яблококаждыйпредставляетсебепоразномунеобязательнокаксолнце проект выход сетевой журнал:::::

Заметки о метаистории Украины ::: Статья первая

 

В представленной Даниилом Андреевым метаисторической1 панораме Восточно-славянская метакультура2 (в дальнейшем мы не будем пользоваться андреевским названием этой метакультуры – "Российская" – как недостаточно репрезентативным) не исчерпывается собственно Россией. Частью этой метакультуры являются не только русские, но и другие восточно-славянские народы, христианизированные народности Поволжья и Сибири и даже народы, когда-то бывшие частью сверхнарода Ориентально-христианской ("Византийской" у Андреева) метакультуры (армяне, грузины).

Предложенное нами название этой метакультуры – "Восточно-славянская" – конечно же, не исчерпывает всего ее этно-культурного многообразия. Однако именно восточно-славянская общность с самого начала становления метакультуры была ее этно-лингвистической основой. И сегодня три восточно-славянских этноса составляют наиболее многочисленный и наиболее деятельный массив этой метакультуры.

Согласно мифу "Розы мира", одним из народов, составляющих сверхнарод Восточно-славянской метакультуры, являются украинцы. Андреев сообщает, что над украинским народом надстоят его дух-народоводитель и соборная душа3.

Андреев оказывается как бы "по ту сторону" от многословного спора части восточных славян между собою о том, являются ли украинцы отдельным народом. В метаисторической картине Андреева украинцы – это народ, над которым надстоят его светлая диада4 и синклит5, но при этом этот народ является частью сверхнарода6 метакультуры, названной Андреевым "Российской".

Здесь сразу же нужно сказать несколько слов об особенностях андреевского визионерского мета-космоса. Очень часто Андреев склонен создавать конструкции, в которых иномерное бытие представлено в виде иерархической системы. Это касается и его метаисторической и метакультурной панорамы. Демиурга и Соборную душу всей метакультуры Андреев относит к богорожденным монадам, а духов-народоводителей и соборных душ, входящих в сверхнарод, он называет богосотворенными монадами. Поскольку у русских, согласно "Розе мира", нет своей "малой" диады, создается впечатление, что русские – это своего рода "главный" народ метакультуры, а другие ее народы со своими "локальными" диадами – это онтологически "младшие братья" русского народа. Примерно так видел историю сам Д. Андреев: "Сложившись из пестрых этнических элементов, как в свое время народ Египта, русская нация оказалась, как и он, сильнейшей творческой силой в кругу сочетавшихся с ней в единой культуре меньших народов. (Речь идет о прошлом и настоящем. Не исключена возможность, что в будущем положение изменится)" (РМ, 265).

Но андреевские тексты дают нам возможность иных прочтений (или, по крайней мере, интерпретаций) его визионерского опыта. Например, из текста Андреева следует, что современный русский народ является этнической, лингвистической и социально-политической общностью, сформированной не только Великой Диадой метакультуры, но и тремя ее уицраорами7. Ведь русские в течение восьми веков были не объектом, а субъектом российской великодержавной системы. Другие народы Восточно-славянской метакультуры, в отличие от русских, такими субъектами не были, а потому и участие российских уицраоров в их формировании было существенно меньшим.

Не менее важный и сложный момент – это взаимодействие Великой диады метакультуры и диады отдельного народа, входящего в нее. Здесь, полагаю, нам следует преодолеть иерархизм Д. Андреева. Локальные народы со своими диадами одновременно взаимодействуют с Диадой всей метакультуры. И в этом смысле любой "локальный" народ не выше и не ниже доминирующего в метакультуре этноса. Тем более, что это доминирование может быть связано с существованием отнюдь не провиденциальных сущностей – в частности, пресловутых уицраоров. Русскоязычность Толстого и Чайковского, Достоевского и Бердяева объясняется не тем, что русский народ более одарен, чем украинцы или армяне, а тем, что русский язык доминировал на тот момент в метакультуре. Русскоязычие обеспечивало максимально широкое распространение провиденциальных смыслов во всем пространстве метакультуры. Доминирование же русского языка в Восточно-славянской метакультуре, как уже отмечалось, было обусловлено не только провиденциальными факторами.

