если свобода в мире трагична, согласно самому Хомякову? “Придет время, когда человечество, мужая разумом и образованностью, признает одни начала высшей истины”.

“Многобожие доходит в народах Африки до самой крайней нелепости”.

Любит Китай. “Как бы высоко мы себя ни ставили над нашими юго-восточными соседями, мы должны признаться, что логическая стройность и строгая последовательность отличают их политическую организацию перед всеми другими и что уважение к уму человеческому и к просвещению не доходило нигде до той степени, до которой оно доведено в Китае”. “Наконец, до тех пор, покуда наследство всех великих мыслителей друвнего Востока поступит в область христианства, мы должны признаться, что буддаизм есть самый достойный из всех его соперников; а про него-то мы еще ничего и не знаем”.

"До сих пор есть прозябающие племена, для которых не наступило время самопознания, люди, которые поутру не помнят вчерашнего вечера, а к вечеру уже забывают про минувшее утро. В них нет еще возможности самобытной истории, и смешно было бы предположить, что они когда-нибудь вспомнят то, о чем теперь уже забыли. К счастью, мало остается таких племен на земном шаре, и эти населения должны в скором времени или погибнуть, или перейти на высшую степень развития.
Достойно замечания, что они все принадлежат черной, красной или оливковой семье, и все живут в южном полушарии, а именно на оконечностях Африки и Америки или на островах Австралийских. Белые и желтые племена, так же как и северное полушарие, не представляют ничего подобного.
Но кроме этих жалких выродков человечества, есть миллионы людей, которые, как дети, помнят только не­которые недавние происшествия; миллионы, которые, как старики, пережившие рассудок свой, сохраняют только темную память об каких-то делах или явлениях природы, случившихся в известную древнюю эпоху, и забыли все последовавшие изменения жизни своей. Для них всех история невозможна: об иных только можно сказать, что они существовали уже тому пятьдесят, сто или полтораста лет, о других — что они когда-то, где-то были моложе, сильнее и умнее, чем теперь. Во всяком случае, не они сами, а другие народы, поставленные выше их на лестнице просвещения, откроют то, что еще можно открыть об их прошедшей судьбе. Такова теперь четвертая часть челове­чества, таково в древние времена было оно почти все".


Еврейскую древнюю историю, естественно, Хомяков склонен считать достоверной и даже образцом историчности. “Будет всегда служить первым путеводительным светилом для добросовестного разыскателя древности”.

Что именно Хомяков называет исторической “колыбелью человечества”? не говорит об эволюции (понятно), но и о сотворении не говорит.


ИСТИННЫЙ ПРЕДМЕТ ИСТОРИЧЕСКОЙ НАУКИ.

“Для науки политической история Греции уже почти бесполезна, для науки нравственной вся древность не представляет ни одного доброго урока нам, людям высшего просвещения”. “Я готов поставить изобретателя супа из костей выше того, кто нашел бы весь ряд царей Скифских, начиная от первого Гога или Магога до падения царства Скифского”.

"Не дела лиц, не судьбы народов, но бщее дело, судьба, жизнь всего человечества составляют истинный предмет истории. Только духовный смысл общих движений и проявлений получает истинную важность. В истории мы ищем самого начала рода человеческого, в надежде найти ясное слово о его первоначальном братстве и общем источнике. Тайная мысль религиозная управляет трудом и ведет его далее и далее".

ПОЭТИЧЕСКИЙ ИНСТИНКТ В ИСТОРИИ.

Высшее достоинство историка - чувство поэта и художника. Это “чутье истины человеческой, которое ни обмануть, ни обмануться не может”. дальше, прада идет сплошная расовая физиогномика, а не поэзия и художество.

Хомяков любит санскрит и проводит сравнения санскрита и русского - впрочем, без примеров.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Офлайн

#10 Янв. 12, 2014 10:00:49

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Хомяков

“Одурение созерцательной смерти: ибо иогизма жизнию назвать нельзя”. Однако уважение Хомякова к философской мысли Индии очень велико, он часто говорит о ее величии - даже как о высшем философском достижении человечества. Интересно, что он о ней знал, из каких источников?