Д. Андреев называет духа-народоводителя Украины юным (РМ, 134). При этом сам Андреев считал свои же представления о возрасте, поле и других аспектах существования иномерных сущностей условными. Вряд ли имеет смысл на основании приведенного высказывания Д. Андреева определять точный "возраст" украинского народа. Можно сказать, что этот народ имеет как бы две стартовые точки в истории и метаистории. Первая соотносима с зарождением Киевской Руси и избранием ею своего религиозного оформления в 988-989 гг. Определить вторую точку сложнее. И все же мы можем попытаться это сделать.

Катастрофа монгольского вторжения привела к тому, что средоточие Восточно-славянской метакультуры сместилось на северо-восток. Тогда же в ответ на монгольскую агрессию в ней родился первый уицраор, первым проводником воли которого стал Александр Невский, а последующими – его прямые потомки, правившие в Москве.

А юго-западный политико-географический регион Восточно-славянской метакультуры стал объектом интенсивного военно-политического давления агрессивных соседей – Польши, Литвы, Улуса Джучи. К 1387 г. Галичина, Подолия и Киевская земля оказываются в составе Польши и Литвы, которые в 1387 г. объединяются в союзное дуалистическое государство. При этом южно-русские земли, которые оказались в подчинении у Литвы (прежде всего, Киев), долго сохраняли свою автономию, пусть и ограниченную.

В конце XV в. в восточноевропейском регионе происходит резкое изменение геополитической ситуации. В 1471 г. польский король и литовский князь Казимир ликвидирует последнее полуавтономное образование, сохранявшее политические традиции Киевской Руси – Киевское княжество. На языке мифа Д. Андреева это событие можно интерпретировать как завершение поглощения польско-литовским эгрегором8 (точнее, двумя союзными эгрегорами) одной из остаточных частей эгрегора Киевской Руси.

Польско-литовское государство было политией Романо-католической метакультуры. Ликвидация в подконтрольном ему регионе Восточно-славянской метакультуры политических институтов, которые обеспечивали частичное поддержание русской цивилизационной идентичности, неизбежно вели к превращению местных русских в этнический материал, готовый к постепенной, но поступательной культурно-религиозной ассимиляции.

Эта угроза для Восточно-славянской метакультуры – в целом, и для ее юго-западной периферии – в частности, тогда была не единственной. В 1475 г. вассалом Османского султаната стало Крымское ханство. В 1482 г. после татарского нападения на Киев, все еще остававшийся духовным и культурным центром южно-русских земель, этот город на долгие десятилетия пришел в упадок. В 1484 г. Османы присоединили южную часть Бессарабии, а междуречье Днепра и Днестра перешло под контроль Крымского ханства (после 1526 г. эти земли перешли непосредственно под власть османского султана). Между этими двумя государствами возникла сухопутная граница в Европе, что значительно укрепляло их позиции. В 90-е гг. XV в. крымско-татарские и османские отряды разоряли Киевщину, Подолию, Галичину и другие приднепровские земли. Крымско-османские нашествия продолжались и в первой половине XVI в. К середине XVI в. территория бассейнов Южного Буга и нижнего Днепра из-за этих набегов практически обезлюдела.

Политической системой, которая должна была обеспечивать защиту Восточно-славянской метакультуры от внешних угроз, была московская государственность, инспирировавшаяся первым уицраором. Однако власть московских великих князей не распространялась на юго-западные русские земли.

Московское государство в период правления Ивана III стремительно набирало силу. Москва добивалась свержения ордынского суверенитета, вела наступление в сторону сохранявших самостоятельность русских земель и княжеств северной и северо-восточной Руси, наращивала конфронтацию с Великим Княжеством Литовским.

Москва укреплялась одновременно с ослаблением Большой Орды. К 1480 г. была ликвидирована зависимость Великого княжества Московского от Большой Орды. Итог ордынской государственности подвели крымцы, разгромившие ее становища около 1504-05 гг. Экспансия Москвы в западном направлении была довольно успешной. В 1503 г. Иван III отвоевал у Великого княжества Литовского Черниговщину и Новгород-Северщину.

Политическая интеграция северной и северо-восточной Руси вокруг Москвы в конце XV в. подходила к концу. В истории это отразилось в захвате московскими великими князьями самостоятельных русских земель и княжеств. В 1478 г. была окончательно упразднена самостоятельность Новгорода, в 1485 г. – Твери, в 1510 г. была аннексирована Псковская земля, в 1520-21 гг. ликвидировано Рязанское княжество.