Хомяков признает синтез “племенных стихий” - сравнивая новизны с младенцем, носящим черты родителй, но имеющим собственную уникальную душу. Однако говорит, что Эллада (которую он считает синтетической) изумляет его меньше, чем “страстная односторонность древних народов”.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано Митя Ахтырский (Янв. 12, 2014 10:01:30)

Офлайн

#11 Янв. 13, 2014 05:05:11

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Хомяков

Хомяков. Семирамида, стр. 77
“Все частные явления во всякую эпоху человечества тогда только делаются понятными, когда мы поняли уже характер самой эпохи. Точно так же всякий факт в истории народа тогда только ясен, когда мы внутренне сочувствуем духу народа”
.
Это утверждение очень напоминает рассуждения Шпенглера о гештальтах культур. Правда, у Шпенглера совершенно непонятно, как их можно постигнуть и как может сам Шпенглер говорить об иных культурах, если их гештальты для иноплеменных непрозрачны - но это уже другой вопрос. Далее школа Анналов продолжает эту линию - линию вживания, вчувствования в дух эпохи, в ее умонастроения - через быт, через повседневность - различными путями. Вопрос - а как понимается “характер эпохи” и “дух народа”? Видимо, в озарении, в инсайте того или иного уровня. И затем уже, через это понимание общего, возможно понимание отдельных фактов. Это своего рода гуманитарная дедукция. Сначала, как у Декарта, интуитивное постижение ясного, а затем выведение из него следствий. Но, конечно, от математической дедукции отличий множество. Тут больше поэзии. Можно вспомнить Даниила Андреева - тот пассаж из “Розы Мира, в котором он впервые развернуто говорит о метакультурах. Имею в виду все эти ”отблески святынь Монсальвата“ на творениях Северо-Запада. Это своего рода ассоциативная, образная, а не логическая дедукция. Она не имеет и не требует доказательного характера. Сходным образом мы находим сходство внешности двух людей. Оно очевидно нам - и пусть оно не очевидно никому другому, но мы не можем больше не видеть сходства в какой-то конкретной черте. Однако всегда можно задаться вопросом - насколько значим для целого тот параметр, по которому мы выявили сходство? Измерим ли этот параметр или принципиально нет? Не абсолютизируем ли мы параметр, по которому производим сравнение? Здесь масса вопросов эпистемологического характера. Кстати, к такого рода гештальт-эпистемологии относится, в сущности, любое первоначальное действие по построению любой классификации. Основа для классификации строится отнюдь не аналитически. Аналитика - это процедура заполнения классификационных ячеек. Мы всегда вынуждены оценивать роль тех параметров, по которым мы классифицируем реальность, в общей картине. Насколько, к примеру, важен рост человека в понимании, что он вообще такое. Особенно актуальны эти вопросы для построения классификаций и типологий, в которых для определения узловых точек, ячеек схемы используются вещи, которые не могут быть исчислены (в принципе или на данном этапе). Таковы, к примеру, типологии, классификации и номенклатуры культур в ”локально-цивилизационных" культуролого-исторических теориях.


Хомяков. Семирамида, стр. 77
“Тупые головы искали Рима в России. Сущая нелепость.”
.
Интересно было бы ознакомить с этой цитатой проимперски настроенную общественность. Фактически, тут славянофил и богослов Хомяков обозвал “тупой головой” огромное количество повторяющих формуду о “Третьем Риме”. Все же Хомяков выгодно отличается от более поздних славянофилов и евразийцев большей, что ли, интеллигентностью. Примером тому - многочисленные уважительные реплики в адрес “германцев”.


Хомяков. Семирамида, стр. 79-80
“Общий характер произвола, свойственный всем младенчествующим народам, содержит в себе ответ на вопрос самый обыкновенный, предлагаемый пытливою критикою простодушной старине: «С какою целью и для чего сделано то‑то; какое намерение управляло таким‑то действием или переходом племени?» Бесспорно, самый произвол имеет свои законы, которыми могут объясниться явления, по–видимому, самые неразумные; но какова бы ни была гордость нашего ума, мы должны признаться, что многие факты древности останутся вечными загадками для нас.

Оно было: мы это знаем. Отчего оно могло быть, — нам никогда не дастся узнать. Довольно для нас и того, что, сжившись мыслью с веками отдаленными, мы поймем возможность исторических происшествий, доказанных преданием или памятниками, или живыми обломками разбросанных народов. Более требовать мы не должны.”