В случае с Новгородом и Псковом это было не просто поглощение одним государством другого. Тяжеловесная московская деспотия уничтожила оригинальную вечевую культуру Новгорода и Пскова. Тогда же в России произошли первые массовые политические депортации – знатные новгородские семьи выселялись из своих владений, а их имущество передавалось московским служилым людям. Эти реквизиции обеспечили московский режим колоссальными земельными ресурсами и заложили экономические основы российской державной деспотии.

Помимо уничтожения островов политической свободы – Новгорода и Пскова, в Москве происходили другие негативные внутренние трансформации. В 1492 г. в Московском государстве начался процесс закрепощения крестьянства (т.н. «Судебник» Ивана III). Нарастание деспотической тенденции в Московском государстве, гибель новгородской государственности и запуск процесса закрепощения всего общества (не только крестьянства) лишали Восточно-славянскую метакультуру необходимого ей “окна” политической свободы. В это же время обозначился острый церковный кризис, связанный с противостоянием провиденциальной и эгрегориальной тенденций (как их определил Андреев) в русской (московской) церкви, наиболее яркими представителями которой в это время были Нил Сорский и Иосиф Волоцкий.

В этих условиях в Восточно-славянской метакультуре стала формироваться новая этническая общность, новый не обремененный державной государственностью народ, который мог бы в будущем, уже на иной стадии развития этой метакультуры, отстаивать идею неимперского социально-политического устройства. Географическим пространством, в котором началось это формирование, стали территории Восточно-славянской метакультуры, находящиеся за пределами власти Московского государства и подконтрольные инометакультурым государствам – Польше и Литве.

Первое упоминание о запорожских казаках относится как раз к 1480-м гг., то есть примерно к тому времени, когда Москвой была ликвидирована Новгородская республика, и затем был запущен процесс закрепощения крестьян. Украинское казачество оказалось силой, способной выражать метакультурные ценности и защитить их как от внешних, так и от внутренних агрессий.

 

 

1 "Метаистория — 1. Ныне находящаяся вне поля зрения науки и вне её методологии совокупность процессов, протекающих в тех слоях иноматериального бытия, которые, пребывая в других видах пространства и других потоках времени, просвечивают иногда сквозь процесс, воспринимаемый нами как история. 2. Религиозное учение об этих процессах". Д. Андреев.    [обратно]

Метакультуры - термин, введенный Даниилом Андреевым. Метакультуры в мифологии Андреева представляют собой сегменты многослойного "планетарного космоса". Метакультуру, соответственно, можно было бы назвать "культурным космосом". Ныне существующие метакультуры имеют два полюса - "затомис" (небесную страну метакультуры, обитель ее просветленных) и "шрастр" (цитадель антипровиденциальных сил в метакультуре). Земная метакультура - плод взаимодействий и борьбы различных сил внутри метакультуры и между метакультурами.     [обратно]

3 Дух-народоводитель и соборная душа - соответственно, мужественное и женственное высокосознательные существа, обитающие на более высоких уровня реальности ("слоях"), задачей которых в планетарном космосе является "водительство" народами и метакультурами (дух-народоводитель) и соединение отдельных представителей народа в целостную общность (соборная душа).     [обратно]

Светлая диада - демиург и соборная душа.     [обратно]

Сообщество просветленных душ метакультуры, обитающих в ее небесной стране ("затомисе").     [обратно]

"Группа наций или народностей, объединенная между собой общей, совместно создаваемой культурой". Даниил Андреев.     [обратно]

Уицраоры - в мифологии Андреева демоны великодержавной государственности. Обитают в мирах, смежных со "шрастрами" - обителями античеловечества. Поддерживают жизненные силы, стимулируя в человечестве излучения государственно-патриотического комплекса чувств.     [обратно]

Эгрегоры - иноматериальные, существующие в иных реальностях образования, связанные с психическими излучениями человеческих коллективов. В той или иной степени определяют эмоции, мысли и состояния сознания людей, когда те ощущают себя частью того или иного коллектива. Термин взят из иудаистской (каббалистической) философии, используется в различных учениях New Age.     [обратно]

См. также:

Заметки о метаистории Украины ::: Статья вторая

Заметки о метаистории Украины ::: Советский период до 1954 года

Заметки по метаистории Украины ::: Униаты Галичины

Заметки о метаистории Украины ::: Последствия присоединения Украины к России в XVII веке