И вот тут перекличка с цитатой, промещенной в этом посте первой. Сначала Хомяков утверждает, что нужно понять “дух народа”. Но в последней цитате фактически утверждается эпистемологический пессимизм. “Вечная загадка”. Декарт бы расстроился. Фактически, тут Хомяков отрицает саму возможность раскрыть рациональные исторические закономерности. Хотя “самый произвол имеет свои законы” - то есть Хомяков сознательно или бессознательно тут делает реверанс в сторону нововременного детерминизма - но они для нас закрыты. И опять можно вспомнить Шпенглера. Хомяков говорит, что намерения друвних от нас закрыты. Однако сам написал на эту тему целую “Семирамиду”, можно сказать. С другой стороны, это своеобразная страховка художника. Раз законы закрыты - значит, можно фантазировать, поскольку предмент все равно остается интересным и привлекательным. О чем и зачем тогда пишется это произведение? Интересно, Хомяков где-то говорит об этом? Каков статус этого сочинения для самого автора? Интересно, что Хомяков его не публиковал и не собирался этого делать.


Хомяков. Семирамида, стр. 74
Жизненная сила свободна в своих проявлениях. Соединение нескольких начал не есть, как я уже сказал, ни агломерация механическая, ни арифметический итог. Данные служат основою и точками отправления для умственных трудов человека, но они не сковывают его творческой личности, а подчиняются ее законам. Связь между предшествующим и последующим в мире духовном непохожа на мертвую зависимость действия от причины в мире физическом.

Итак, чуть ранее Хомяков сам вел речь о “свободе жизненной силы”. Жизненные силы не измеряются количествами, а потому не может быть рассчитан точный итог их соединения. Синтез, таким образом, оказывается непредсказуемым. Однако через несколько страниц эту свободу он начинает называть “произволом” и говорит, что и для произвола есть закон, просто он не может быть известен нам. Но это принципиально разные вещи. Несущенствование и непознаваемость - не одно и тоже. Похоже на спинозовское или гегелевское утверждение о фиктивности свободы. свобода есть осознанная необходимость. А низшая свобода - это незнание закона, который в конкретном случае действует.

В то же время в пассаже на 74 стр. Хомяков говорит, что законы вторичны по отношению к свободе творческой личности. Сами фактические данные вынуждены подчиняться этим свободно устанавливаемым (творимым? ) законам. Интересно, осознает ли сам Хомяков это противоречие, а если осознает - то как преодолевает и преодолевает ли?

Хомяков. Семирамида, стр. 21
Для чего нужна наука иная, основанная на других понятиях, на другой системе и разделенная по приметам внутренней вольной жизни человеческой, а не рабски постоянных законов земного вещества.

То есть это наука чисто описательная? Посмотрим, что Хомяков еще скажет относительно исторических законов и скажет ли.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано Митя Ахтырский (Янв. 13, 2014 08:35:54)

Офлайн

#12 Апрель 13, 2014 06:14:58

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Хомяков

“Нам стыдно было бы не перегнать Запада. Англичане, французы, немцы не имеют ничего хорошего за собою. Чем дальше они оглядываются, тем хуже и безнравственнее представляется им общество. Наша древность предстиавляет нам пример и начала всего доброго в жизни частной, в судопроизводстве, в отношении людей между собою; но все это было подавлено, уничтожено отсутствием государственного начала, раздорами внутренними, игом внешних врагов. Западным людям приходится все прежнее отстранять, как дурное, и все хорошее в себе создавать; нам довольно воскресить, уяснить старое, привести его в сознание и жизнь. Надежда наша велика на будущее” (“О старом и новом”).

“Конечно, все истины, всякое начало добра, жизни и любви находилось в церкви, но в церкви возможной, в церкви просвещенной и торжествующей над земными началами. Она не была таковой ни в какое время и ни в какой земле.

Связанная с бытом житейским и языческим на Западе, она долго была темною и бессознательною, но деятельною и сухо–практическою; потом, оторвавшись от Востока и стремясь пояснить себя, она обратилась к рационализму, утратила чистоту, заключила в себе ядовитое начало будущего падения, но овладела грубым человечеством, развила его силы вещественные и умственные и создала мир прекрасный, соблазнительный, но обреченный на гибель, мир католицизма и реформатства”.

“Москва была город новый, не имеющий прошедшего, не представляющий никакого определительного характера, смешение разных славянских семей, — и это ее достоипство. Она была столько же созданием князей, как и дочерью народа; следственно, она совместила в тесном союзе государственную внешность и внутренность, и вот тайна ее силы. Наружная форма для нее уже не была случайною, но живою, органическою, и торжество ее в борьбе с другими княжениями было несомненно. От этого‑то так рано в этом молодом городке (который, по обычаям русской старины, засвидетельствованной летописцами, и по местничеству городов должен был быть смиренным и тихим) родилось вдруг такое буйное честолюбие князей, и оттого народ мог сочувствовать с князьями” (“О старом и новом”).

Все бездоказательно. Откуда известно, что это было смешение? Откуда известно, что была дочерью народа? Откуда известно, что совместила? Что форма органическая? Налицо ничем не обоснованное оправдание Москвы и ее прав на "собирание земель.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано Митя Ахтырский (Апрель 13, 2014 07:16:58)

Офлайн

#13 Янв. 5, 2015 20:01:36

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Хомяков

Тех, кто вошел в историю под именем “славянофилы”, нередко принято считать первыми русскими самостоятельными философами - наряду с современными им “западниками”.

Выстраивание хронологий, родословных, исторических периодизаций и классификаций - занятие, наполненное самыми разнообразными смыслами и интенциями.

Мотивации участников процесса - один из самых интересных аспектов исторического развития. История - это не только повествование о внешней канве событий, но и попытка проникновения во внутренний мир тех, кто творил и претерпевал эти события.

Многие историки всеми силами пытаются уклониться от вторжения в эту внутреннюю область, область мотиваций, картин мира, целей, стремлений, желаний, систем ценностей. После трансформации европейской картины мира, учиненной Марксом, Фрейдом и Ницше, прежнее доверие к прямой речи человека стало вещью проблемной. Однако поиск мотиваций, скрытых от исследователя, в свою очередь, сам оказывается мотивированным определенным образом, что ставит под сомнение познавательную ценность любого исследования в принципе. Характерной иллюстрацией последнего тезиса служат финансовые скандалы, связанные с научными работами, касающимися проблемы “глобального потепления” - и взаимные подозрения противников в прямой ангажированности теми или иными финансовыми, промышленными и политическими элитами. Как следствие, мы можем обвинить в предвзятой мотивировке своих изысканий самих “мастеров подозрения”. Маркса - в обусловленности социальной принадлежностью, Фрейда - в сексуальной закомплексованности, а Ницше - … Ницше обвинить тут трудно, поскольку воля к власти не предполагает научной честности, не считает ее чем-то значимым, если она не способствует достижению желаемого. Подозрительной оказывается сама мысль подозревающего - всех троих можно уподобить критянину, сказавшему, что все критяне лжецы. Подозревать можно бесконечно - особенно в подобных случаях, когда подозреваемый может предъявить только усы, лапы, хвост и уверения в своей честности и высоком уровне сознательности - а дознаватель вооружен мощным пыточным инструментом, напоминающим прокрустово ложе. Но против дознавателей было найдено более изящное оружие, чем “сам дурак”. Попперовский “принцип фальсификации” поставил вне закона научного сообщества претендовавших именно на научность Маркса и Фрейда (Ницше опять повезло, поскольку его наука была наукой веселой).

Счесть началом русской философской мысли славянофилов и западников, проигнорировав интеллектуальную жизнь предшествующих эпох, вколючая философские трактаты Ломоносова и Радищева, можно только в том случае, если периодизатор желает счесть “началом” нечто оригинальное и самобытное.