Комментарии на сайте синхронизированы с комментариями на форуме. Вы можете либо оставить их здесь, либо перейти на форум, выбрав пункт «обсудить на форуме» из меню у правого края экрана.
авторизация Комментарии могут оставлять только авторизованные пользователи.
Яков
06.12.2013, 09:36
“Тогда же в ответ на монгольскую агрессию в ней родился первый уицраор, первым проводником воли которого стал Александр Невский”,
Т.е. Александр Невский и его “хозяин” противостояли монгольской агрессии и монгольскому уицраору!?
Тогда уж скорее Жругр №1 был порождением монгольского уицраора, как Лай-Джой и Чармич - порождения Жругра. Т.е. появляются они, как союзник и опора, но неизбежно по уицраориальной природе рано или поздно восстают. Т.е. Александр Невский по отношению к Батыю - это как Мао к Сталину. Или довоенный и военный Тито.
Вадим
06.12.2013, 20:50
С общим общей темой статьи согласен. Зачем здесь изобретать велосипед (и несуществующие мифические нации) - пожалуй, так оно и было. Малороссийский (малорусский) этнос формировался из бежавших из Московского царства пассионариев, либо из людей никогда не живших под правлением московских Великих Князей. Из этого факта (возможно) исходит глубинный психологический (едва ли не на уровне “юнговского архитипа”) стихийный украинский анархизм. На Украине есть поговорка: где два украинца собираются вместе, там уже три гетмана. При этом стихийный анархизм как-то уживается с мелкой собственнической расчетливостью, так же немного чуждой через-чур безграничной русской душе. Отсюда, кстати, все анекдоты “про хохлов”.
У меня замечание такое. Вы пишите:
…Здесь сразу же нужно сказать несколько слов об особенностях андреевского визионерского мета-космоса. Очень часто Андреев склонен создавать конструкции, в которых иномерное бытие представлено в виде иерархической системы. Это касается и его метаисторической и метакультурной панорамы. Демиурга и Соборную душу всей метакультуры Андреев относит к богорожденным монадам, а духов-народоводителей и соборных душ, входящих в сверхнарод, он называет богосотворенными монадами. Поскольку у русских, согласно “Розе мира”, нет своей “малой” диады, создается впечатление, что русские – это своего рода “главный” народ метакультуры, а другие ее народы со своими “локальными” диадами – это онтологически “младшие братья” русского народа….
А Вы представляете Духовный Божественный Космос (совокупность светлых миров) вне Иерархии? А как это? Как поток текущий из неоткуда в никуда - без верха и низа, без большего и меньшего (этакая духовная унификация). Но духовная Иерархия совсем ни есть земное отношение “начальник - подчиненный” (я начальник - ты дурак). Иерархия духовного мира естественна (об этом говорят почти все мистические системы). Если я встречаю в своей жизни какого-то святого, человека достигшего высот духовной жизни, я вполне ЕСТЕСТВЕННО склоняю перед ним голову. Принуждения в этом нет…. Более того (это уже по поводу “русских как старших братьев”) - и Андреев пишет неоднократно, что более высшее положение всегда предполагает большую ответственность. И ничего другого. И русские заплатили немалую цену за свое “старшебратсво”. То, что прощается более меньшей нации, никогда не прощается русским. Или Вы считаете что все народы должны быть интернационально равны? Но это утопия, на мой взгляд. К тому же русский ни есть какая-то племенная, этническая особенность (разрез глаз, форма носа) - это в первую очередь духовно-культурное состояние, ощущающее пульс всей российской метакультуры. Русским вполне может быть и представитель другой нации. Да и никакой русской нации, как нации (о чем кричат так называемые националисты), быть не может по определению.
И еще. Создание московской государственности (рождение уицраора) безусловно явилось трагедией для Души народа. Но ведь уже ранее были созданы такие же государственные образования. Демиург России пошел на этот шаг не потому что он “недемократ”. А потому что это трагический рок всей мировой истории. В противном случае сосуд Российской Метакультуры был бы уничтожен. В историческом плане не стало бы, соответственно, России - и само собой Украины.
Последний штрих. При Иване III Великий Новгород еще сохранял некоторую автономию. Конец этому положил Иван Грозный. И до сих пор Грозный, мягко говоря, не слишком любимая фигура в Новгороде (в памятной композиции “Тысячелетие России” среди множества царей фигуры Грозного нет). Кстати, крепостное право бралось как аналог с западного феодального строя, Макиавелли был одним из любимых авторов у Ивана Грозного, а сам Иосиф Волоцкий любил ссылаться на “короля шпанского”. Так что у молодой русской государственности было у кого учиться.
Тихий дон Диего
06.12.2013, 22:27
Вадим, спасибо за Ваш отклик.