Интеллектуальная жизнь Руси до XVIII века не имела систематизации. Отсутствовала разветвленная связная система учебных заведений по образцу мусульманских медресе или западноевропейских университетов. То же, что, что имело место до монгольского нашествия - то нам достоверно не ведомо, и фантазия может простираться между экстремальными точками первобытного невежества и высочайшей ведической образованности ариев-славян. Византия передала Руси монашеский уклад, поставляла своих интеллектуалов. Правда, поток последних был не слишком бурным - видимо, слухи о климате, местных порядках и некоторых драматических коллизиях, ожидавших вояжеров (к примеру, Максима Грека) в стране единоверцев-северян, останавливали многих из тех, кто обдумывал возможность “отхода на север”. Но система учебных заведений создана не была - инициативы не проявили не местные русские власти, ни греческие церковные наставники. Монголы на этом поприще рвения тоже почему-то не проявили.

Развитие русской системы образования в XVII-XVIII веках шло в рамках культуртрегерско-просветительской парадигмы. Ломоносов и Радищев философствовали сугубо в западном духе и, видимо, расценивались многими патриотически настроенными историками русской философии как подражатели.

Славянофилы же и западники рефлексировали прежде всего на проблеме места России в мировом историческом процессе. Естественно, в этой сфере за российскими мыслителями был полный приоритет - западные мыслители конкрурировать с российскими в этой области не могли, поскольку ничего об этом соревновании не знали.

Онтология и метафизика

Как правило, в этой области славянофилы и западники оставались эпигонами Запада. Влияние философии романтизма обусловило в некоторой степени антипросветительский дух славянофилов. Наследники “любомудров” и выходцы из их среды, славянофилы в юности были поклонниками философии Спинозы и Шеллинга.

Общее смысловое поле европейского романтизма дало славянофилам влечение к своим национальным корням, к племенной архаике. Этот ход, видимо, стал возможен после формирование концепта “политической нации” - поскольку до этого не было еще той вещи, чьи корни можно искать. За единым христианским миром пришли национальные государства, задав вектор культурного сепаратизма и регионализации. Органический историзм романтиков, их концепты “духа нации” вновь обратили взгляды некоторых интеллектуалов и богемы в прошлое - но уже не общее античное, но частное, свое собственное. Начался “поиск своих корней”.

Эти корни русские романтики начали искать в допетровских временах. Если немецкие романтики отторгали наполеоновское влияние и идущее вслед за ним французское просвещение, медитируя на идею “древних справедливых германских порядков”, то русские романтики обращались к славянскому аспекту русского культурного синтеза, с неприязнью относились к норманской теории, переоценивали значение петровского культурного разворота. “Германцы” становятся (уже у Хомякова) главным отрицательным персонажем мировой истории - у Хомякова “франки” хуже арабов времен экспансии, и только христианская истина привела европейские народы к их доминированию в мире. Влияние Орды на Русь славянофилами по большей части игнорируется вовсе - с намеками, что никакого “ига” не было.

Парадокс Хомякова - почему испорченная христианская истина привела Западную Европу к развитию, а Византию, с ее “неискаженным христианством” ждала деградация и крушение?

В области религиозной и философской - ученики и поклонники немецких философов объявляют своих учителей и кумиров “односторонними мыслителями”, абсолютизировавшими “отвлеченные начала” и раздробившими некую первичную органическую “целостность” познающего ума. Эта односторонность, по мысли славянофилов, возникла из-за “церковного уклонения”, повлекшего за собой протестантскую революцию и секуляризацию. Таково следствие применения принципов романтической философии на российской культурной почве. Соответственно, кроме собственно славянских истоков, славянофилы ищут истоки “подлинной церковности”, находя ее в византийском христианстве и его философии - философии “отцов церкви”.

Славянофилы - это своеобразное протестантское движение, возникшее в рафинированной дворянской европейски образованной среде, а потому изрядно по сравнению с народным протестантизмом эстетизированное. Западноевропейский протестантизм обращается к раннехристианским и дохристианским авраамическим корням. Славянофилы же, имея в качестве объекта протеста некую синтетическую католико-протестантскую реальность Запада, ищут и находят альтернативу именно в византийском христианстве, сочетающемся со славянской “общинностью”.

Европейские протестанты - это борьба Севера Европы с римским влиянием, отвержение латыни и т.д. В России же язык священных текстов понимался лучше, поскольку был переведен. Помешало позднее книгопечатание? Ранний протестантизм Новгорода (и других городов) было быстро задавлено - “книжники”. затем старообрядцы - тоже обращение к ветхозаветным образом (например, имена), грамотность для обучения текстам. Но старообрядцы были антизападниками, а потому не могли войти в союз с обновлением Петра, дружившего с европейскими протестантами. Европейские протестанты вопринимались протестантами-старообрядцами как зло. Получается, что старообрядцы обращались все к тем же отцам церкви, русской московской старине и к ветхозаветной древности - а нововведения приписывались Западу и “деградировавшим в вере грекам”. Новая волна протестантизма (под словом протестантизм“ тут, конечно, понимается более широкий, чем принято, круг явлений, а конкретный европейский протестантизм рассматривается как частный случай ”поиска корней“ и ”возврата к чистым истокам" - но подходящего термина пока не нашлось) - имеет нью-эйджерский окрас. Российский нью-эйдж (за исключением крайних неоязычников) - менее антихристианский. Отсюда широкое распространение версии о путешествии Иисуса в Индию. Характерные фигуры этой волны русского протестантизма - Рерихи и Даниил Андреев, синтезировавшие аврраамизм с учениями индийского корня. Европейские виккане и ньюэйджеры - более антихристинаски настроены, чем аналогичные группы в России. Отсюда еще и распространение версий, что Иисус был славянином. Тут сыграла свою роль антихристианская идеология СССР, когда оппозиционные группы могли искать родство и образовывать синтетические синкретические учения. На Западе аналог последней волны протестантизма в России - Штайнер, например.

Пафос “цельного знания” - от романтиков. И обращение к древней истории этносов - которой “отцы церкви” совсем не увлекались. Зато славянофилы увлекались очень сильно - несмотря на обещание некоего подъема русской философии через обращение к трудам “отцов церкви”.

Центральная идея - роль, которую славяне и русские в частности призваны сыграть в будущей мировой истории, переход к ним центральной роли. Идея более чистых корней славян (в нравственном отношении тоже), чем у тех же германцев. Нужно найти эти благие древние корни, очистить свою историческую память и трансформировать текущие социальные институты. Страну они мыслят мощной и единой, обезопасившей себя и способной к такой перестройке, долженствующей обеспечить бОльшую свободу личности и ее творчества. Утвердить православие - ослабевшее в результате западных еретических влияний. Парадокс - западная мода приводит к идее отвержения (в той или иной степени) западных культурных привнесений.

И еще о протестантизме. Если включить протестантизм в более широкий контекст поисков истоков - то имеем пять волн протестантизма на Западе. Собственно протестанты. Влечение к античности (ренессанс, классицизм), волна от романтиков до нацистов, волна шаманизма и волна этологии с поиском истоков в животном мире со знаком плюс. Модерн - две волны, собственно модерна и контрмодерна. Можно говорить и о шестой волне протестантизма - связанной с идеями панспермии и происхождения от инопланетян. Но в этой сфере можно проследить много различных смысловых ходов. Происхождение от инопланетян возможно на любой стадии генезиса человека и его цивилизации - и фактически становится малоотличимо от идей божественного происхождения человека, которые соприсутствовали тем или иным волнам протестантизма Мысли о иных мирах и божественной реальности как родине человечества в протестантстких волнах могли не приветствоваться (потому что это тайна или потому что это кощунство либо нелепая фантазия), либо приветствоваться и приниматься.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано Митя Ахтырский (Янв. 5, 2015 21:19:48)

Офлайн

#14 Янв. 5, 2015 23:35:18

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Хомяков

Акинари интересно мне написал:

“Насчёт старообрядцев… Ты знаешь, я думаю, первым протестантом на Руси был царь-батюшка Иоанн Васильевич.

Его сто вопросов к собору - прям почти тезисы Лютера.

При Никоне церковь реформировали из-за хохлов.)) Чтобы плотнее интегрировать Украину с Российским царством. Потому что хохлы как люди более образованные смотрели на Москву как на лес дремучий с её ”местным колоритом“ в православии. И фактически московскую церковь отформатировали на киевский манер. Нелюбители хохлов говорят, что им ковровую дорожку постелили и на блюдечке вынесли, напустили на Москву украинских епископов и собственную церковь через колено сломали. Нелюбители москалей говорят, что это был, как всегда, коварный план по заманиванию наивного украинца в душные москальские объятия.