1) Начну с Новогорода. Никакой “автономии” у Новгорода после 1478 г. не было. Вече прекратило свое существование равно как и институции посадника и тысяцкого. Иван Грозный репрессировал не столько новгородцев (практически все новгородское боярство было депортировано или казнено Иваном III), сколько служилых людей, предки которых прибыли туда из Москвы по повелению Ивана III. В этом как раз и состоял парадокс и иррациональность опричного террора против новгородцев. О призраке “автономии” Новгорода еще можно говорить в период между Шелонской битвой 1471 г. и 1477/78 гг.

2) Вопрос “демократичности” или “недемократичности” демиурга метакультуры, насколько я еще помню свой текст, в статье не рассматривался. Я вообще стараюсь воздерживаться от андреевской персоналистической терминологии, потому что в ней и так много “слишком человеческого”. “Демиург” - это всего лишь знак, символ той сущности, которая не может быть полностью осознана и прочувствована нами - в этом мире. Тем более смехотворными были бы наши суды над ними или оправдания. Речь в статье шла совсем не об этом.

3) О терминологии. В статье ни разу не употреблялся термин “нация” - ни в этническом, ни в каком-либо еще смысле.

4) Отсутствие иерархии не означает унификации. Естественно, что существуют временно-пространственные слои, различающиеся по количеству измерений пространства и потоков времен. Естественно, что в них присутствуют сущности, различающиеся по уровню духовного развития. Но из этого совсем не следует существование “иерархии”. Потому что там где есть Свобода, иерархии нет. И словосочетание “естественная иерархия”, как отметил мой друг Дмитрий Ахтырский, критикуя К. Уилбера, это оксюморон. То, что кто-то естественно склоняет перед святым голову в этом мире, еще не значит, что святой этот в другом мире будет “умывальников начальник и мочалок командир”. Андреев описывает поразительный случай встречи с Серафимом Саровским во время богослужения - для него оказалось естественно опуститься перед ним на колени. Но из этого совсем не следует, что в мире без эйцехоре есть иерархия.

5) Вы пишите: “При этом стихийный анархизм как-то уживается с мелкой собственнической расчетливостью, так же немного чуждой через-чур безграничной русской душе. Отсюда, кстати, все анекдоты ”про хохлов“.