То есть тогда как раз реформа была направлена на что-то а-ля протестантское. Уход от накопившихся наслоений местной традиции, поиск греческих истоков и т.д.

Скажем так, если бы Лютер проводил реформы, будучи папой.

А сейчас получается наоборот, старообрядчество как полузабытая альтернатива дискоедитированной официальной церкви.

Я как раз с таким чуваком познакомился. Наш институт будет немножко помогать одному занятному проекту - переводу Библии на русский для старообрядцев. Т.е. с опорой на до-никоновскую церковнославянскую традицию, возможно, сам русский язык будет стилистически более архаичен. Они пока сами не знают, что будет получаться. Там группа, три человека. Это не наш профиль, но мы помогаем. С одним из этой группы я познакомился осенью, он был переводчиком на нашем семинаре. Так прикольно, донкихот, в каких-то моментах до того на тебя похож, в интонациях даже… Так он в вышиванке ходил. Только не украинской, а такой длинной до колен, русской. Насколько я понял из сплетен о нём, у него был и опыт с психоделиками, и ньюэйджевский, а теперь у него такое сочетание из Old Belief и Simple Life.

Вполне себе протестантизм с русским колоритом

Тут, наверное, надо провести грань между консерватизмом и переоткрытием старого наследия. Когда литовец Гедимин, основатель Вильнюса, взял Киев, оказалось, что древнерусское наследие имеет основной ”вес“ на тех землях, правителем которых он оказался в сумме. И он взял этот принцип: ”Не разрушать старого, не вводить нового“. Хотя новое, конечно, вводилось, но установка была - не трогать наследие, которое сложилось вчера-позавчера-сто-двести лет назад.

А есть наоборот поиск современного в устаревшем. Тот же Ренессанс хрестоматийный - это ж совсем другая культура была, ничего античного они не возродили, просто взяли ”питательный материал“ для современности.

Кстати, литовские земли (будущая Беларусь и северо-запад Украины) зацепила волна протестантизма в плане перевода Библии на понятный язык. Потому что к 16 веку церковнославянские тексты уже держали дистанцию от разговорных диалектов и от канцелярской ”руськой мовы“. И пошла волна этих переводов. Пересопницкое Евангелие, Житомирское, Креховский Апостол… До Москвы эта волна, к сожалению, тогда не дошла.

Это влияние Чехии было

А у чехов - от немцев соответственно)”.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Офлайн

#15 Янв. 5, 2015 23:35:50

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Хомяков

Я ему ответил:

А ренессанс - это своего рода итальянский романтизм ) недаром потом немецкие романтики так любили в Италию ездить.



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Отредактировано Митя Ахтырский (Янв. 5, 2015 23:36:38)

Офлайн

#16 Янв. 5, 2015 23:42:21

Тихий дон Диего
От: Острова слоёного смысла
Зарегистрирован: 2013-08-11
Сообщения: 531
Профиль   Отправить e-mail  

Хомяков

мне кажется, что такие аналогии - с протестантизмом - это весьма смелая затея. Можно, конечно, видеть протестантов в жидовствующих, Иване Грозном или старообрядцах, Достоевского рассматривать как русское барокко, а большевиков и ельцина-лужкова-путина - как ар нуво… Но все эти аналогии скорее уводят от понимания истории…

Офлайн

#17 Янв. 6, 2015 01:59:13

Дмитрий Ахтырский
Зарегистрирован: 2013-06-26
Сообщения: 1040
Профиль   Отправить e-mail  

Хомяков

Куда уводят? А вот меня как раз привели - когда думал раньше о славянофилах, прямо непонятно было, что о них думать и зачем. А теперь в нарратив встроились ;-)



Особое мнение профессора Арчибальда Мессенджера

Офлайн

#18 Янв. 6, 2015 17:45:53

Igor
От: 1° R.E.C.
Зарегистрирован: 2014-03-21
Сообщения: 73
Профиль   E-mail  

Хомяков

Я думал до смерти или после смерти путина богом объявят



Оказывается можно при жизни богом объявить

Отредактировано Igor (Янв. 6, 2015 17:48:44)

Офлайн

Board footer

Модерировать

Powered by DjangoBB

Lo-Fi Version