А теперь представьте на секунду, что представитель какого-нибудь одного народа даст универсальную характеристику другому: ”При этом хамское панибратство и агрессивность, выдаваемые за безграничность души, как-то уживаются с рабской покорностью первому попавшемуся мелкотравчатому диктатору". Как бы Вы определили (с этической точки зрения) характер данного высказывания?
Вадим
07.12.2013, 20:24
Здравствуйте, Фёдор!
По поводу отмены новгородского Вече Вы правы. Да, это произошло при Иоанне III.
Вы пишите:
Я вообще стараюсь воздерживаться от андреевской персоналистической терминологии, потому что в ней и так много “слишком человеческого”. “Демиург” - это всего лишь знак, символ той сущности, которая не может быть полностью осознана и прочувствована нами - в этом мире. Тем более смехотворными были бы наши суды над ними или оправдания.
Я считаю, что не в андреевской персоналистической терминологии много человеческого - а в толковании этой терминологии БУКВАЛЬНО (так называемое сведение мистики в буквальный натурализм). Когда мы говорим о таких иерархиях как Соборные Души, Демиурги, Духи Народоводители - надо всегда понимать, что все наши размышления относительны, на уровне мифа, символа.
Вы пишите:
Естественно, что в них присутствуют сущности, различающиеся по уровню духовного развития. Но из этого совсем не следует существование “иерархии”. Потому что там где есть Свобода, иерархии нет. И словосочетание “естественная иерархия”, как отметил мой друг Дмитрий Ахтырский, критикуя К. Уилбера, это оксюморон.
Что Вы понимаете под словом - иерархия? Если мыслить Небесные Иерархии в земных понятиях: ниже - выше, меньше - больше…. это тот же самый мистический натурализм. Вся Небесная Иерархия основана исключительно на Любви. И тот, кто выше восходит в этой Иерархии, тот больше и ОТДАЕТ (а не забирает, как в земном случае). Небесная Иерархия - это и есть тот самый Евангельский пример, поданный Христом - Учитель умывает ноги ученикам. Вот же Вы сами приводите пример из “Розы Мира”:
Андреев описывает поразительный случай встречи с Серафимом Саровским во время богослужения - для него оказалось естественно опуститься перед ним на колени.
Как Вы думаете, будет ли в таком случае этот святой, для преклонившего колени, там, в посмертии - “умывальников начальник и мочалок командир”? Вы же понимаете, что есть огромная разница в коленопреклонении перед земным начальником (оно и совершается, как правило, исходя из сиюминутных корыстных побуждений: страх, карьерный рост и т.п.) и коленопреклонении перед святым, Божественным. Если такое преклонение совершается исключительно из-за переполняющего душу чувства Любви, Благоговения - это и есть отблеск Небесной Иерархичности.
Вы пишите:
А теперь представьте на секунду, что представитель какого-нибудь одного народа даст универсальную характеристику другому: “При этом хамское панибратство и агрессивность, выдаваемые за безграничность души, как-то уживаются с рабской покорностью первому попавшемуся мелкотравчатому диктатору”. Как бы Вы определили (с этической точки зрения) характер данного высказывания?
Федор, да я постоянно такое слышу. Все 22 года «незалежности»! Зайдите на любой националистический сайт, откройте любую «бандеровскую» газету. Я уже и привык.
Ладно, ради того чтобы восторжествовала “историческая справедливость”, скажу. Настоящие украинцы называют русских кацапами, что, буквально, значит “как баран”. Эта достойное прозвище безусловно отражает суть русской души.
Последнее. О широте русской души мне говорили даже выходцы из Западной Украины. Сильно при этом ругая «клятых москалей» за эту неразборчивую импульсивную широту и, одновременно, за рабскую покорность.
Тихий дон Диего
08.12.2013, 22:16
Вадим, здравствуйте!

1) Вы пишете: “Я считаю, что не в андреевской персоналистической терминологии много человеческого - а в толковании этой терминологии БУКВАЛЬНО (так называемое сведение мистики в буквальный натурализм). Когда мы говорим о таких иерархиях как Соборные Души, Демиурги, Духи Народоводители - надо всегда понимать, что все наши размышления относительны, на уровне мифа, символа”.

Во многом мы с Вами говорим об одном и том же. Позволю привести для сравнения самоцитату: “Демиург” - это всего лишь знак, символ той сущности, которая не может быть полностью осознана и прочувствована нами - в этом мире“.

Однако этот ”буквальный натурализм“ возникает не на пустом месте. Когда, например, Андреев пишет, что ”Демиург ударил в ярости жезлОм по камню цитадели…“, то как Вы предложите избежать этого самого ”буквального натурализма“? В стиле ”пусть ярость благородная вскипает как волна“? Мне кажется как раз, что Андреев нередко использовал образы, снижающие его откровение. Его лексика - это отдельная тема. Об этом писал и Эпштейн, и я в ”Мире власти“. Кроме того, персоналистическое мироощущение представлется мне уводящим от поиска логики событий, закономерностей, понимания развития макроструктур. Если все время апеллировать к образам неких сверхсущностей, произвольно определяющих движение мироздания, то даже имея визионерский опыт, можно никогда не выйти на уровень понимания логики событий, внутри которой действуют данные сущности. Так и будем топтаться на уровне средневекового провиденциализма. Задача перед нами, полагаю, совсем другая стоит.


2) Вы пишите: ”Вся Небесная Иерархия основана исключительно на Любви“.

Вспомните потрясающий момент в ”Железной Мистерии“, когда Яросвет просит у Планетарного Логоса помощи в принятии правильного решения. Планетарный Логос отвечает: ”Знаком свободу не связываю“. Даже знаком! Вот это и есть одна из вершин андреевского мифа. Слово ”иерархия“ - священноначалие - для обозначения Любви? Зачем? Какое расширение в андреевскую триаду ”Свобода - Любовь - Творчество“ привносит ”иерархия“? Это как папская тиара на Распятом или Воскресшем Боге Любви, о Котором Вы говорите (здесь я, пожалуй, перебрал с количеством заглавных букв,но что уж поделать).

3) Вы пишите: ”Вы же понимаете, что есть огромная разница в коленопреклонении перед земным начальником (оно и совершается, как правило, исходя из сиюминутных корыстных побуждений: страх, карьерный рост и т.п.) и коленопреклонении перед святым, Божественным. Если такое преклонение совершается исключительно из-за переполняющего душу чувства Любви, Благоговения - это и есть отблеск Небесной Иерархичности“.

Вадим, если бы я не понимал, то не приводил бы сам пример с Даниилом и Серафимом. Но в нашем мире стремление пасть на колени перед тем, что мы считаем святым и божественным, полагаю, вызвано не только осознанием этой святости, но и присутствием в нас эйцехоре. Не думаю, что в мирах, где оно отсутствует, есть телесно выражаемое преклонение перед существами, достигшими большей одухотворенности. Представьте, что перед Вами встает на колени любимый Вами человек, или Ваш ребенок. В Вас не возникнет потребность поднять его? Иисус не случайно умыл ноги ученикам - причем этот жест следует рассматривать в контексте ближневосточной (конкретно - иудейской) ментальности того времени. Учитель моет ноги ученикам! Так он еще и Бога звал Папой. Какая уж тут иерархия… Если уж только совсем перевернуть смысл этого слова - как это сделал Бердяев, сказав, что высшее иерархическое положение в мире - быть распятым. Но Бердяев здесь как раз своим парадоксализмом дезавуирует этот чудесный термин - ”священноначалие“.

4) вернемся к нашим кацапам…

Любое негативное обобщение по отношению к какому-либо этническому и расовому сообществу со стороны не относящегося к ним индивида не имеет состоятельности. Такие реплики унижают не тот народ, которому они адресованы, а произносящего их индивида (индивидов) - но не тот народ, представителями которого он (они) себя считают. Можно, например, сказать про свой народ - ”мы ленивы и нелюбопытны", но недопустимо говорить такое о другом народе.
Дмитрий Ахтырский
09.12.2013, 07:20
Причем корень “арх” - “начало” - обозначает в таких сложных словах именно “власть”. Священная власть. Или власть священства. И рядоположно с “иерократия”.
Вадим
09.12.2013, 22:15
Здравствуйте, Федор!
Вы пишите:
Однако этот “буквальный натурализм” возникает не на пустом месте. Когда, например, Андреев пишет, что “Демиург ударил в ярости жезлОм по камню цитадели…”, то как Вы предложите избежать этого самого “буквального натурализма”? В стиле “пусть ярость благородная вскипает как волна”? Мне кажется как раз, что Андреев нередко использовал образы, снижающие его откровение. Его лексика - это отдельная тема. Об этом писал и Эпштейн, и я в “Мире власти”.
А у Пушкина в “Пророке” “шестикрылый Серафим” (очень высокая ангельская иерархия) вообще язык вырывает. Если понимать это буквально, то гм…. (Сами понимаете). Конечно, можно сказать, что вот это, что у Пушкина, поэзия, а не метафизическое откровение. Хотя лично для меня это так же откровение. Что касается Андреева, то понять его правильно можно только исходя из того, что это Образ, миф (о чем мы уже и говорили). “И Демиург ударил в ярости….” в первую очередь это поэтический Образ через который Андреев пытается передать важное метаисторическое событие. То, как это событие происходит изнутри - для нас знание об этом недоступно (пока, надеюсь), трансцендентно. И Андреев избирает весьма не худшую форму передачи (а может быть самую лучшую - поэзию. Ну а как иначе можно передать именно этот момент - я не знаю? Вне поэзии и персоналий мне, например, так мыслиться:
Из некого светлого энергетического источника, надстоящего над Россией, снизошел энергетический пучек, что вступил в резонанс с отрицательным энергопотоком, в результате чего некий магический артефакт, условно именуемый - цитадель - треснул….. (Ну вот где-то так). Конечно, тут немного шутка. Но тем не менее.
Кстати, вы читали Роберта Монро, его “Внетелесный опыт”? Во второй книге он попытался быть предельно научно-объективным (без всякой литературщины). В итоге материал интересен, по-своему, но крайне неудобочитаемый. (Е-5 развернулся, послал посыл, Тк-78 свернулся, они перешли на уровень КТ-75….. где-то так).
Тихий дон Диего
10.12.2013, 00:32
Образ Демиурга, ударяющего в ярости по цитадели, является аллюзией на сцены из Торы, в которых Моисей (Исх 17:6 и Чис 20:8-11) бьет по скале дорожным посохом, чтобы дать народу воду. Мне кажется неслучайным, что у Демиурга оказался именно ветхозаветный прообраз. Жезл Моисея (или Аарона) является в Торе весьма зловещим, карательным орудием. Почему Андреев (прекрасно чувствовавший слово) для описания действий Демиурга выбрал именно эти образы и эту стилистику?
Вадим
10.12.2013, 22:52
Фёдор, Вы пишите:
Вспомните потрясающий момент в “Железной Мистерии”, когда Яросвет просит у Планетарного Логоса помощи в принятии правильного решения. Планетарный Логос отвечает: “Знаком свободу не связываю”. Даже знаком! Вот это и есть одна из вершин андреевского мифа.
Да, это вершина мифа, согласен с Вами. Это даже сокрытый внутренний смысл всей “Железной мистерии”. Но миф требует своего раскрытие дальше. Андреев очень правильно поступил, что не стал изображать Планетарный Логос в сюжетном динамичном движении (как раз это бы опошлило сокровенную суть мифа). Получается, Спаситель это изрек и как бы “самоустранился” оставив демиурга с собственным выбором. И в данном случае, относительно Высшего Божественного разума нашей планеты - это справедливо. Что-то должно оставаться трансцендентным и недоговоренным. В этом и есть глубинная свобода. Но представьте теперь, что и демиург повторяет вслед за Христом “знаком свободу не связываю” - и самоустраняется. В таком случае это уже не миф, это стёб над мифом. Лучше тогда уж вообще не писать об иерархиях ничего (раз они все самоустранились), а повествовать сразу об обезличенных трансцендентных потоках энергии из неоткуда в никуда.
Вы пишите :
Но в нашем мире стремление пасть на колени перед тем, что мы считаем святым и божественным, полагаю, вызвано не только осознанием этой святости, но и присутствием в нас эйцехоре. Не думаю, что в мирах, где оно отсутствует, есть телесно выражаемое преклонение перед существами, достигшими большей одухотворенности. Представьте, что перед Вами встает на колени любимый Вами человек, или Ваш ребенок. В Вас не возникнет потребность поднять его?
Фёдор, дело разве в коленопреклонении, или в телесном выражении своих чувств? Я так же думаю, что в светлых мирах преклонение перед существами достигшими большой духовности - лишнее. Но как это отменяет иерархии? Просто, иерархия в этом случае естественна, вот и всё. Вон, Ярослав, привел пример Солнечной Системы. В космической иерархии Солнце выше Земли - Солнце, а не Земля или какая иная планета в центре Системы. Не думаю, что Земля сильно “комплексует” а Солнце “переживает” за свое “центральное положение начальника”. Ибо и это положение условно, так как Солнечная Система и сама движется вокруг центра галактики Млечный Путь. И, наконец, сама галактика, как и все во Вселенной, движется. Относительно же всей Вселенной - все Равны и Любимы. Но это не отменяет иерархии: Земля, Солнце, Млечный Путь…. Так и относительно Небесных Иерархий. Кто-то выше в своем духовном восхождении, кто-то ниже - но все Равно Любимы Богом.
Что касается демиурга, “ударившего в ярости жезлом по цитадели” - может и не совсем удачный образ. Я как-то никогда и не думал, что это аллюзия из Ветхого Завета. Как раз “ветхозаветность” и хотел преодолеть автор “Розы Мира”. Может, поживи подольше автор, образ бы был смягчен. Мне лично кажется, дело не столько в самом образе (откуда он взят и т.д.), а в том какие акценты здесь расставлены. Если после прочтения поэмы образ демиурга начинает сливаться с карающим ветхозаветным образом Яхве - это плохо. Но лично у меня, во время прочтения поэмы, никаких образов с Ветхого Завета не возникло. Кстати, есть ведь еще и битвы между Синклитом просветленных и шрастрами? Самые натуральные битвы, в которых и поражение и плен возможны. Как к этому относиться?